Cирийский эксперт: Россия-Турция-Африн

Cирийский эксперт: Россия-Турция-Африн

Решение России  вывести свой воинский контингент из кантона Африн в северо-западной части Сирии серьезно повредило ее прежним сердечным отношениям с администрацией, возглавляемой курдами.

Этот негативный эффект был очевиден в заявлении, опубликованном администрацией Африна 3 февраля, в котором требовалось, чтобы Россия прекратила свою политическую поддержку нападению под руководством Турции и  Москва взяла на себя прямую ответственность за гибель мирных жителей.

Однако эта риторическая эскалация, по-видимому, является небольшой ценой, которую Россия готова заплатить за ожидаемые награды. Согласно сообщению на странице  российской авиабазы «Хмейим» в Facebook, военная операция «Оливковая ветвь» позволяет России достичь трех целей: ослабить влияние США в Сирии, подтолкнуть курдов к переговорам с Дамаском и активизировать российско-турецкое взаимодействие. Но может ли Россия достичь этих целей?

 «Буферная зона» Москвы

Турция, при поддержке сирийских повстанческих группировок, начала 20 января военную операцию Оливковая ветвь, направленную на устранение предполагаемой угрозы, которую представляет собой возглавляемая курдами Партия демократического союза  в Африне в прилегающем регионе вдоль сирийско-турецкой границы.

В глазах Анкары PYD и ее вооруженное крыло, «отряды народной самообороны» (YPG), практически неотличимы от курдских боевиков на ее собственном юго-востоке. Предыдущие попытки Анкары противостоять авторитету PYD в Aфрине были сорваны Россией, что обеспечило некоторую степень неявной защиты этого района. Москва доминировала над воздушным пространством над этой частью Сирии и развернула силы для создания буферной зоны между силами, поддерживаемыми Турцией, и YPG.Помимо физической защиты Россия открыто выступала за то, чтобы признать курдскую администрацию, возглавляемую YPG, политическим субъектом, а также пригласить ее принять участие в политическом процессе,  призванном положить конец конфликту в Сирии. Но в результате внезапного политического сдвига Россия вывела свои войска из Африна; это рассматривалось как зеленый свет для начала турецкого наступления.

Ослабление США

Турецкая операция против YPG, основного  партнера США в борьбе с ДАИШ(запрещена в России), углубляет клин между США и Турцией и ослабляет влияние Америки в Сирии.

С начала операции в Африне Турция еще больше повысила ставки, выразив свои намерения очистить все территории, занятые YPG, вдоль длинной границы Турции с Сирией к востоку от реки Евфрат.

В отличие от Африна, где США не вмешивались, поскольку у них нет  здесь военного присутствия или связей с YPG, те области,  на которые Турция нацелилась на следующем этапе, находятся под прямой защитой и влиянием США. С конца 2014 года США активно участвовали в вооружении и подготовке Сирийских демократических сил под руководством YPG (SDF) для освобождения территорий, занятых ДАИШ в этих районах.

Несмотря на то, что исламисты потерпели военное поражение в районах, обозначенных Турцией, Вашингтон не намерен уходить из них, подобно тому, как  Москва ушла из Африна.

Государственный секретарь Рекс Тиллерсон отметил, что резкий уход США может ввергнуть северо-восточную Сирию в новую войну и оставить пространство для возрождения джихадистских сил.

Вашингтон также надеется, что его продолжающееся присутствие здесь, усилит возможности США  по стимулированию политической трансформации  в Сирии и сдерживанию влияния Ирана. Эта позиция будет по-прежнему подрывать отношения США с Турцией, предоставляя Москве больше рычагов в качестве потенциальной посреднической силы. Точно так же продолжающиеся столкновения между Турцией и YPG в Африне и  других местах будут по-прежнему ослаблять их в военном отношении и, следовательно, ограничивать влияние США в более широком конфликте в Сирии.

Переговоры с сирийским режимом

По словам нескольких чиновников из администрации сирийских курдов, Россия предложила защиту курдов в Африне, если они передадут свой регион под контроль  сирийского правительству. Но когда предложение было отклонено, Россия ушла из кантона.

Несмотря на провал своей первой попытки, российский план Б — использовать турецкие операции против YPG в Африне, пока последний не согласится подчиниться власти сирийских правительственных сил. Этот план четко прослеживается в заявлении Хмеймима: «Постоянная« турецкая угроза» заставит их [сирийских курдов] искать свое место в Сирии, и  они будут делать это, потому что Дамаск и Москва могут предложить гарантии безопасности от турок. Что же касается независимого существования [курдов], оно само по себе не  защищит их от «антитеррористических операций», проводимых настойчиво Анкарой. Таким образом,  процесс восстановления единой Сирии станет проще».

Хотя администрация Африна по-прежнему неохотно возвращает  в регион  сирийскую армию, но курдские власти опубликовали заявление, в котором призывали сирийскую армию отправиться в Африн и встретиться с турецкой армией лицом к лицу.

 Вряд ли YPG изменят свою позицию в ближайшее время, так как Aфрин представляет особенно сложную местность для Турции, что сделает бой там долгими и дорогостоящими для всех сторон. Африн лесистый, частично гористый и густонаселенный. Этот регион также связан с другими, контролируемыми  SDF территориями на северо-востоке через зоны влияния Дамаска, которые используются для транспортировки подкреплений в Африн.

Усиление отношений Россия-Турция

До недавнего времени Россия и Турция находились на противоположных сторонах сирийского конфликта. Турция даже сбила российский истребитель в ноябре 2015 года за якобы нарушение его воздушного пространства. Однако эта динамика начала меняться, поскольку Турция стала исключительно сосредоточена на противодействии влиянию YPG в Сириикоторое значительно увеличилось благодаря поддержке США.

В результате Турция публично извинилась перед Россией за сбитый самолет в июне 2016 года и стала частью предложенного Москвой мирного процесса в Астане.

Россия смогла использовать свои отношения с Турцией для ограничения повстанцев в северной Сирии и оказания на них давления для принятия соглашения о зоне деэскалации, несмотря на постоянные нарушения его со стороны проправительственных сил. Взамен Турции было разрешено запустить в августе 2016 года свою операцию «Щит Евфрата» в Джараблусе, чтобы обеспечить ее границу от угрозы как ДАИШ, так и YPG.

Турция также смогла оказать давление на ряд повстанческих групп и оппозиционных деятелей, чтобы пойти на организованные Россией переговоры в Сочи, несмотря на продолжающиеся атаки режима на зоны деэскалации, в том числе Восточную Гуту и Идлиб. Разрешение Турции устранить предполагаемую угрозу YPG вдоль ее границы в Африне еще больше укрепит взаимные отношения между Москвой и Анкарой.

Однако хорошо просчитанный Россией уход из Африна не лишен потенциальных рисков. В заявлении Хмеймима указывается, что цели Москвы могут быть достигнуты только в том случае, если турецкая операция в Африне не превратится в длительную и широкомасштабную конфронтацию между Анкарой и курдами  Сирии, подобно противостоянию с РПК в Турции. Но нет никаких гарантий, что этого не произойдет, тем более, что Турция уже начала говорить об устранении угрозы YPG в других сирийских регионах.

Имеются также сообщения о том, что YPG посылает подкрепления из других регионов для защиты Африна. Установившаяся напряженность привела к ограниченным перестрелкам в других регионах с преобладающим курдским населением.

Открытая конфронтация между Турцией и курдами  Сирии чревата новыми вторичными конфликтами, которые, скорее всего, не будут ограничены этими двумя участниками.

Хаид Хаид, проживающий на Западе сирийский экперт-аналитик.

Middle East Eye          Перевод   RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.