"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Мала Бахтияр: ПСК сохранит контроль над силовиками, вне зависимости от результатов выборов

Мала Бахтияр: ПСК сохранит контроль над силовиками, вне зависимости от результатов выборов

(изложение интервью ИА Rudaw)

 Патриотический союз Курдистана сохранит контроль над  Пешмерга, силами безопасности и разведкой в ​​районах, находящихся под его контролем, независимо от результатов ожидаемых всеобщих выборов в Курдистане, заявил в минувшие выходные ИА Rudaw, высокопоставленный представитель партии.   Заявление было сделано в преддверии съезда ПСК, который состоится, как ожидается, в марте.

Мала Бахтияр, который дал продолжительное, транслированное  в воскресенье вечером интервью корреспонденту Rudaw Ранджу Сангави, заявил, что партия переживет серию неудач, которые преследовали ПСК с прошлого года, включая события 16 октября, которые привели к сдаче богатой нефтью провинции Киркук иракским войскам после референдума о независимости в Курдистане.

Курдский премьер-министр Нечирван Барзани, который в воскресенье встретился с руководством ПСК в Сулеймании, сказал журналистам, что у него не сложилось впечатление, что ПСК желает, чтобы курдские выборы были отложены. Он сказал, что правительство в сотрудничестве с парламентом и избирательной комиссией обсудят вопрос о назначении даты выборов.

ПСК, как и почти  и все другие партии, может быть не вполне готов к выборам на данном этапе, отметил Бахтияр, но он не будут препятствовать проведению выборов.

ПСК идет на выборы  в Курдистане,  на иракские парламентские и провинциальные выборы, потеряв в 2017 году своего харизматического лидера Джалала Талабани и важную провинцию Киркук, один  из главных опорных пунктов партии.

Бахтияр ожидает, что его партия может потерять от 10 до 15 процентов голосов по сравнению с прошлыми выборами в основном из-за восприятия в обществе роли ПСК в падении Киркука. Другим фактором,  могущим оказать негативное влияние на доверие избирателей, является отставка Бархама Салиха, также бывшего премьер-министра Курдистана, который сформировал свою собственную коалицию. Одновременно Бахтияр предупредил, что сила и влияние ПСК в Курдистане не зависят от того, сколько голосов они получат на выборах.

«Мы будем Патриотическим Союзом Курдистана, если мы выиграем одно место, и мы будем Патриотическим Союзом Курдистана, если мы выиграем 100 мест», — заявил он, пояснив, что ПСК, как и Демократическая партия Курдистана (ДПК), десятилетиями  ведет борьбу за курдское дело, и имеет большое влияние на силы безопасности и Пешмерга в контролируемых им провинциях Сулеймания и Халабджа.

«Ни в Ираке, ни в Курдистане никто не может принять решение о судьбе Курдистана без Патриотического союза Курдистана», — отметил представитель ПСК.

На вопрос о том, не считает ли он, что такое жесткое предупреждение  противоречит принципу мирной передачи власти, Бахтияр сказал, что ПСК не позволит другим партиям даже подумать  о «нашем разоружении», имея в виду  контроль ПСК над некоторыми курдскими силовыми структурами. Он утверждал, что  жесткий контроль над силовыми структурами необходим для усиления безопасности региона перед лицом  «недемократических» стран.

«У нас есть вооруженные силы, и поэтому никакая внешняя сила не сможет разоружить нас», – говорит  Бахтияр .

 По утверждению Бахтияра,  недавние мощные протесты, охватившие города в «зеленой зоне» ПСК, были частично «инспирированы» некоторыми элементами внутри ПСК, что породило трудности для партии. Цель «насильственных» протестов состояла в том, чтобы лишить ПСК своих вооруженных сил, за которым последует аналогичный выпад против ДПК в другом регионе Курдистана, утверждает Бахтияр, повторив аналогичные утверждения  Шейха Джафара Мустафы, командующего  70 -м бригадой контролируемых ПСК Пешмерга, чьи бойцы помогли завершить, длившиеся неделю антиправительственные протесты, приведшие к гибели трех человек.

В начале ноября партия должна была распустить  политбюро и заменить его комитетом из 11 членов под руководством действующего главы Косрата Расула, который в то время был первым заместителем. Но этот план так и не был осуществлен, отчасти потому, что вскоре после этого Расул заболел и был доставлен в Германию, чтобы получить лечение около двух месяцев. Он вернулся в Курдистан в субботу. Махмуд Сангави и Мохаммед Саид, два других лидера ПСК, которые приветствовали Расула в аэропорту Сулеймании, заявили Rudaw[i], что  политбюро было распущено. Бахтияр оспаривал эти утверждения, добавив, что партия не только не распустила  политбюро, но и оставила в силе его полномочия до тех пор, пока в начале этого году  не пройдет партийный съезд.

Херо Ибрагим, член политбюро ПСК и вдова покойного основателя ПСК, заявила в декабре 2017 года, что они проведут съезд партии 7 марта, в годовщину курдского восстания в городе Сулаймани в 1991 году после первой войны в Персидском заливе. Но по словам Бахтияра,  дата 7 марта не является официальной, так как это решение должно быть принято коллегиально руководством. Он сам предложил любую дату в период с 5 по 15 марта.

 Бахтияр сказал, что некоторые функционеры ПСК внесли свой вклад в возникновении кризисов, перед лицом  которых оказалась партия. Он пояснил, что одни из них хотели сорвать внутреннее расследование событий 16 октября в Киркуке и Туз-Хурмату, двух спорных территорий исторического Курдистана, на которые претендовали Эрбиль и Багдад; другие выступали против проведения партийного съезда; и что есть те, кто не хотел принять заявление об отставке, поданное заместителем главы ПСК Бархамом Салихом.

Что касается избрания нового лидера партии, он сказал, что ПСК должен найти новую формулу для восполнения пробела. После смерти Талабани никто не может взять на себя роль генерального секретаря партии или быть его заместителем, утверждает Бахтияр.

Комментируя сообщения о том. что Кубад Талабани, младший сын бывшего  иракского президента Джалала Талабани, может  был назначен на руководящую должность в  ПСК, Бахтияр сказал, что он не считает, что возраст является хорошей меркой для оценки успеха любого лидера. Он сказал, что президент Джалал Талабани был стар по возрасту, но он был молод духом до последней минуты своей жизни. Он добавил, что фамилия Кубада не должна играть роль в занятии руководящей должности. Бахтияр добавил, что считает, что Кубад был успешным на постах представителя ПСК в Соединенных Штатах, а также  заместителя премьер-министра Курдистана.

«Между мной и товарищем Кубадом  прекрасные отношения, сейчас я не буду выступать за него, но дам свою оценку его лидерских качеств в ходе съезда », — сказал Бахтияр. Он также сообщил, что сегодня существует борьба между двумя типами лидеров внутри партии: теми, кто следует  своей совести и теми, кто гонится за финансовой выгодой. Он предупредил, что члены партии не будут терпеть тех лидеров, которые создали головную боль для ПСК.

Бахтияр сказал, что он неоднократно поддерживал Салиха, бывшего премьер-министра и заместителя главы ПСК, во многих внутренних конфликтах в партии, но сожалел, что тот, в конечном итоге, решил покинуть ПСК. Он отметил, что Салих никогда не был бойцом Пешмерга, когда ПСК организовал вооруженную борьбу против тогдашнего иракского режима. Он добавил, что Салих был арестован правительством баасистов только «ненадолго», прежде чем был отправлен из страны, чтобы продолжить учебу, и что он получил наибольшую поддержку от остального руководства ПСК, хотя он не приложил много усилий, по сравнению с остальными функционерами ПСК.

«Ему дали больше, чем он заслуживал», — сказал Бахтияр, имея в виду Салиха, который создал свою партию «Коалиция за демократию и справедливость» (CDJ).

CDJ теперь находится в союзе с отделившимся от ПСК «Движением за перемены» (Gorran),  и немногочисленной Исламской группой Курдистана (Komal) — оппозиционными партиями, которые безуспешно проводили кампанию в Курдистане, направленную на отставку нынешнего  правительства  и формировании временного правительства. И ДПК и ПСК отклонили эту инициативу.

Неясно, согласился ли ПСК с отставкой Салиха или нет.

Бахтияр сказал, что уволенный губернатор Киркуак Наджмадин Карим по-прежнему является членом политбюро ПСК, но критиковал тот факт, что он решил после падения Киркука работать в Эрбиле – цитадели ДПК, а не на контролируемой ПСК Сулеймании, добавив, однако, что он не поддержал действие некоторых элементов ПСК, которые конфисковали дом Карима в Сулеймани после событий в Киркуке.

Rudaw        Перевод     Ria Taza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Мураз Аджоев

    Мала.Бахтияр всегда играл роль посредника-двурушника как внутри политбюро ПСК, так и в отношениях этой партии с ДПК. Это интервью полностью отражает как его собственную, так и партийно-политическую сущность фракции «талабанистов» внутри ПСК, подлейших лицемеров, оппозиционеров-оппортунистов и коллаборационистов, «партнёров-союзников» и врагов руководства ДПК. Двусмысленность содержится в каждом предложении и даже в некоторых отдельных словах Мала Бахтияра. Он продолжает играть свою излюбленную роль посредника-двурушника, но, видимо, чувствует, что его талант более не будет востребован в политбюро нового «ПСК» без фракции «талабанистов», вот поэтому и «хорохорится» перед предстоящим съездом партии, демонстрируя свою преданность только партии, а вовсе не каким-то конкретным «товарищам». Он, конечно, «любит» Курдистан, но Сулейманию и Киркук, очевидно, «любит» намного больше, искреннее и «заинтересованнее».

  2. Aza Avdali

    И ведь ничего нового он не заявил. Мала Бахтияр — умный, наглый, убеждённый провокатор, хлёсткий оратор, умеющий всегда выходить почти незапятнанным из любой ситуации, предатель по сути и так далее, и так далее. Он гораздо опаснее Бархама Салеха, всего Горран, алчной Геро со всей семейкой, ну и остальных подонков. Меня же волнует вот что: способна ли власть в Курдистане оградить народ от откровенного саботажа и угроз тех, кто стоит за спиной этого очень опасного субъекта? Он ведь откровенно угрожает расколоть Курдистан и поставить всех, имеется в виду власть, на место, в случае если ей вздумается обуздать неукротимый сулеманийский дух отца основателя предательской клики Мам Джалала. Слушайте, я может чего-то не понимаю, но разве в социально-политическом смысле власть — это не есть реальная возможность для тех, кто несёт бремя ответственности за народ, осуществлять свою волю, подчинять ей деятельность подчинённой части, ибо ПСК — это всего лишь партия, но не закон, не власть и делать это всё на основе права, авторитета и когда надо, то и насилия над теми, кто провоцирует власть и угрожает стабильности? Что же это получается? Власть не использует или плохо использует публичное, информационное поле и почему-то боится открыто реализовывать монополию на правовые действия? Не мне судить, я плохо владею темой, а опасения мои, возможно, ничем не обоснованны. И всё же, ведь опасность так очевидна, да и беспечность тоже.

Комментирование закрыты.