Известный блогер Эль Мюрид комментирует ситуацию в Иране

Известный блогер Эль Мюрид комментирует ситуацию в Иране

Власти очевидно оказались не готовы к такому сценарию событий, исходя из довольно локальных, хотя и мощных, выступлений Зеленой революции в 2009 году. Они были готовы встретить недовольство «рассерженных горожан», но к социальному взрыву, по всей видимости, были совершенно не готовы.Социальный характер выступлений создал принципиально иную, чем в 2009 году, обстановку. Басидж — по сути, военизированные титушки режима, во многом точно такие же выходцы из низов, что и бунтующие. Живут в тех же условиях и восприимчивы к тем же лозунгам. Поэтому низовые звенья Басидж ведут себя крайне пассивно и не выполняют функцию, на них возложенную — подавление локальных выступлений и бунтов. Поэтому протесты, не встречая активного сопротивления, быстро растут и захватывают новые города.

Перекрытие Телеграм и Инстаграм дало слабый эффект — во-первых, есть локальные иранские мессенджеры и средства коммуникации, а во-вторых, такая мера работает в столице и крупных городах, в небольших населенных пунктах связь между людьми и координация действий осуществляется по-старинке, от дома к дому.Кроме того, власть ведет себя осторожно и пассивно, опасаясь внутреннего мятежа в элите и того, что какая-то группировка может воспользоваться происходящим. Последние выборы, на которых победил Рухани, были крайне конфликтными и по их проведению, и по результатам. К выборам были допущены лишь консервативные кандидаты, и Рухани был наименее консервативным из имеющихся.

Запрос на более либеральную повестку остался «за бортом». Поэтому Рухани был наименьшим злом из имеющихся, но точно не точкой консенсуса в иранском обществе. Похороны Рафсанжани, которые прошли не так давно, превратились в очень серьезный вызов власти, уже тогда толпа скандировала часть лозунгов, которые в ходу сегодня.Бунт в Иране пока имеет сугубо деконструктивистское начало, вокруг которого объединились совершенно разные социальные группы. У каждой из них есть свои претензии к правящей клерикальной верхушке, а общий лозунг носит сугубо негативистский характер «Долой». Что затем, неясно. По всей видимости, у каждой социальной группы ответ на этот вопрос серьезно отличается от остальных.

Тем не менее, сейчас единство этих групп налицо.Власть столкнулась с дилеммой — при явном дефиците сил ей нужно выбрать, где давить протесты вначале — в небольших провинциальных городах, а потом в крупных населенных пунктах и столице, или наоборот. В первом случае ей придется распылять силы, во втором — пожар протестов в провинции может распространиться быстрее, чем его будут тушить. Лояльность КСИР у аятолл сомнений не вызывает, однако с Басидж есть очевидные проблемы. Армия нейтральна, что и хорошо, и плохо.О последствиях бунта говорить пока рано, однако общие требования о прекращении внешнеполитических авантюр налицо. При скудных ресурсах в стране миллиарды на поддержку Ирака, Сирии, а также ливанской Хезболлы, плюс тысячи гробов, идущих из Ирака и Сирии, вызывают очевидное негодование и протест. Даже если бунт будет подавлен (а пока вероятность такого развития событий велика ввиду полной неорганизованности протестующих), менять внешнюю политику придется. Что поставит под вопрос установившийся хлипкий баланс в регионе.

Для России это будет означать полный пересмотр ее политики в регионе, что бы под этим не понимать. Судьба Асада, и без того висящая на тонких ниточках помощи из России и Ирана, может быть решена не в его пользу. Без иранских наемников сдерживать «умеренную» оппозицию будет некому, а возвращение занятых в прошлые два года территорий на севере станет неизбежным. Возможно, что и Алеппо тоже, так как оно сейчас контролируется полностью иранскими прокси. Однако пока вопрос с самим Ираном, и каковы будут результаты идущих протестов, сейчас сказать невозможно вообще. Все колеблется, и в любой момент равновесие может попросту рухнуть.

Об авторе

Neo

Похожие записи