"Мечтой каждого курда с рождения и до самой его смерти -

является независимый Курдистан"

Масуд Барзани

 

Kurdistan 24: Кто подрывает политику Белого Дома по Ближнему Востоку?

Kurdistan 24: Кто подрывает политику Белого Дома по Ближнему Востоку?

В США президент определяет политику, которую, как правило, поручают исполнить департаментам. Таким образом, система должна работать.

Но нередко департаменты подрывают направление Белого дома по разным причинам, в том числе, из личных соображений. Они могут считать себя настоящими экспертами, а замыслы президента отодвигать на вторые планы.

Рассуждая о проблемах, с которыми столкнется генерал Дуайт Эйзенхауэр, превратившийся в президента, президент Гарри Трумэн иронизировал в конце 1952 года: «Он будет сидеть здесь и говорить: «Сделайте это! Сделайте то!» И ничего не произойдетБедный Айк — это совсем не будет похоже на армию. Он будет крайне разочарован неудачей». Будет ли это Айк-победитель, способный решать проблемы управления страной одним мановением своей руки, или же это будет Айк-неудачник, узнавший, что он так ничем и не руководил, — вот вопрос, который ждал ответа.

Белый дом всегда тепло отзывается о курдах, и, похоже, искренне хочет их поддержать.

Советник президента США по национальной безопасности Герберт  Макмастер заявил в середине декабря, что решение споров между Эрбилем и Багдадом является «большим приоритетом» для администрации Дональда Трампа.

Выступая на ежегодной конференции «Фонда Джеймстауна», Макмастер сообщил, что Вашингтон оказывает помощь курдам с 1991 года в рамках «Операции обеспечения  комфорта», результатом которой является «процветание Курдского региона».

«Это практически чудо, то, что произошло в Северном Ираке с точки зрения прекрасных городов Сулеймания, Эрбиль и Дохук», сказал он о прогрессе Курдистана с 1991 года.

«Мы считаем, что важным аспектом сильного Ирака является урегулирование этого конфликта и напряженности между Курдским регионом и остальной частью Ирака», — сказал Макмастер, — добавив — «Итак, мы готовы к этому».

Но эта теплота отсутствует при исполнении государственной политики. Несмотря на то, что прошло три месяца, практически не было достигнуто никакого прогресса в урегулировании напряженности между Багдадом и Эрбилем.

Результатом может стать поражение национальных интересов США в Ираке и в целом на всем Ближнем Востоке.

Государственный секретарь Рекс Тиллерсон кажется отвлеченным и не информированным. Конечно, он имеет более высокие приоритеты, такие как Россия и Северная Корея.

Выступая на октябрьской пресс-конференции в Эр-Рияде, Тиллерсон заявил, что «иранские ополченцы» в Ираке «должны вернуться домой». В ответ премьер-министр Ирака Хайдар аль-Абади раскритиковал его, подтвердив, что эти силы являются иракскими.

У ключевых шиитских ополчений в Ираке имеются советники, которые действуют под руководством Тегерана, такие как «Хизбалла» в Ливане. К ним также относятся такие группы, как «Катаиб Хезболла», возглавляемая фигурой, которую США ранее заключили в тюрьму за убийство американцев.

Они проходят военную подготовку и получают финансирование непосредственно от Корпуса стражей исламской революции (КСИР) под руководством иранского генерала Касема Сулеймани.

В период с 2003 по 2011 год такие организации совершили около 6000 нападений на американцев в Ираке. Большинство из них уже были занесены в список террористических организаций, а остальные находятся в процессе назначения Конгрессом США.

Заявление Тиллерсона, похоже, отражает недостаточную осведомленность о степени проникновения Ирана в правительство Ирака.

Спустя два месяца после этого Тиллерсон, выступая в Вашингтоне, сделал аналогичную ошибку, когда заявил: «Иракцы — арабы», в то время, как пятая часть населения Ирака полностью — курдская, а из Конституции Ирака в 2005 году было исключено слово «арабское государство».

Некоторые аналитики полагают, что Тиллерсон рассчитывает на то, что Саудовская Аравия будет противодействовать влиянию Ирана в Багдаде.

В Вашингтоне Тиллерсон заявил, что саудовцы начали «экономические переговоры и создали консультативные комитеты» по Ираку. «Они вновь открыли два пограничных перехода» и «возобновят полеты между Багдадом и Эр-Риядом».

Это ничто по сравнению с глубоко укоренившейся позицией, которую Иран установил в Ираке в течение 15 лет с тех пор, как США свергли Саддама Хусейна и его режим.

Саудовская Аравия — племенное общество, которое до появления короля Салмана и его амбициозного молодого сына Мохаммеда не играла значительной роли в международной политике. Иран, с другой стороны, является древней империей, которая достаточно умело выстраивает махинации и имеет неплохую дипломатическую школу.

Саудовцы оспаривают экспансионизм Ирана в трех других странах.

Кампания Саудовской Аравии в Йемене по бомбардировке в сочетании с осадой йеменских портов — вызвала «гуманитарную катастрофу», — так охарактеризовал ситуацию в этой стране один из сотрудников госдепартамента.

В Ливане саудиты вызвали премьер-министра Саада Харири в Эр-Рияд; задержали его и заставили объявить о своей отставке. Но этот спектакль не прокатил и вскоре Харири вернулся в Бейрут на свой прежний пост.

Саудовские усилия оказать давление на Катар оказались не более успешными. Несмотря на попытки Тиллерсона посредничать между двумя государствами Персидского залива, последовал застойный тупик.

В связи со всем этим возникает вопрос, почему усилия Саудовской Аравии в Ираке окажутся более успешными?

Бывший президент Курдистана Масуд Барзани неоднократно предупреждал, что США необходимо начать разработку политических реформ в Ираке, чтобы предотвратить повторное появление террористической организации ДАИШ (запрещена в РФ) в будущем. Однако его призывы так и не были услышаны.

Также вопросы вызывает непоследовательная позиция спецпредставителя президента США в коалиции по борьбе с ДАИШ Бретта Макгерка, который занял позитивную позицию по отношению к Ирану, взяв на себя ответственность за Ирак.

Макгерк известен своей прошиитской позицией, как сказал Майкл Прегент, эксперт Института Хадсона по Ираку: «он стал представителем партии аль-Дава (партия Абади)».

На одном из брифингов в августе прошлого года представители курдских СМИ были сильно удивлены ответом Макгерка, который показался им сердитым и агрессивным — неуместным в обычной обстановке в брифингах госдепа.

США сосредоточены на обеспечении успеха Абади на выборах, запланированных на эту весну. Однако любая политика, которая опирается на одного человека, по своей сути является несостоятельной и хрупкой.

После курдского референдума 25 сентября Абади занял жесткую позицию, захватив Киркук и другие спорные области, а также ввел в заблуждение США, скрывая роль Тегерана в нападении.

Абади принял другие карательные меры против гражданского населения Курдистана. Он ввел запрет на международные полеты в аэропортах Курдистана; удержал выплату государственных зарплат; и предлагает сократить долю бюджета Курдистана, в то время, как регион несет огромные расходы на борьбу с ДАИШ и обеспечивает нормальную жизнь около 2 миллионов беженцев.

За три месяца после событий в Киркуке США так и не отреагировали на жестокое обращение Абади с курдами, даже несмотря на то, что некоторые из его действий нарушают международные правила, такие как закрытие курдских аэропортов, недопустимыми в соответствии с Международной организацией гражданской авиации ООН.

Другие страны, включая Францию, Германию и Нидерланды нашли в себе силы высказать свою позицию.

У нас тоже есть множество иракских чиновников, как арабов, так и курдов, суннитов и шиитов. К ним относятся президент Фуад Масум; все три вице-президента: Айад Аллави, Нури аль-Малики; и Осама аль-Нуджаифи; а также министр внутренних дел Касым аль-Араджи; и Айад аль-Самаррай, глава Исламской партии Ирака.

Иран подталкивает Абади к агрессивным действиям по отношению к курдам, поскольку в самой этой стране есть неспокойное курдское меньшинство. Возможно, Тегеран также хочет показать, что США ненадежны, потому что Ближний Восток, безусловно, принял к сведению, как США отнеслись к своему к давнему союзнику.

Жесткая позиция Абади также обусловлена ​​избирательными соображениями: мобилизовать и использовать антикурдские настроения на следующих выборах. Но как Масум предупредил: «Это серьезная ошибка».

Расчет США в противовес курдской независимости заключался в том, что сохранение курдов в Ираке означало бы, что их голос пойдет в пользу избранного Вашингтоном кандидата, а не кандидата, избранного Ираном. Это обеспечило бы избрание Абади. Но, учитывая то, что курдский народ пострадал от Абади, их представителям будет сложно поддерживать его, сообщил один из информированных источников ИА К24.

Примечательно, что Малики был одним из первых иракских политиков, которые выступили против жестокого обращения Абади с курдами, и он сделал это дважды.

Малики очень близок к Тегерану, и он не будет выступать от имени курдов и против Абади, не обращаясь хотя бы к Тегерану, сообщил тот же источник.

Это вызывает ключевой вопрос. Тегеран маневрирует, чтобы использовать непримиримое согласие Америки в жестоком отношении Абади к курдам?

США продемонстрировали, что в нынешних условиях КРГ не может полагаться на Вашингтон, чтобы защитить его от иракской агрессии. Но Иран может, если он решит это сделать.

Тегеран спокойно предлагает сделку Эрбилю? Возможно, в целом месседж Ирана к курдам следующий: будьте осторожны и держитесь подальше от Вашингтона и, прежде всего, поддержите нашего кандидата на выборах, и мы прекратим суровые, неоправданные меры Багдада по отношению к вам.

Репрессивная позиция Багдада по отношению к курдам и неэффективный ответ США — несмотря на теплые слова Белого дома — поднимают вопрос: кто действительно определяет политику США, президент или государственный департамент?

Kurdistan 24 —  перевод Riataza.com

Comments

comments

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане;
Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

Комментариев 3

  1. Мураз Аджоев

    В Южном Курдистане, помимо предательства, самой большой и главной проблемой является нерешительность власти и политических сил региона в борьбе за свободу, территориальную целостность и независимость от враждебного и преступного Ирака. Как позиция США, так и агрессивные действия Багдада, наиболее активно поддерживаемые Иранским режимом, явно одобренные Анкарой, являются следствием неоправданной осторожности и необоснованной нерешительности Эрбиля. Правительство и Парламент Региона Курдистан, распределивших между собой полномочия президента-главнокомандующего, проявляют явно недопустимую и весьма наивную терпимость, дожидаясь согласия Багдада на начало «мирного диалога» на основе «изнасилованой» федеральными властями Конституции Ирака. Политика «мягкой и гибкой силы» губительна в условиях текущей войны и угрозы полной оккупации Южного Курдистана Ирако-Иранскими агрессорами. На военную помощь, а также дипломатическую поддержку США, Израиля и, вполне вероятно, России может надеяться только воюющий, противоборствующий и противостоящий Ирако-Иранским оккупационным силам Южный Курдистан.

    Ответить
  2. Мураз Аджоев

    Багдад воспринимает нерешительность Эрбиля в военной сфере, неоднозначность позиции Региона Курдистан в дипломатии, как слабость и обречённость курдских политических сил, поэтому Ирак, не встречающий адекватного сопротивления, продолжит силовое давление и карательные меры воздействия с целью захвата всего Южного Курдисиана. Очевидно, чем позже Эрбиль начнёт наступление в военной и дипломатической сферах, чтобы приступить к осуществлению суверенного волеизъявления уже самоопределившегося народа Южного Курдисиана, тем большую цену придётся заплатить за свободу и независимость от Ирака. Сегодня, видимо, только Высший Политический Совет по выполнению итогов Референдума может вощглавить народ и вооружённые силы Пешмерга в войне против Багдада и борьбе за воссоединение и независимость Южного Курдистана. Председателем ВПС является Масуд Барзани, который обязан завершить свою историческую миссию победоносной Декларацией о независимости Южного Курдистана от враждебного и преступного Ирака.

    Ответить
  3. Aza Avdali

    Не знаю, можно ли говорить, что в Курдистане вакуум власти, но что ситуация чрезвычайно сложная и пугающая — это уж точно. Сила власти, помимо всего прочего, ещё и в том, что она способна звать и встречать верный отклик. И ведь это было, было. Это было недавно, в сентябре. Или это было уже давно и многое подзабылось? Ведь пережили же курды такой вдохновенный восторг, ведь поверили и ведь так надеялись. Ровно до того момента, пока те, в кого так верили, на чью поддержку и признание рассчитывали, не огрызнулись, не отвернулись. Что случилось? А случилось то, что курды пошли легко на попятный, сдрейфили и плотно сели на мель. И чем дальше, тем это явственнее. Или это не так? А что тогда случилось, когда народ готов был мощным потоком снести все преграды. А случилась наша вечная беда: предательство, наш излюбленный способ расправы со своими же, в угоду и на потеху врагам. И случился Киркук. Что дальше, что? Если этот паралич власти будет продолжаться, то неизбежно произойдёт откат или тут, возможно, уместно какое-то иное слово, но мера ответственности за народ и во имя этого народа будет обесцененна, утрачена. Никакая дипломатия, игры престолов, верность слову, данному нашим ярым врагам, в которые курдов так искусно вовлекают, нелепое безволие по отношению к предателям, тишина вокруг гнусного предательства — только усугубят положения. Надо действовать напористо уже сегодня, вернее, ещё вчера. Это война? Возможно…

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.