Иранские события и «ловушка -2018» для правительства аль-Абади

Иранские события и «ловушка -2018» для правительства аль-Абади

(обзор ситуации вокруг курдского вопроса на начало Нового года)

Это только в западном, «христианском» мире  наблюдалось относительное затишье в политической жизни и жизни вообще в течение двух последних новогодне-рождественских недель. Мир мусульманский, в том числе Ближний Восток, жил своей обычной жизнью, то есть бурлил и бурлил достаточно сильно.

 Главным событием в регионе, имеющим самое непосредственное отношение к курдскому вопросу стали события в Иране, поскольку эта страна является сегодня реально главным действующим лицом в ситуации вокруг Южного Курдистана после проведения в этом регионе референдума о независимости.

Когда 28 декабря в Исламской республике начались жесткие столкновения, повлекшие за собой человеческие жертвы (20 убитых), многочисленные профессиональные «обозреватели», а также активно сегодня выступающие в качестве таковых сетевые «пикейные жилеты», если и видевшие Иран, то лишь на мониторах своих компьютеров, активно начали оценивать ситуацию в этой ключевой на сегодня стране ближневосточного региона. Говорят о том, что выступления – это реакция на бедственное экономическое положение в стране, революционное выступление против «режима мулл», а также как «заговор США и Израиля» против Ирана.

Действительно, на первый взгляд перед нами все признаки «весны» инспирированной ну не как не ближе Вашингтона. Использование социальных сетей и мессенджеров для мобилизации протестующих, возникновение главных очагов протеста в регионах проживания национальных меньшинств, иранских Азербайджане и Курдистане (все политические эксперты в последнее время в один голос твердили, что Иран, если и начнет разламываться, то непременно по национальному признаку), все говорило за то, что идет нападение США и Запада на Иран на основе модной «теории управляемого хаоса».

На самом деле из всех этих умозаключений верно лишь одно – резкое ухудшение экономической ситуации в стране, начавшееся при президенте Ахмадинеджаде. Он умудрился при высоких ценах на нефть «профукать» государственный фонд, в который шли доходы от продаж нефти. Поэтому в последние годы были либо сняты, либо урезаны дотации для большинства и без того небогатого населения. Роухани, придя к власти, как-то пытался разрулить ситуацию, заключив в том числе и « ядерное соглашение» с Западом, однако этого оказалось недостаточным для огромной страны с 80-ю млн. населения. И экономическое положение, резко осложненное крахом местных «финансовых пирамид», дошло до такого критического уровня, что Западу уже не надо организовывать здесь «управляемых» или «неуправляемых» хаосов. Достаточно просто ждать, когда исламистский режим как перезрелое яблоко сам упадет ему в руки.

В ходе одной из недавних дискуссий по иранскому вопросу, автор этих строк заметил, что «бенефициар новогодних событий в Иране находится внутри страны». Теперь уже можно прямо и ясно сказать – стержнем последних событий стала борьба за власть и влияние между окружением президента Роухани и поддерживающей его армией и «корпусом стражей исламской революции», превратившимся в последние годы из просто вооруженной силы, в мощную политическую организацию и бизнес корпорации.  

Достаточно вспомнить, что весной нынешнего года Роухани начал активно давить на КСИР, заменив на посту министра обороны «стража» на представителя армии. Кроме того, КСИР сегодня контролирует активы общей стоимостью около 100 млрд.долл,  среди них — компания Sadra Iran Maritime Industrial Company, которая выпускает танкеры; одна из крупнейших строительных компаний страны Shahid Rajaee Professional Group; занятая в нефтегазовом бизнесе Sepanir Oil and Gas Engineering, банк Ansar. В 2009 году контролируемая КСИР холдинговая компания Mobin Trust Consortium выиграла тендер на покупку контрольного пакета телекоммуникационного оператора TCI за $7,8 млрд. Но за последний год КСИР пришлось расстаться с частью своих активов, передав их под контроль государства. По словам неназванного иранского бизнесмена, несколько месяцев назад был арестован топ-менеджер одной из холдинговых компаний, связанной с КСИР, а изъятые у него дома при обыске несколько миллионов долларов наличными были конфискованы. Всего за последние месяцы в Иране были задержаны или арестованы несколько членов КСИР и связанных с ней бизнесменов, что не придавалось особой огласке, чтобы не подрывать авторитет КСИР в стране. Сам Роухани, обсуждая ситуацию в стране с лидером революции Али Хаменеи подчеркнул, что экономика страны движется в тупик из-за того огромного влияния, которым в ней обладает КСИР. По словам Роухани, которого процитировало британское издание Financial Times, лидер революции признал необходимость очищения КСИР от коррупции и выразил поддержку принимаемым мерам. Причем, процесс этот идет на фоне  физического старения, связанных с революцией 1979 года лидеров-аятолл и морального старения «революционной исламской идеологии». Но именно эта идеология является прикрытием и основой нынешней внешней экспансии Ирана (точнее, КСИР) в Сирии и Ираке и явной антикурдской составляющей этой экспансии.

Хотя именно командующий корпусом «стражей исламской революции» генерал Али Джафари объявил об «умиротворении» иранского общества и прекращении беспорядков, тем самым, намекнув на роль КСИР в этом. Что ж, нынешние  события «стражи» могут записать себе в плюс, однако есть все основания предполагать, что Тегеран в ближайшем будущем несколько умерит свою внешнюю активность в военной и политической сфере, будет более прагматичным поскольку последние события ярко продемонстрировали слабость иранских «тылов» для столь активной экспансии. А это объективно сыграет в пользу курдов.

Новогодняя неделя высветила и некоторые черты будущей возможной политики США в регионе. Вашингтону в фундаментальном смысле не особенно нужна Сирия, где он присутствует лишь потому, что здесь столкнулись военно -стратегические интересы США, России, а также становящейся все более непослушной Западу Турции. Вашингтону не нужно непосредственное вторжение в Иран, ибо в нынешних условиях, даже при самом минимуме антиамериканских настроений в исламской республики здесь не избежать жесткого сопротивления и партизанской войны, которая потенциально разгорится на обширной территории с различными географическими условиями. А это изначально ставит интервентов в невыгодные, проигрышные условия.

Но Вашингтону определенно нужен Ирак, который был освобожден от саддамовской диктатуры с помощью американского оружия, и где американцы уже создали для себя задел в экономике страны. В первые дни нового года американская делегация, возглавляемая послом  США в Багдаде Дугласом Силлманом встретилась с министром нефти Ирака Джаббаром аль-Луайби. Предметом встречи, судя по контексту имеющейся информации, было выслушивание сетований министра на то, что некоторые западные компании заключают контракты «в географических границах Ирака», имея в виду контракты в Курдистане. На что американская сторона ответила, что компания Chevron   разрабатывает в Курдистане месторождения «Сарта» и «Карадаг». Причем из-за геологических сложностей эти работы пока находятся на стадии разведки, в то время, как на супергигантском поле «Западная Курна-1», где работает бывшая компания госсекретаря США Рекса Тиллерсона ExxonMobilи британо-нидерландская  RoyalDutchShell, уровень добычи достиг 300 тыс. баррелей нефти в сутки. Более никаких комментариев ни из Вашингтона, ни из посольства США не последовало. В переводе с молчаливого «дипломатического» языка это означает следующее: Соединенные Штаты не уйдут из Ирака и не поступятся своими геоэкономическими позициями в этой стране даже в нынешних условиях иранского влияния на Ирак. Это может стать на перспективу предпосылкой ирано-американского противостояния (не важно, «холодного» или «горячего») в центре которого окажется Ирак и, соответственно, иракский Курдистан.

В это же самое время шиитские правители Ирака – аль-Абади, аль-Малики и некоторые другие прямо или косвенно продолжают действия по отношению к «постреферендумному» Курдистану в прошлогоднем, скажем так, «проиранском» формате. С одной стороны, первая новогодняя неделя показала, что продолжаются попытки сколотить из небольших курдских партий – «Горран», «Коалиции за демократию справедливость» Бахрама Салиха и «Исламской группы Курдистана» некий альянс в пику Эрбилю. Также на днях от багдадского правительства вновь раздались призывы аннулировать результаты референдума 25 сентября.

Все это свидетельствует о том, что Багдад ( а персонально – премьер Хайдер аль- Абади) не делает никаких принципиальных шагов для того, чтобы завести переговорный процесс по будущим отношениям с Курдистаном. Это и понятно – он просто тянет время до выборов в Ираке. И поэтому очевидно, что до избрания нового парламента ничего от Багдада ждать не стоит.

Но предпринятые  в новом 2018 году шаги представляют собой в некотором роде «ловушку» для аль- Абади, его правительства  и правящей шиитской коалицией. Попытка сколотить что-либо стоящее и дееспособное из небольших, разномастных (в том числе и идеологическом отношении) партий, основная реальная цель которых – сохранение самих себя на неустойчивой политической арене Курдистана. Такая политическая подпорка очень слаба, и в любой момент может развалиться. Кроме того, по всем законом политтехнологии, такой альянс только усиливает политическую силу, которая является достаточно консолидированной в организационном смысле и опирается на идеологию, популярную у большинства граждан. Таковой на нынешней политической авансцене иракского Курдистана является лишь ДПК.

Есть определенная юридическая «заковыка» и в требовании аннулировать результаты референдума. Как известно, «Верховный суд» Ирака (чья легитимность спорна) признал референдум по независимости Курдистана незаконным. То есть его вроде как можно просто игнорировать и не замечать никаких результатов. Но своим требованием об аннулировании результатов референдума, правительство аль-Абади де-факто, как бы признало юридическую существенность и определенную легитимность прошедшего референдума, тем самым противореча своей же собственной позиции, сформулированной в судебном решении.

Ну а к чести курдов нужно сказать, что они в тот момент, пока Багдад «толчет воду в ступе» ясно и  на высоком уровне дипломатичности сформулировали свою принципиальную позицию в предстоящем переговорном процессе. Тот, кто может читать строки и между ними, уже ознакомился с этой позицией в статье главы департамента внешних связей Регионального правительства Курдистана д-ра Фалаха Мустафы Бакира. Для тех же, кто не ознакомился, попробуем  ее сформулировать здесь в одной фразе: курды согласны на конфедерацию с Багдадом, но лишь в условиях, если страна будет находится в сфере влияния США и мирового сообщества, а не Ирана.

Да, на начало 2018 года диспозиция в курдском вопросе сложилась жесткая. И видимо нас ждут решительные шаги по его решению.

Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир» специально для   RiaTaza.com



Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 3

  1. Станислав Иванов

    Статья интересная и заслуживает внимания читателей. Согласен с комментарием Мераба, что пока никто статус члена конфедерации Иракскому Курдистану не предлагает и чтобы войти в какую-то Конфедерацию надо бы вначале Иракскому Курдистану стать суверенным и независимым государством

    1. Мураз Аджоев

      Уважаемый Станислав, вопрос о «конфедерации» поднимался представителями США и Генсека ООН, когда они уговаривали и убеждали М.Барзани отказаться от проведения проведения «несвоевременного» Референдума. Они обещали помощь и поддержку как в организации и проведения Референдума, так и в принуждении Багдада к соглашению с Эрбилем об учреждении конфедеративного государственного устройства Ирака, но только после полной и окончательной победы над ИГИЛ. М.Барзани, «доверяя» своему главному союзнику-партнёру (США) и доброжелателю (Генсеку ООН), сделал опережающий шаг, приняв абсолютно разумное и оправданное решение — Референдум был проведён, итоги которого оказались ожиданмо более чем убедительными. Уже никто и никогда не сможет обойти и игнорировать официально выраженное и законно утверждённое волеизъявление народа, сообществ и общин Южного Курдистана. Эрбиль подготовился к провозглашению независимости и к обсуждению вопроса о конфедерации, если это будет целесообразным с точки зрения госудапственных интересов и одобрено суверенным народом. А пока идёт политико-дипломатическая и политико-правовая игра с Багдадом с целью предотвращения или оттягивания войны с Ираком. Да, США ответили Барзани публичной критикой и подлым равнодушием за «непослушание», но очень быстро очухались, сообразили и признались, что без союзничества и партнёрства с Эрбилем они не добьются успехов ни в Ираке и Сирии, ни в свержении преступного Иранского режима, ни в обуздании обнаглевшего Эрдогана.

Комментирование закрыты.