"Мечтой каждого курда с рождения и до самой его смерти -

является независимый Курдистан"

Масуд Барзани

 

Rudaw. Закрытие границ с Курдистаном ударило по самому же Ирану

Rudaw. Закрытие границ с Курдистаном ударило по самому же Ирану

В начале января Иран вновь открыл все три своих официальных пограничных перехода с Курдистанским регионом, после того как они ранее были закрыты в течение трех месяцев по просьбе иракского правительства в ответ на референдум о независимости  региона от 25 сентября. Трехмесячное закрытие убедительно продемонстрировало, что, в торговле и бизнесе между Эрбилем и Тегераном существует взаимозависимость. Поэтому последствия закрытия были ощутимы в Иране, возможно, даже намного больше, чем в Курдистане.

В преддверии вышеупомянутого референдума опасения по поводу блокады  Курдистана его двумя крупными соседями беспокоили жителей региона, которые хорошо помнят драматическое начало 1990-х годов, когда регион был экономически задушен и истощен международным эмбарго в отношении Ирака. Уязвимость региона стала ощутимой сразу же после референдума, когда Багдад ввел запрет на международные рейсы в регион и потребовал от Регионального правительства Курдистана  передать контроль над своими аэропортами и пограничными переходами. Иран немедленно поддержал карательные меры Багдада, закрыв свои границы с автономией. А вот Анкара после проведения референдума не предприняла никаких серьезных мер против Эрбиля, несмотря на назойливую риторику президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о прекращении экспорта курдской нефти через свою страну. Спустя три месяца после референдума  так и не произошло той блокады региона, которой все опасались. Относительно кратковременное закрытие границы Тегераном оказалось контрпродуктивным и фактически навредило собственному пограничному населению Ирана.

В очень обстоятельном интервью  иранскому изданию Barish News в конце декабря 2017 года заместитель министра торговли, промышленности, горнодобывающей промышленности и сельского хозяйства провинции Урмия Али Дилмаганиан рассказал, насколько глубоко отрицательно закрытие сказалось на приграничных провинциях Ирана. По его словам, стремление Тегерана реализовать свои политические цели в Курдистане «сильно повредило экономическим интересам страны».

Дилмаганиан привел некоторые статистические данные, чтобы проиллюстрировать свою точку зрения. Он сказал, что экспорт нефти из Ирана в Ирак  составляет 15 процентов всего объема экспорта «черного золота страны». Это примерно 5 млрд. Долл. США, из которых 2,5 млрд. долл. США приходится на регион Курдистана. «5 миллиардов долларов — это очень важно для страны [Ирана]», — отметил он.

Средняя стоимость каждой тонны иранского экспорта составляет около 350 долларов. В Ираке же на внутреннем рынке, эта стоимость в среднем уже составляет 500 долларов за тонну. «Это товары, которые нельзя экспортировать в любую другую страну, кроме Ирака и Афганистана», — добавил Дилмаганиан. Подавляющее большинство этих товаров производится «малыми и средними предприятиями», которые «уже имели серьезные проблемы ранее, и закрытие границ лишь усугубило их.

«Иранские бизнесмены, особенно из провинции Западный Азербайджан, активно пытались с 2002 по 2017 годы «получить долю на рынке Ирака, но из-за политических решений, принятых в Тегеране, рынок был по существу предоставлен турецким бизнесменам вместо наших малых и средних предприятий», – говорит Дилмаганиан. Он утверждает, что готовность Тегерана закрыть границу с Ираком в регионе Курдистана сразу же после референдума нанесла ущерб пограничным провинциям Ирана, относительно неразвитым экономически.

«Несмотря на договоренности, достигнутые между Ираном, Ираком и Турцией в отношении референдума, закрыты только границы Ирана с Курдистаном»,  Турция не закрывала ни одну из своих границ даже на один час и ее экспорт только возрос», – указал иранский чиновник . В минувший четверг премьер-министр КР Нечирван Барзани на встрече с новым генеральным консулом Турции подчеркнул развитие связей между Эрбилем и Анкарой.

Расол Хезри, член иранского парламента, представляющий Сардашт и Пираншахр, которго цитирует Информационное агентство Исламской консультативной ассамблеи (ICANA) , сожалеет о том, что в прошлом году иранский экспорт в Курдистан составлял 19 процентов от общего объема импорта региона, тогда как экспорт Турции составил 30 процентов, а китайский экспорт — до 11 процентов. Однако после референдума китайский экспорт вырос на 20 процентов, а Турция получила огромные 70 процентов, в то время как у Ирана осталось всего 11 процентов.

«Мы не должны игнорировать экономические потребности пограничных сообществ,  и строго ориентироваться на политику Ирака. Багдад на 100 процентов не согласен ни с одной страной, но мы закрыли границу без учета экономических последствий, чтобы помочь Ираку, но навредили своей стране и приграничным общинам» — добавляет г-н Дилмаганиан, имея в виду  пограничные города Пираншахр, Сардашт, Оснавие и другие, чья основная торговля с Ираком и Курдистанским регионом проходит в области сельского хозяйства, промышленной и химической продукции. Эти отрасли были сильно повреждены, а местные жители в этих районах в значительной степени полагались на них и приграничная торговля давала им  средства к существованию.

«Эти люди уже сильно обездолены в экономическом плане», — повторил Дилмаганиан.

Еще до референдума была очевидна степень и важность торговли Ирана с Курдистаном. Иранские бизнесмены и местные торговые организации выразили большой интерес к расширению торговли со своим автономным соседом. Трехмесячное закрытие,  которое даже  не распространилось на все без исключения погранпереходы, стало хорошим напоминанием о том, насколько важен регион Курдистана для местных экономик приграничных провинций Ирана. Недавние протесты по всему Ирану были вызваны широко распространенным недовольством коррупцией и положением в национальной экономике. Пограничные провинции, такие как Иранский Курдистан, Хузестан и другие экономически обездоленные районы, по-прежнему останутся горячими точками, источниками подобных потрясений и нестабильности в Иране в обозримом будущем, если Тегеран  продолжит мешать им вести бизнес с Курдистанским регионом.

В конце концов, любой шаг Ирана, направленный на прекращение торговли с Курдистаном, на самом деле представляет собой реализацию двух санкций тегеранского режима. Первая  из них – санкция против Курдистана и его в значительной мере импортозависимой экономики, а вторая – санкция непреднамеренная, против собственных иранских экспортеров, в значительной степени полагающихся на этот рынок, для поддержания своего собственного экономического благополучия и просто выживания.

Подготовил Пол Иддон.   Rudaw. Перевод  RiaTaza.com

 

Comments

comments

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.