«Курдские диаспоры стали важным фактором возрождения нашего народа и международных отношений»

«Курдские диаспоры стали важным фактором возрождения нашего народа и международных отношений»

Юрий Набиев о стокгольмской встрече представителей курдских диаспор Европы и бышего СССР

 Юрий Шамильевич, 10 февраля Вы участвовали во встрече представителей курдских диаспор стран Европы и бывшего СССР. Сейчас во всем мире курдский вопрос в центре внимания, и поэтому стокгольмская встреча наверняка не была сугубо протокольным мероприятием. Расскажите об этом событий в общем – кто принимал участие, какие вопросы обсуждались?

  Организатором встречи была Федерация курдских организаций Швеции и, одна из наиболее развитых и активных курдских диаспор в мире. На встрече присутствовали  представители 14 организаций из 8 европейских стран. Также официально был приглашен наш  Международный Конгресс курдских общин, объединяющий 11 организаций из 7 стран бывшего СССР. Наша делегация состояла из 3 человек — доктор Сулхадин Касымов из Кыргызстана, Барзани Набиев из Санкт-Петербурга и меня. Интересно отметить что среди делегации европейских стоан также было немало бывших советских курдов. Это была первая в истории курдских диаспор встреча. На этой встрече мы также обменялись мнениями о том как выстроить совместную работу курдских организаций Европы и бывшего Союза. Собственно, это последнее и было главной задачей встречи. Я выступил на встрече, рассказал о том, что делают курдские общины на пространстве бывшего СССР и внес ряд предложений.

 Представители каких конкретно стран участвовали во встрече?    

Швеции, Германии, Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии, Финляндии.

Тут надо, наверное, подробнее остановиться на том, что собой представляет курдская диаспора сегодня. В прошлом столетии с началом курдского движения и разделением нашего народа между четырьмя странами, внутри его также усилилась разобщенность. Прибавим сюда репрессии, как физические, так и духовные, запрещение языка и культуры курдов. Весь прошлый век – это время курдских восстаний. Поэтому многие миллионы курдов последовательными волнами оставляли родные места, будучи вынужденными эмигрировать. Сегодня на всей планете трудно найти страну, где бы не жили курды. В европейских странах ныне уже выросло второе  поколение представителей нашего народа.  А курдская диаспора бывшего СССР сегодня одна из самых «старых» по возрасту. Но здесь следует оговориться, что назвать курдов бывшего СССР «диаспорой» можно частично, ведь многие из них проживали и проживают ныне на исторически курдских землях, вошедших когда-то в состав Российской империи.

Вернувшись к  Европе, нужно заметить, что курды очень легко и быстро интегрируются с теми сообществами, в которых они проживают. Они активно участвуют в местной жизни, в том числе в большой политике. Так в Швеции пять депутатов парламента – курды, причем от разных шведских партий и из разных частей Курдистана. Мы иногда шутим, что здесь пора курдскую фракцию создавать. Аналогичная ситуация и на пространстве бывшего СССР. При этом, хотя курдская диаспора относительно молодая, по сравнению, скажем, с еврейской или армянской, она активно набирает политические вес и влияние. В частности это проявилось в период подготовки референдума в Курдистане в минувшем году. Многие организации диаспоры выражали желание к большему сотрудничеству и совместной работе. Кстати, в своем выступлении на встрече я напомнил об этом цитатой из китайских мудрецов: «путь в тысячи льё, начинается с первого шага».

Так вот, стокгольмская встреча и стала таким первым шагом. Решено, что следующая встреча состоится 25 сентября, в годовщину референдума, в столице Бельгии и Евросоюза Брюсселе, и там уже официально будет объявлено о создании альянса (его конкретные формы пока что обсуждаются) курдских общин Европы и бывшего СССР. Сейчас создана рабочая группа по подготовке этой встречи в количестве пяти человек, в которую вхожу и я.

Общаясь с представителями курдских диаспор, слушая их выступления, не отметили ли Вы признаков их определенной партийно-политической ангажированности? Или же объединения диаспоры за рубежами Курдистана сумели-таки встать выше всего этого?

Хороший вопрос. Да, на стокгольмской встрече на это было обращено определенное внимание. В итоговом документе встречи было отмечено, что у курдской диаспоры особая роль и функция и ей не следует быть ангажированной с какой-либо из курдских партий, религиозных общин и т.п. Это один из фундаментальных принципов объединения курдских общин в международном масштабе. Конечно, во многих странах, влияние различных партий достаточно ощутимо, но в кулуарах встречи все активно повторяли мысль о том, что у диаспоры иная, чем у политических партий, задача их деятельности. Безусловно, надо сотрудничать с партиями, от этого никуда не деться, но не следует попадать под их идеологический диктат и влияние. К сожалению, у нас сложилась парадоксальная ситуация. В то время как пресловутые враги курдов, такие, как, например, режимы соседних стран, видят курдов единым народом и поэтому бояться, что, скажем, движение за независимость в Ираке, может перекинуться и на курдов в их собственных странах, у самих курдов, судя по всему, мозги устроены по другому. Они активно делят самих себя по страновому принципу, внутри страны – по партиям и религиозным общинам. В то же время диаспоры нивелируют эти различия и поэтому могут выступить значимым объединяющим фактором для всего курдского народа.

 В курдском движении в последние годы все более растет общенациональное сознание в противовес своего рода «местничеству», не важно географическому, партийному или религиозному. Способствуют этому, как не  печально, трагедии нашего народа, пережитые в Халабдже, Шангале, или переживаемая ныне в Африне. Диаспора может сыграть свою роль, не заменяя собой, конечно, политические партии. В своем стокгольмском выступлении я отметил: «для нас нет различия между Керманшахом, Диярбакыром, Кобани или Эрбилем – все это раскидистые ветви одного дерева, имя которому – Курдистан».

На встрече были сформулированы цели для курдской диаспоры. Она должна стать мостом  между курдским народом и странами, где проживают курды, она должна укреплять отношения с этими народами, лоббировать законные интересы курдского народа, укреплять единство и общенациональное самосознание курдов.

Разумеется, для достижения этих целей нужны оптимальные, действенные формы интеграции. Наша делегация предложила модель по образцу Евросоюза, когда каждая диаспора самостоятельна, но они подписывают между собой договор о сотрудничестве на основе определенных стандартов. Я предложил также создание своеобразного «парламента курдских диаспор», который бы формировал исполнительные органы по различным направлениям – политике, экономике, культуре и т.п.

 Мы сформулировали один из таких стандартов – членами нашего объединения могут быть те, кто признает, что курды – один народ, кто признает общенациональный флаг и то, что курды имеют право на собственное независимое государство. Если кто-то признает эти три пункта, мы можем сотрудничать.

Было ли как-то сформулировано на встрече отношения к событиям, происшедшим уже после референдума 25 сентября, такими, как блокада Курдистана сто стороны Ирака и соседних государств, захват Киркука и нынешняя военная операция  в Африне?

Да, конечно и они нашли отражение в заявлении по итогам встречи, опубликованном на нашем сайте http://riataza.com/2018/02/12/zayavlenie-kongressa-kurdov-diasporyi/

 Я читал это заявление, и должен сказать, что в нем содержатся достаточно жесткие оценки политики соседних стран и их режимов в отношении курдов. Это как-то корреспондируется с достаточно мягкой и дипломатичной риторикой официального Эрбиля?

Понятно, ведь Эрбиль вынужден проводить дипломатическое лавирование. А вот диаспоры никто и ничто в этом отношении не сдерживает. Таким образом власти Курдистана и диаспора дополняют друг друга. Мы можем делать то, что делать необходимо, но в силу ряда субъективных причин официальный Курдистан делать этого не может.

Летом минувшего года мы, в рамках Петербургского экономического форума встречались с премьер-министром Курдистана Нечирваном Барзани. Мы много говорили о роли курдских диаспор и выразили пожелание, чтобы в правительстве Южного Курдистана было создано министерство или же департамент по делам курдских диаспор. Эта идея была принята, равно, как и  предложение о проведении всемирной встречи курдских диаспор в Эрбиле. Референдум, последовавшие за ним события, а также нынешняя ситуация вокруг иракского Курдистана несколько отложили реализацию этих проектов, но они до сих пор на столе у премьер-министра и я надеюсь что, к ним вернутся, как только позволит ситуация.

 В значительной мере стокгольмская конференция стала местом встречи курдских диаспор Европы и бывшего ССР. Скажите, в какой  мере и по каким направлениям, было выражено взаимное желание подобного сотрудничества?

Cам факт этой встречи говорит о высокой степени заинтересованности. Кроме того, можно сказать, что сегодня совместные действия курдских общин стали требованием времени. Многие назвали стокгольмскую встречу «исторической», поскольку впервые встретились «европейские» и «бывшие советские курды». Повторю еще раз, видимо, время пришло для того, чтобы курдские диаспоры стали важной составляющей процесса возрождения курдской нации и международных отношений.

 Буквально сейчас, пришел мне в голову такой вопрос. Наше время – это время всякого рода фобий. Есть юдофобия(неприятие евреев), исламофобия ну и далее, что называется, по списку. Поэтому, можно ли говорить, особенно в  свете последнего времени, о своего рода «курдофобии»? Говорилось ли об этом на встрече?

Честно скажу, я до последнего времени особенно  этого не замечал. Но в связи с последними событиями, можно отметить некоторые признаки подобного явления у правящей верхушки соседних стран, части их населения, у мусульманских религиозных деятелей, считающих курдов «плохими мусульманами». Что же касается европейских стран и республик бывшего СССР, то я не могу отметить такого явления.

 Намечены ли какие-то реальные проекты для дальнейшего сотрудничества?

 Во-первых, как я уже говорил, идет активная подготовка к следующей встрече в Брюсселе, намеченной на сентябрь 2018 года. Сейчас идет также подготовка основных, необходимых для дальнейшей работы документов. Кроме того, очень важны проекты в сфере экономики и финансов, для того, чтобы материально поддерживать курдское общественное движение. Здесь есть некоторые пока самые предварительные наметки. Например, значительная часть курдской диаспоры, задействована в ресторанном бизнесе.  Возможно создание сети ресторанов курдской кухни (она очень богатая, но малоизвестная внешнему миру) на основе франчайзинга. Есть идея о создании продюсерского центра по пропаганде исторической и современной культуры курдов в мире. Но повторюсь, пока все это только идеи.

 Очень важен вопрос о сохранении и развитии родного языка и культуры. Как я говорил выше. Курды очень быстро адаптируются к окружающим их сообществам, часто ассимилируясь с ними. В некоторых своих аспектах это – позитивное явление. В то же время оно чревато опасностью потери связи с родным языком и культурой. Поэтому нужно предпринимать в этой сфере серьезные шаги, например, по сближению различных курдских диалектов, формирование общих норм литературного языка, что является важнейшим фактором сплоченности и единства нации.

Курдский фактор сегодня является очень важным не только для Ближнего и Среднего Востока, но и всего мира. Тому есть три довольно понятные предпосылки. Во-первых – высокий уровень рождаемости среди курдов (особенно в Турции), что ведет к изменению демографической ситуации в их пользу, во-вторых, современные средства коммуникации (интернет, спутниковое телевидение) позволяют создать и развивать курдское культурное пространство, вопреки всем запретам и ограничениям на этот процесс налагаемым.  И в-третьих сегодня курский бизнес  превратился в весьма влиятельный фактор деловой и инвестиционной сферы, прежде всего, на ближнем и Среднем Востоке. Это невозможно игнорировать, даже если кому-то этого очень хочется.

Беседовал Валерий Емельянов   ИАЦ «Время и мир» для RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Джокер

    Уважаемый Юрий, именно так и молодеют нации народы, через прогресс, надо создавать единый курдский язык и грамматику и при этом не трогать старое. Надо смотреть в период в сторону будущее а не назад.

Комментирование закрыты.