Конституция Сирии: Что объединит Асада, оппозицию и курдов?

Конституция Сирии: Что объединит Асада, оппозицию и курдов?

«Царьград» побывал на пресс-конференции одного из лидеров сирийской оппозиции Кадри Джамиля

АВТОР

Гасанов Камран

Закончившийся в Сочи Конгресс национального диалога Сирии (КНДС) запустил процесс изменения конституции арабской республики. Однако отсутствие на переговорах так называемой «умеренной оппозиции» создает подводные камни для работы будущего комитета по конституционной реформе. Представители «московской платформы» сирийской оппозиции настроены оптимистично, игнорируя при этом реальные проблемы национального урегулирования — участие Высшего комитета по переговорам (ВКП) и курдов.

Выступивший в пресс-центре МИА «Россия сегодня» лидер «московской платформы» Кадри Джамиль считает успехом прошедший в Сочи 30 января КНДС.

«Женева была спасена», — заявил Джамиль.

По словам секретаря партии «Народная воля», существует всеобщий консенсус об изменении конституции Сирии. Джамиль особо отметил, что бойкотировавший сочинскую встречу ВКП в лице его главы Насера аль-Харири приветствует её результаты. А именно — предложение создать комиссию в составе 150 человек. Однако надо понимать, что ее членов ещё предстоит утвердить при посредничестве спецпредставителя ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. ВКП или «эр-риядская группа» настаивает на том, что члены комиссии должны быть выбраны именно ООН, а не Россией.

«России больше нельзя доверять. У нас был ужасный опыт с Россией в Астане. Данные обещания были нарушены»,

— заявил на днях пресс-секретарь ВКП Яхья аль-Ариди.

Бойкотировавшая Сочи «эр-риядская группа» рассчитывает, что в Женеве балом будет править Де Мистура, который учтет их пожелания. Формально Астана и Женева объединяются в рамках конституционного комитета. И допустим, что кандидатов в конце концов одобрят. Хотя уже можно сказать, что утверждение состава займет многие месяцы, так как каждая сторона будет требовать себе больше мест. В Сочи решили, что из 150 членов конституционной комиссии 100 будут от правительства и 50 – от «внешней оппозиции».

 

Второй «подводный камень» комиссии – о чем могут вообще договориться ее участники? Ведь мы все прекрасно понимаем, что ВКП и его «патроны» в лице США, ЕС, Саудовской Аравии и Турции как часть урегулирования требуют отставки президента САР Башара Асада. Беседовавшие в Сочи с корреспондентом «Царьграда» проправительственные журналисты уверены, что, если раньше Асад был готов на уступки, то теперь отставка президента значила бы «нивелирование» военных побед, одержанных его армией при Алеппо, Дейр-эз-Зоре и, частично, в Идлибе. Ради чего все это было? По главному вопросу — о будущем Асада — уже есть бескомпромиссные позиции.

Теперь о том, какие изменения будет внесены в конституцию? Руководитель оппозиционной группы «Народный фронт за перемены и освобождение» Джамиль говорит, что сейчас идет вопрос о выборе между поправками и полным переписыванием основного закона Сирии.

«В соответствии с новой конституцией нам нужен новый Народный совет, то есть парламент, который будет представлять народ. Надо пересмотреть избирательный закон»,

— заявил Джамиль.

Он предлагает изменить систему правления на президентско-парламентскую и сделать законодательный орган двухпалатным. Джамиль отмечает, что действующая конституция 2012 года уже содержит главные свободы и права, но не возымела реального воплощения. Что, по его мнению, и привело к росту общественного недовольства. Так может дело не в законах? Ну, напишут новые законы или перепишут конституцию, успокоится ли на этом оппозиция?

Помимо неясности о функционировании конституционной комиссии и реального, а не на словах Джамиля, объединения астанинской и женевской платформ, есть ещё один серьезный изъян. Курды. Кто их представитель? Приехавшие в Сочи отдельные делегаты, которые презентуют лишь самих себя? При всем уважении к Турции как стране-гаранту и фактически союзника России и Ирана по сирийскому урегулированию, курдская партия «Демократический союз» (PYD) имеет политическую и военную силу. Её поддерживает большинство курдов севера Сирии (Африн, Кобани и Джазира), а военное крыло партии — YPG контролирует почти 30% сирийской территории.

Турция в настоящее время ведет военную кампанию против YPG в Африне, применяя авиацию, танки и пехоту. И понятно, что пока это продолжается встреча протурецкой оппозиции и PYD на полях Женевы или Астаны – абсурд. Анкара считает YPG не чем иным, как Рабочей партией Курдистана (РПК) в Сирии, против которой ведет борьбу уже 30 лет на собственно турецкой территории.

Во время Конгресса в Сочи были сообщения о том, что участие одного из членов РПК вызвало чуть ли не дипломатический скандал. Глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу говорил по телефону со своим российским коллегой Сергеем Лавровым.  Хотя подробности переговоров отсутствуют, ясно, что предмет разговора был связан с Конгрессом, начало которого на два часа откладывалось из-за отказа 100 прибывших членов Свободной Сирийской Армии (ССА) выйти из аэропорта. А что, если они уехали не из-за не понравившейся им эмблемы конгресса в виде флага Сирии, а из-за курдов? Было бы вполне логично, учитывая, что ССА под патронажем Турции ведет боевые действия против YPG в Африне.

Резюмируя, можно отметить, что сочинская встреча и запущенная ею комиссия создают формально условия для решения политических аспектов сирийского урегулирования. Дело передано в Женеву, где ВКП и «асадовцы» должны будут еще найти компромисс. А что насчет бойкотировавшей Сочи, а, следовательно, и её итоги ССА и не допущенной до конгресса PYD? Процесс по формированию состава конституционной комиссии займет месяцы, а боевые действия в Сирии не прекращаются. Успехи одной из сторон будут только подкреплять ее нежелание идти на уступки.

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Мураз Аджоев

    Речь идёт о подготовке новой конституции нового Сирийского государства, а не о внесении изменений в конституцию фактически несуществующей САР. Генеральный секретарь ООН, как известно, выразил признательность главе МИД РФ за содействие России в организации КСНД, за усилия по запуску «мирного процесса», передачу Сочинскоц «эстафетной палки» ООН, под всеобьемлющей эгидой которой будет формироваться конституционная комиссия и начнётся выработка и осуществление решений Женевской платформы по Сирии. Видимо, это означает фактическое окончание деятельности Астаниниской платформы и механизма партнёрского взаимодействия России, Турции и Ирана как «стран-гарантов перемирия». Москва, вероятно, будет в основном сотрудничать с ООН, согласовывать и координировать проблемные вопросы по Сирии (и по Ираку), Ближнему Востоку в целом с Вашингтоном, и конечно же, руководствоваться стратегическими целями по обеспечению государственных интересов России, безусловно, укрепляя и усиливая своё присутствие в Средиземноморье. Отношения с Турцией и Ираном -это сфера тактических потребностей и взаимовыгодного партнёрства по мере необходимости, а не на основе долгосрочного союза. Судьбу Сирии и Ирака, очевидно, будут решать США и Россия в рамках как двусторонних отношений, так и многосторонних переговоров на платформе ООН и площадке Совбеза ООН.

  2. Мураз Аджоев

    Главным предметом переговоров по Сирии и Ираку между США и Россией, в том числе с участием ООН, является вопрос о целесообразности продолжения усилий всех сторон для сохранения «территориальной целостности» этих фактически уже распавшихся государств. Очевидно, что нет никаких серьёзных и реальных предпосылок, на основе которых можно обеспечить единство, целостность, благополучие, безопасность, мир и партнёрство в Сирии и Ираке в условиях явных противоречий, противоборств, вражды, ненависти между разными народами, сообществами и общинами в связи с исторически существовавшими причинами, главными из которых были территориальный и этнокультурный конфликты. А без раздела Сирии и Ирака на основе осуществления права автохтонных народов на самоопределение и волеизъявление, в том числе на образование как национальных автономий, так и государств, невозможно будет искоренить причины арабского радикализма и экстремизма, шовинизма и фашизма, возникновения новых кровавых диктаторских режимов. В Ираке после 12 лет так называемого и конституционно закреплённого «федерализма» явно проявляются главные и характерные признаки жёсткой диктатуры правящей Багдадской власти. И все давно знают об этом.

Комментирование закрыты.