Иранский аналитик о позиции исламской республики по конфликту в Африне

Иранский аналитик о позиции исламской республики по конфликту в Африне

Турецкая военная операция в Африне против курдских ополченцев вызвала различные реакции сторон, вовлеченных в сирийский конфликт, исходя из того, как каждая из них   интерпретирует цели и последствия этого одностороннего  хода Анкары. В то время как Соединенные Штаты, похоже, выступали против этой операции, особенно учитывая поддержку Вашингтоном курдских формирований, сражающихся под знаменем Сирийских демократических сил (SDF), Россия молча поддержала этот шаг Турции. Иран, как еще один влиятельный эктор  сирийской эпопеи, предпочел провести линию между полным отказом и полным подтверждением операции.

Первая реакция Тегерана исходила от официального представителя МИД Бахрама Гассеми, который 21 января выразил надежду, что операция в Африне должна закончится немедленно, чтобы предотвратить дальнейшую нестабильность в Сирии. Заявляя, что Исламская Республика «внимательно и с беспокойством следит за недавними событиями», Гассеми подчеркнул необходимость сохранения «территориальной целостности Сирии и уважения национального правительства этой страны». На следующий день начальник штаба вооруженных сил Ирана, Генерал-майор Мохаммад Хоссейн Багери, провел телефонный разговор со своим турецким коллегой Хулуси Акаром, в котором иранская сторона в очередной раз подчеркнула важность сохранения территориальной целостности Сирии, не прекращая призывать Турцию прекратить свою деятельность.

Исходя из этих замечаний, можно с уверенностью сказать, что Иран принял довольно скромную позицию относительно турецкого хода, избегая прямого осуждения операции, одновременно не поддерживая ее.

Иран принял довольно скромную позицию относительно турецкого хода, избегая прямого осуждения операции, одновременно не поддерживая ее.

Анализируя причины позиции Тегерана, следует прежде всего отметить, что в глазах Исламской Республики одной из основных проблем, стоящих перед ней в постДАИШ-евский период, является стремление Вашингтона поддерживать и расширять свое влияние в страны, особенно с использованием союзнических группировок, таких как SDF. В то время как предыдущие попытки Соединенных Штатов сформировать и поддержать эффективную вооруженную оппозицию потерпели неудачу, SDF представила себя как наиболее успешную силу, главным достижением которой стало освобождение Ракки от террористов.

В том же духе, явно осуждая поддержку Вашингтоном сирийских курдских групп и предупреждая Соединенные Штаты о своих военных планах на севере Сирии, Анкара фактически дистанцируется от своего давнего союзника по НАТО. Не секрет, что растущий разрыв между Анкарой и Вашингтоном, начавшийся после неудавшегося государственного переворота в Турции, в июле 2016 года приветствуется Тегераном как благоприятная для него тенденция. Ведь для Ирана это означает, что Соединенные Штаты сталкиваются с большими препятствиями в своей политике сдерживания исламской республики в регионе.

При рассмотрении ситуации необходимо учитывать и общие интересы Ирана в отношении курдских центробежных настроений в регионе. Если сирийским курдам удастся сохранить свое господство на севере Сирии, следующим шагом будет требование о значительной степени автономии, если не полной независимости, от центрального правительства в Дамаске. В добавление к активному движению за независимость среди иракских курдов это может потенциально привести к курдской проблеме на региональном уровне, что создаст большой вызов не только для Дамаска, но и для Тегерана, Анкары и Багдада.

И последнее, но не менее важное: Иран, похоже, удовлетворен — по крайней мере, на данный момент — сделкой «Идлиб за Африн» между Турцией и Россией. Иными словами, вместе с Москвой Тегеран, по-видимому, пришел к выводу, чтобы разрешить Анкаре добиться того, чего она хочет в Африне, освободив, тем самым, руки сирийского правительства для того, чтобы вернуть под его контроль районы, захваченные поддерживаемыми Турцией мятежными группами в провинции Идлиб. С этой точки зрения Турции в будущем легче будет иметь дело с законным субъектом полноценной государственности со столь же законными интересами национальной безопасности, чем с курдскими, или другими вооруженными группами с неопределенными политическими целями, когда речь пойдет о реинтеграции земель северной Сирии в рамках единого государства.

Однако эти обстоятельства не привели к тому, что Иран поддержал  турецкую операцию. Во-первых, в отличие от Турции, Иран осторожен,  и не полностью  отчуждает себя от различных курдских партии в регионе. 21 января, когда Анкара только что запустила операцию «Оливковая ветвь», в Иране принимали премьер-министра регионального правительства Курдистана Нечирвана Барзани. Во время своего пребывания в Тегеране Барзани подчеркнул, что территория региона никогда не будет использоваться против Исламской Республики, выражая свою поддержку идее единого Ирака. Эти высказывания Барзани, а также сроки поездки могут быть истолкованы как сигнал Ирана о том, что он готов иметь дело с курдами, если они будут соблюдать основные интересы Ирана в регионе.

В этом духе Иран обеспокоен тем, что, если Турция решит выйти за пределы своих объявленных целей и попытаться очистить всю северную Сирию от курдских групп, этот шаг может мобилизовать и радикализировать курдов не только в Сирии, но и во всем ближневосточном  регионе, тем самым дестабилизируя ситуацию в нем. С другой стороны, усложняя политический процесс, как это уже произошло, в силу отказа ряда курдских групп принять участие в Сирийском национальном конгрессе в Сочи, радикальные и террористические группы могут вновь набирать силы и ввергнуть Сирию в еще более глубокий хаос. Фактически Гассеми упомянул об этом в последний момент, когда он предупредил, что «кризис в Африне может привести к усилению такфиристско-террористических групп» в Сирии ( такфиристы – другое название наиболее экстремистских исламистских групп. Их члены присвоили себе право объявлять других мусульман кяфирами (неверными, проклятыми, немусульманами, что в принципе не поддерживается Исламом, который учит, что судить таким образом о человеке может лишь Аллах- RiaTaza).

Наконец, высказанный Анкарой план расширить сферу ее деятельности дальше на восток до Манбиджа, а также последние столкновения между турецкими и сирийскими армиями в Алеппо, может означать, что Турция cтремится к чему-то  большему, чем просто победа над курдами. Это может быть связано с попыткой создать постоянную зону влияния в северной Сирию.  Но это не то, что Иран готов принять.

Таким образом, переплетение множества положительных и отрицательных факторов, присутствующих в данной сфере,  заставляют Иран принять осторожный подход к военным операциям Турции ,хотя позиция может измениться в любой момент в зависимости от  направления будущих шагов Анкары в Сирии.

Автор – Хамидреза Азизи, доцент кафедры регионоведения университета «Шахид Бехешти» в Тегеране, член научного совета по исследованию Ирана и Евразии.

Al-Monitor                        Перевод RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи