Турция: На президентских выборах-2019 возможно столкнутся Гюль и Эрдоган. Кого поддержат курды?

Турция: На президентских выборах-2019 возможно столкнутся Гюль и Эрдоган. Кого поддержат курды?

По мере того, как протесты в Иране вызывают глобальную дискуссию о том, что теократия в стране окончательно распадется, в соседней Турции все более встает вопрос о том, как скоро  умрет рахитичная  демократия в Турции.

Жесткие репрессии и вытеснение из странно-демократических институтов, которые начал авторитарный лидер страны  Реджеп Тайип Эрдоган после провала путча в июле 2016 года, вполне оправдывают такое ​​тоскливое настроение. Но окутавший страну туманный занавес был разорван неожиданным демаршем экс-президента Абдуллы Гюля.

Деятель, который давно считается  единственным реальным соперником Эрдогана, привлек внимание критикой в Твиттере пары новых указов, суть которых в эффективной легитимизации  насилия  в отношении обычных граждан, для «защиты» Эрдогана и его правительства от предполагаемых врагов.

В осторожной манере, Гюль написал, что, хотя он считает эти указы, призванными «защищать наших героических граждан, вышедших на улицу, чтобы поддержать правительство в ночь путча, их формулировки весьма расплывчаты и тревожны и не полностью соответствуют духу верховенства закона». Таким образом, чтобы предотвратить будущие события, которые могли бы «рассердить всех нас», он надеялся, что их привлекут к дальнейшему контролю». Таким образом, считает экс-президент, для того, чтобы в будущем не произошли события, «могущие рассердить всех нас».

Даже такой мягкий упрек породил надежды на то, что Гюль, который, будучи министром иностранных дел, был движущей силой в некогда хороших отношениях Турции с Европейским союзом и символизировал «мягкую силу» на Ближнем Востоке, в конце концов попытается бросить вызов своему бывшему союзнику и отодвинуть страну  от пропасти. Он не только публично критиковал политику президента, но и активно отстаивал свою позицию. Когда эрдогановские кибер-тролли  выступили с избитыми утверждениями о том , что Гюль, получивший образование в Великобритании, обслуживает своих »имперских хозяев», первый демократически избранный президент Турции заявил, что «веря в свободу мысли и самовыражения, являющиеся одними из основополагающих принципов нашей Партии справедливости и развития, я буду продолжать высказывать свои взгляды и мнения».

 А указания Гюля на «некоторых парламентариев и связанных с ними троллей», их «неуважительные» и «аморальные» нападения на него имели еще более электрифицирующий эффект. Перчатка наконецто была брошена.

 Опытный эксперт по исламистскому движению Турции Русен Джакир, выступая на независимом онлайн-новостном канале MedyaScopeTV заявил, Эрдоган и его союзники были «ужасно возмущены», и если Гюль будет упорно стоять на своем, «жизнь для Эрдогана определенно станет более сложной».

А что, если он этого не сделает? Самое большое беспокойство заключается в том, что если Эрдоган победит на президентских выборах, которые должны состояться в ноябре 2019 года, и официально примет на себя широкие полномочия, возложенные на исполнительную власть, прошлогодним референдумом, любые будущие выборы станут не более чем формальной проштамповкой единоличного правления..

Гюля широко осуждали за то, что он не смог решительно высказаться против растущего авторитаризма Эрдогана во время своего президентского срока, который закончился в 2014 году. Нерешительность Гюла породила предположения, что у Эрдогана есть на него компрометирующая информация. Скорее всего, Гюль боялся разрушать  общую электоральную базу, без поддержки которой у него не было бы политического будущего: общественность недовольна проявлением разобщенности в консервативных политических кругах. Вот почему потребовалось так много времени, чтобы ПСР и гюленисты, которых обвиняют в планировании переворота, начали открытую войну между собой..

Известный консервативный интеллектуал, который, как и многие в сегодняшней Турции предпочел сохранить инкогнито, сказал: «Эрдоган вызывает Гюля на поединок, а Гюль ограничивается выстрелами издалека». Имеются в виду недавние, плохо скрываемые выпады Эрдогана против Гюля: «Тот, кто молчал, когда воспламенилась Турция, когда пылал исламский мир, вдруг неожиданно выходит на авансцену со своими комментариями на разные темы. Что происходит, в чем причина таких вредных действий? Когда Турция вступила в новую фазу борьбы за национальное освобождение, нам нужно оставаться едиными», – заявил Эрдоган на митинге в минувший уик-энд.

Некоторые участники опросов общественного мнения согласны с тем, что Гюль может выиграть президентскую гонку, но, как утверждается, «наибольший риск состоит в отвращении Гюля к риску, и что он может спасовать под давлением Эрдогана. Он хочет, чтобы ключи [ от власти] были переданы ему без малейшего риска».

Тем не менее, и неназванный интеллектуал и участник опросов согласились с тем, что только у Гюля есть потенциал, чтобы обратить вспять Турцию. Гюль — единственная политическая фигура , которая могущая привлечь поддержку двух наиболее важных и в некоторой степени дублирующих друг друга  частей турецкого общества: благочестивых правых консерваторов и курдов.

 Эксперт Джакир, в этой связи, заметил: «Это показатель того, насколько глубокий кризис охватил оппозицию, так же как и правительство, когда такие люди, как Гюль, одной записью в «Твиттере» могут обрести такое влияние».

Бывший высокопоставленный-турецкий дипломат, в беседе с корреспондентом AlMonitor на условиях строгой анонимности , сказал, что Гюль является одним из немногих турецких лидеров, которые «могут восстановить международное положение Турции как надежного партнера для Запада и вдохновить мусульман, стремящихся к демократии».

По существующим правилам, если Гюль будет выдвигаться как независимый кандидат, ему потребуется не менее 100 000 подписей, чтобы получить регистрацию на выборах. «Это будет дуновение свежего ветерка», — заявил влиятельный курдский политик, имеющий тесные связи с про-курдской Демократической партией народов (HDP). Политик, сохранивший анонимность из-за деликатного характера данной проблемы, сообщил АlMonitor, что блок, возглавляемый HDP, некоторое время взвешивал вопрос о том, поддерживать ли Гюля, если он выступит против Эрдогана на президентских выборах 2019 года. По его словам, формируетcя следующий консенсус был «мы должны поддержать Гюля, потому что он единственный, кто может победить Эрдогана и который может восстановить в некоторой мере стабильность и верховенство закона до того, как он будет полностью уничтожены».

Хотя, как и многие турецкие политики, Гюль остается националистом в глубине души, он понимает, что Турция не может процветать, если она не учитывает требования курдов. Гюль был первым, кто начал реализовывать несуществующее «курдское открытие», когда правительство начало переговоры с заключенным лидером рабочей группы Курдистана Абдуллой Оджаланом в 2009 году.

Автор этих строк и один из моих коллег из Al-Monitor Ченгиз Кандар были среди группы журналистов на самолете, перевозящих Гюля в Тегеран в 2009 году, когда он заявил: «В ближайшее время в курдском вопросе все будет очень хорошо».

Были при этом ощутимы вся его искренность и энтузиазм…

 Ранее упомянутый курдский политик сказал, что  если бы Мерал Аксенер, правонационалистическая женщина-политик и кандидат в президенты, приняла бы участие в оппозиционном блоке, поддерживающем Гюля на выборах президента, курды, исходя из принципа  «держать нос по ветру», вступили бы в этот союз. Альянс с Аксенер поможет Гюлю отбить вероятные нападки из лагеря Эрдогана, обвинениями в том, что экс-президент союзник   «террористов».

Следующий шаг Гюля, по мнению консервативного интеллектуала, должен состоять в заявлении о том, что чрезвычайное положение, которое должно быть продлено 15 января, не должно продлеваться и объяснить, почему.

Ключевой в этой ситуации является фигура Кемаля Киличдароглу, лидера главной оппозиционной кемалистской Народно-республиканской партии (MHP), который готовится заявить о своем намерении избираться в президенты. Несмотря на то, что он не выиграл ни одной из выборных кампаний, поскольку возглавил партию  лишь в 2010 году, Киличдароглу, по словам функционеров МНР, беседовавших cкорреспондентом AlMonitor, охвачен иллюзией, что он сможет возглавить оппозиционный блок. Сообщается, что Киличдароглу пытается убедить Аксенер и HDP поддержать его. Взамен он пообещал назначить ее и кандидата от прокурдской партии  вице-президентами. МНР опирается приблизительно на 25% голосов , поэтому в любом случае Киличдароглу разделит оппозицию, что, пожалуй, облегчит для Эрдогана задачу выиграть 50% плюс один голос, которые ему нужны, чтобы одержать победу уже   в первом туре голосования.

Таким образом, более безопасная ставка для Аксенер и курдов, чтобы получить выигрышный билет — это Гюль, а не Киличдароглу. «Мы просчитали всю «выборную математику», — рассуждал курдский политик, имея в виду, что Эрдоган может прибегнуть к мошенничеству в последней попытке цепляться за власть – и  убедились, что победа оппозиции была бы лучше всего гарантирована, если бы Киличдароглу сошел с дистанции. Таким образом, исторический долг Киличдароглу – не баллотироваться в президенты, а Гюля – наоборот. Во всей этой эйфории, вызванной недавними шагами Гюля остается один вопрос: насколько этот деятель готов и дальше развивать предоставленные ему возможности, и насколько далеко готов пойти Эрдоган ради ликвидации своих политических конкурентов. Вопрос остается удручающе открытым.

Автор – Амберин Заман, турецкая журналистка либерального направления, колумнист ряда американских изданий.

Al -Monitor      Перевод RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Давид Рзгои

    Курды подержат своего аятолла под именем Раджаб Эрдоган, хотя другой пантюркский или Туринский националист не лучше для Курдистана, чем главный мулла Турции!

Комментирование закрыты.