"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Новый виток войны: как победа над ИГ изменила сирийский конфликт

Новый виток войны: как победа над ИГ изменила сирийский конфликт

Столкновение проправительственных сил с курдами и военными США обозначило новый этап в сирийском конфликте. После разгрома ИГ это чревато конфликтом поддерживающих разные стороны внешних игроков, говорят эксперты

На прошлой неделе в восточной Сирии произошло первое за долгое время крупное столкновение курдских и проправительственных сил. Отряды сторонников Дамаска в районе города Дейр-эз-Зор на востоке Сирии атаковали позиции курдов, но получили отпор: военная коалиция под руководством США с воздуха обстреляла колонны атакующих, а среди жертв этого удара, по данным СМИ и военных экспертов, были наемники из России. В результате атаки погибли, по разным данным, от одной до нескольких сотен человек. По данным агентства Bloomberg, выжившие под ударом российские наемники находятся в военных госпиталях Москвы и Санкт-Петербурга.

В четверг, 15 февраля, официальный представитель МИДа Мария Захарова на брифинге заявила, что, по предварительным данным, жертвами удара сил США в районе Дейр-эз-Зора могли стать пятеро россиян. Однако гражданство погибших еще предстоит уточнить, сказала она.

Минобороны России официально гибель россиян не подтверждает.

Газовая война

Бой сил коалиции и проправительственных сил произошел на левом (северно-восточном) берегу реки Евфрат, в районе газовых месторождений Хашим и Ат-Табия.

Этот участок вдоль Евфрата войска президента Сирии Башара Асада при поддержке ВКС России захватили в сентябре–октябре прошлого года.

В нескольких километрах к северу от этой зоны находится крупный газоперерабатывающий завод, получающий сырье из расположенного поблизости месторождения Ат-Табия, крупнейшего во всей Сирии (как пишет Al Jazeera со ссылкой на экономическое издание The Syria Report, до начала войны на нем извлекалось 13 млн куб. м природного газа в день). В конце сентября 2017 года завод освободили от ИГ («Исламское государство», запрещенная в России террористическая организация) курдские силы, под контролем террористов он находился с 2014 года.

В конце октября агентство Al-Masdar со ссылкой на сообщения с мест рассказало, что курды передали завод под контроль Дамаска. Однако информация эта подтверждения не получила.

В разговоре с ливанским изданием An-Nahar руководитель Сирийского центра мониторинга прав человека (SOHR) Рами Абдул-Рахман предположил, что атаку на курдов 7 февраля совершили союзники правительства Сирии из числа местных племен по указанию Дамаска. Задачей был именно захват газоперерабатывающего завода с целью поставить его под контроль правительства.

Большая часть месторождений нефти и газа вдоль Евфрата оказалась под контролем «Демократических сил Сирии» (SDF, отряды сирийских курдов и умеренной оппозиции) и международной коалиции, без этих ресурсов Дамаску трудно начать восстановление удерживаемых им территорий, рассказал РБК директор центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александр Шумилин.

Захват завода мог быть лишь одной из целей рейда проправительственных сил, вторая возможная задача — спровоцировать переход местных арабских племен из-под контроля SDF на сторону Дамаска, отмечает эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Антон Мардасов. «Дамаск активно пытается переманить и даже перекупить лидеров арабских племен на «курдской» стороне Евфрата. Переговоры об этом уже шли, и анонимные сообщения о передаче газового завода были частью этого плана», — пояснил РБК эксперт.

Риск столкновения Дамаска и Вашингтона

После переброски сирийских войск через Евфрат в начале осени на левом берегу реки образовался плацдарм правительственной армии шириной около 20 км и глубиной около 5 км.

Река Евфрат выступает как формальная линия разделения курдских отрядов и сирийских войск. Курды с начала гражданской войны в Сирии поддержали борьбу с президентом Сирии Башаром Асадом и его армией. За годы конфликта они создали самостоятельно управляемый регион на севере страны, который поддерживают США.

Принцип разделения конфликтующих сторон по линии реки Евфрат был выработан российскими и американскими властями в мае–июне 2017 года как своего рода «зона деконфликтации» в условиях тогдашнего массированного наступления курдов и правительственной армии на позиции боевиков ИГ.

Сентябрьский марш-бросок на «курдский» берег Евфрата​ произошел в нарушение этих договоренностей, однако реакции западной коалиции не вызвал, отмечает Мардасов. «Вероятнее всего, Дамаск сделал ставку на то, что США не рискнут вступать в прямой конфликт, и решил занять плацдарм на другом берегу для возможных дальнейших акций. Тем более с формальной стороны правительственная армия имеет право занимать территории в своей стране», — отметил он.

В сентябре эксперты аналитического центра The Washington Institute отмечали, что переброска сирийских войск на контролируемый курдами берег реки сделает нежизнеспособными попытки развести курдские и правительственные силы. «Российские дипломаты уверяют, что не видят военного решения этой войны, но форсирование Евфрата говорит о том, что генералы в Москве и Тегеране думают иначе. Риск прямого столкновения США с Асадом, Ираном и Россией возрастает», — предупреждали тогда аналитики.

В ноябре 2017 года сирийская армия завершила освобождение Дейр-эз-Зора и окрестностей от боевиков ИГ. С тех пор в районе не было серьезных столкновений, кроме нескольких случаев стрельбы по людям, пытавшимся перебежать с одного берега Евфрата на другой. Однако после авиаудара коалиции 7 февраля начались регулярные столкновения между правительственными силами и бойцами SDF.

Три курдских фронта

Конфликт с отрядами сторонников Асада в Дейр-эз-Зоре открывает для сирийских курдов уже третий фронт. На границе с Ираком, восточнее Дейр-эз-Зора, SDF продолжают зачистку оставшихся анклавов боевиков ИГ. На северо-западе же Сирии ведется турецкая военная операция «Оливковая ветвь», призванная освободить от курдов район вокруг города Африн. Анкара считает военизированные отряды сирийских курдов террористической организацией, связанной с запрещенной в стране «Рабочей партией Курдистана».

«Оливковая ветвь» стартовала 20 января, когда турецкие войска и союзные им силы пересекли сирийскую границу и начали движение в сторону Африна. За прошедшие недели протурецкие силы углубились примерно на 5 км на каждом из пяти основных направлений атаки.

14 февраля генштаб Турции сообщил, что за время операции были «нейтрализованы» около 1,5 тыс. «террористов». По данным же независимых наблюдателей SOHR, потери курдов составили 163 человека погибшими против 211 у турецкой стороны.

Конфликт держав

Опрошенные РБК эксперты уверены: после военного поражения ИГ в конце 2017 года стороны потеряли универсального врага, и на поверхности вновь оказались внутренние конфликты сторон. По мнению Мардасова, с ослаблением ИГ снова проявилась многогранность сирийского конфликта — обострились противоречия внутренних и внешних игроков.

Помимо Турции из внешних игроков активизировался Израиль. Утром 10 февраля израильские ВВС сбили над своей территорией иранский разведывательный беспилотник, запущенный с сирийской территории. В ответ израильтяне начали атаку на иранские позиции в Сирии, но потеряли один из истребителей F-16 в результате ответного удара сирийских средств ПВО.

«Сейчас мы входим в качественно новую стадию сирийской войны. Речь идет не только о возвращении на первый план внутригражданского противостояния, но и о стремлении сторонних сил ускорить достижение своих целей. Для Турции это предотвращение создания курдского государства, для Израиля — попытки предотвратить закрепление Ирана», — рассказал Шумилин из РАН. По его словам, именно исчезновение фактора ИГ перевело конфликт в новую стадию.

Дипломаты же опасаются, что интенсификация столкновений между группами внутри Сирии, которые подде​рживают разные международные игроки, приведет к масштабному мировому конфликту. Об этом в среду заявил постпред Франции при ООН Франсуа Делаттр. Его коллега, российский постпред Василий Небензя, подчеркнул, что Россия «делает сейчас все, чтобы предотвратить любое крупное международное противостояние в Сирии» (цитата по ТАСС).

Выступая в среду в Совбезе ООН, спецпосланник генерального секретаря организации по Сирии Стаффан де Мистура также обратил внимание на качественные изменения в ходе конфликта, назвав события последних недель «самым острым, тревожным и опасным» временем за все четыре года его работы по сирийскому направлению. По его словам, эскалация противостояния на всех фронтах угрожает региональной безопасности и самой возможности политического урегулирования в Сирии.

Авторы: Георгий Макаренко, Инна Сидоркова.

Источник записи:https://www.rbc.ru/politics/15/02/2018/5a83fa169a79476fb19e3029

Об авторе

Neo

Похожие записи