Rudaw: Грядущие выборы вряд ли принесут стабильность Ираку

Rudaw: Грядущие выборы вряд ли принесут стабильность Ираку

Вопреки расхожему мнению, маловероятно, что грядущие  выборы приведут к политической стабильности в Ираке. С 2003 года никакие выборы в этой стране к стабильности не приводили.

Формирование правительства после выборов всегда вызывало  проблемы, политическое соперничество и угрозы общественной безопасности. На 2018 год нет никаких перспективных признаков того, что мы можем ожидать улучшения ситуации. Существует высокая вероятность того, что и этот год будет полон соперничества и осложнений, как и все предшествующие послесаддамовские годы.

Две вещи объясняют, почему выборы в 2018 году не приведут к стабильности в Ираке: во-первых, предыдущие выборы; во-вторых, текущая ситуация.

 Так в 2005 году правительство долго не формировалось в Ираке, его смогли сформировать только спустя десять месяцев. И это происходило, когда в Ираке было почти 180 000 американских солдат. Сунниты бойкотировали выборы, курды были едины, но не были едины иракские шииты. Движения «Садр» и «Фазила» вышли из шиитской коалиции. Основной причиной политической нестабильности в 2005 году был вооруженный конфликт и распространение «Аль-Каиды», в результате чего ежедневно умирало от 50 до 60 человек.

Иракские выборы 2010 года не привели к лучшему результату. Иракские партии сформировали правительство почти через девять месяцев после проведения выборов. И то, это произошло только под давлением Ирана и США. Политические проблемы и проблемы безопасности суннитов сохранились. Также некоторое время имело место отчуждение суннитов. Кроме того, армия Ирака и ополчение «армия Махди» столкнулись друг с другом.

США вывели свои войска из Ирака в 2011 году. Обострился и вопрос о спорных районах  между Эрбилем и Багдадом. Наконец, появление ДАИШ привело к провалу иракского правительства.

Только спустя почти пять месяцев после выборов в 2014 году правительство было сформировано после того, как Нури аль-Малики убедили отказаться от своих претензий на пост премьер-министра.

Это привело к возникновению проблем: войне с ДАИШ, перемещению суннитов, изменению иракской демографии, референдуму в Курдистане и возвращению иракской армии в спорные районы. Это были основные причины политической нестабильности в Ираке после выборов в 2014 году.

Вопреки заявлению Хайдера аль-Абади о том, что вооруженным группам будет запрещено баллотироваться на выборах, Хашд аль-Шааби принимает участие в выборах, используя «зонтичные» политические псевдопартии. Но это приведет к двум вещам. Во-первых, избирательные кампании будут в большей степени ориентироваться на военные победы против ДАИШ и противостояние  объявлению независимости Курдистаном. Это еще больше укрепит «сектантскую» политику.

Во-вторых, новые политики – выходцы из ополчения изменят внутреннюю политику иракских шиитов. Ведь, вопреки ожиданиям США и Саудовской Аравии, основные шиитские партии все еще находятся под влиянием Ирана.

Иракские сунниты более склонны к объединению, но главная их проблема заключается в том, что их избиратели отсутствуют. Семь иракских суннитских городов были уничтожены. Более сотни тысяч суннитов либо эмигрировали, либо были перемещены внутри страны. Вот почему у них имеется нехватка избирателей.

Так называемая победа над ДАИШ не означает конца этой организации. ДАИШ пока притихла, но имеет возможность создавать условия для ситуации, подобные той, что сложилась в 2006 и 2007 годах.

Проблемы между Эрбилем и Багдадом остаются нерешенными. Ситуация несбалансирована, и  не долго сохранится в своем нынешнем виде.. Изменения произойдут после выборов.

Как и предыдущие выборы, формирование правительства столкнется с проблемами, и есть вероятность того, что политическая нестабильность снова ударит по Ираку.

В отличие от предыдущих , курды идут на грядущие выборы более разделенными. И это может быть как двуглавый меч. Если эти разногласия продолжатся до выборов, курдские  избиратели тем не менее могут голосовать за курдские партии, чем за  некурдские. Однако, если эти разногласия перейдут и на переговоры по формированию правительства, это окажет негативное влияние на положение курдов в Ираке.

Выборы в регионе Курдистана могут стать новой страницей в истории проблем между политическими партиями региона, но  может создать  и лучшие  условия для достижения соглашения между ними.

Политические партии имеют право участвовать в избирательных кампаниях, чтобы завоевать сердца и умы избирателей, обратившись к популистской риторике. Но они должны думать и о том, что будет после выборов.

Зириан Рожхилати    Rudaw.net     Перевод RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 4

  1. Мураз Аджоев

    После парламентских выборов 2010 года Иракское правительство было сформировано не «под давлением Ирана и США», хотя Тегеран и Вашингтон, разумеется, вмешивались в ситуацию, а благодаря соглашению, которое аль-Малики подписал в Эрбиле на условиях президента Региона Курдистан Барзани. Однако после назначения на должность премьер-министра на втрой срок и объявления президентом США Обамой о выводе контингента американских вооружённых сил из Ирака аль-Малики, поддержанный президентом Ирака Талабани, отказался выполнять взятые на себя обязательства по Эрбильскому соглашению. Именно тогда ПСК во главе сТалабани, стратегический союзник ДПК, совершил первый акт предательства с целью предотвращения провозглашения независимости Южного Курдистана от враждебного Ирака, где арабо-шиитское большинство приступило к установлению своего анти-конституционного режима авторитарной власти и диктаторского правления. Но «грянул гром» и в 2014 году, тогда Талабани был уже «живым трупом», возникло арабо-суннитское ИГИЛ и в Ираке началась трагическая катастрофа. Парламентские выборы в Курдистане необходимо провести до Иракских выборов, чтобы народ региона сам определил и наделил своми суверенными полномочиями достойных уважения и доверия политические партии для формирования институтов власти и управления: президента, парламента и правительства.

    Ответить
  2. Мураз Аджоев

    Эрбиль должен быть готов к участию в Иракских парламентских выборах для того, чтобы вновь стоять над схваткой между арабо-шиитскими и арабо-суннитскими политическими элитами в их ожесточённой борьбе за долевое участие во власти, решить судьбу трагически несостоявшейся, смертельно распавшейся, преступной и враждебной Иракской федерации путём объявления независимости территориально целостного Южного Курдистана. Да уж, вероятнее всего, придётся не только политико-дипломатическими и правовыми способами, но и военными средствами отстаивать национальное право и патриотическую волю народа Южного Курдистана.

    Ответить
  3. Мураз Аджоев

    Главным преимуществом и основополагающей силой властей Региона Курдистан в 2018 г., безусловно, являются абсолютно убедительные, неопровержимые итоги самоопределения, волеизъявления народа Южного Курдистана на Референдуме от 25.09.2017, несдвигаемый фундамент суверенной независимости. Вот поэтому президент Масуд Мустафа Барзани настоял на проведении Референдума, несмотря на огромное международное давление и угрозы региональных врагов. несмотря на вполне ожидаемое предательство изменников и провокаторов-коллаборационистов, подонков и гнусных мерзавцев всех мастей. История пишет страницу суверенно независимого Курдистана, обращая внимание на ход развития ситуации и в Западном Курдистане, ведь от этого зависят национальные границы нового государства. История пишется не «по понятиям», как это кажется некоторым «мудрецам» или откровенным безумцам, а согласно только Ей известной закономерности. Что будет в долгосрочной перспективе совершенно не известно, но уже в ближайшей — КУРДИСТАН
    хорошо виден, но пока без чётко очерченных границ. Мировое сообщество, очевидно, уже давно на «подсознательном уровне» подготовлено к международному признанию нового полноправного курдского национального государства-члена ООН.

    Ответить
  4. Давид Рзгои

    Республика Ирак не является ни классической, ни полиэтнической федерацией. А есть типичная теократическая государства с элементами родоплеменных отношений. А то, что в нескольких статях Иракской Конституции написано о том, что она является федеративным государством, в действительности ее не сделала такой. Во всех разновидностях Федеративного государства существует двухпалатный парламент, а не фактический однопалатный как в Ираке. Хотя Конституция Ирака 2005 года предполагает учреждения верхнего палата парламента, но ее как не было, так и нет. Исходя из этого, можно уверенно сказать, что назначенные на май 2018 года выборы в Иракский Парламент будут такими же не демократическими как предыдущие. Единственно чего один к одному может копироваться, после выборов это повторения той ситуаций, при которых в Парламент проходившие курдские партии под лживыми обещаниями подержат Н. Аль-Малики на пост Премьер-министра Ирака, как это было ранее. А при раздельном участии курдских партий (ДПК, ПСК, ИСК и т.д.) и в случаи их прохождения в Совет представителей Ирака голоса курдских депутатов при формировании правительство и назначения Премьер-министра никакой роли уже играть не будет.

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.