Турецко-американский эксперт: «При любом своем политическом курсе, курды останутся проводниками влияния России в ближневосточном ре гоне»

Турецко-американский эксперт: «При любом своем политическом курсе, курды останутся проводниками влияния России в ближневосточном ре гоне»

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган никогда не упускает возможность   упрекнуть  Соединенные Штаты за сотрудничество с сирийской курдской милицией, YPG (Народные защитники), ключевым союзником США в борьбе с ДАИШ(запрещена в России) Почти ежедневно он упрекает Вашингтон за «предоставление оружия террористической организации» и заявляет, что политика США является нарушением договора НАТО. Когда Бретт  МакГерк, американский чиновник, ответственный за координацию международной коалиции против ДАИШ, посетил бойцов YPG в сирийском городе Кобане и позировал на камеры с курдскими командирами, Эрдоган  ультимативно попросил Соединенные Штаты «выбрать между нами или террористами». Министр иностранных дел Турции  потребовал, чтобы МакГерк  отправился домой, а проправительственные СМИ даже призвали к его аресту.

Но когда речь заходит о российской поддержке YPG, Анкара немеет. Ни Эрдоган, ни другие высшие должностные лица правящей партии не произнесли ни слова, когда российский командующий на военной базе Хмеймим и представитель YPG предстали перед телекамерами и сделали совместное заявление для прессы. Российский командующий заявил, что они проводят  с курдами совместную операцию против ДАИШ в восточном сирийском городе Дейр-эз-Зор. Российские военные самолеты обеспечивали воздушное покрытие для YPG, в то время как курдские силы защищали российские войска на восточном берегу Евфрата.

Приглушенный ответ Турции на сотрудничество России с YPG указывает на неудобную правду для правящей ПСР: Анкара исторически была уязвима для курдской политики России. Раньше у нее были рычаги для того, чтобы держать Москву под контролем. Но сегодня руки Турции связаны. У нее нет рычагов, чтобы отвести Россию от сотрудничества с ее заклятым врагом – курдами.  Анкара может надеяться, что Москва бросит курдов, поскольку кампания против ДАИШ начинает приближаться к концу. Но российско-курдское партнерство имеет глубокие корни, которые простираются до конца прошлого века и может продлиться дольше, чем хотелось бы Турции. Поскольку американское влияние в регионе заметно снижается, Россия пытается заполнить вакуум. В региональных расчетах Москвы курды могут оказаться больше, чем просто храбрыми бойцами. Они могли бы предоставить Кремлю дополнительные рычаги. Именно они могли бы обеспечить Кремлю механизмы большего влияния в регионе.

 Традиционные российско-курдские отношения

Курды исторически играли важную роль в усилиях России по установлению своего влияния на Ближнем Востоке. Во время холодной войны СССР использовал курдов,  для обхода американской стратегии «сдерживания коммунизма»   в регионе.

С этой целью после Второй мировой войны Москва поддержала создание курдской  Махабадской Республики в иранском Курдистане . После того, как иранская армия разгромила курдские силы, бойцы во главе с Мустафой Барзани нашли убежище в Советском Союзе.

В Ираке Москва использовала курдов как козырь не только против Вашингтона, но и против Багдада. Советы поддержали курдские требования о национальной автономии. В течение 1950-х годов,  когда Москва была противником  Багдада, эта поддержка стала рычагом, удержания центрального правительства Ирака под контролем. Но даже во времена просоветских правительств, последовавшие за революцией 1958 года, Москва стремилась сохранить курдский «козырь». В 1960-е годы Москва возглавила международные усилия в ООН по обвинению Ирака в проведении геноцида  против курдов. В 1970 году Москва посредничала между Багдадом и курдами, в процессе подписания мирного соглашения, предусматривающего автономию иракских курдов. После 1973 года, когда курды заняли открыто прозападную позицию из-за растущих связей между иракским и советским правительствами, Советы поддержали войну Багдада против курдов, что породило спрос на советское оружие. Независимо от того, в каком направлении они склонялись, курды служили рычагом влияния Москвы в Багдаде. Но какому-бы политическому вектору курды не следовали, они всегда оставались рычагом влияния Москвы.

В этот период Советский Союз установил тесные отношения с курдами Турции. В 1970-е годы  была создана РПК? как марксистско-ленинская и одновременно курдская националистическая организация. Работы Владимира Ленина и Иосифа Сталина стали «главными, если не единственными, идеологическими источниками идей, убеждений и ценностей РПК». После обширных репрессий, последовавших за военным переворотом в Турции в 1980 году, многие члены РПК уехали в Сирию, страну союзную СССР, где они получили значительную поддержку режима Хафеза аль-Асада. Москва оказывала материальную поддержку и обучение курдов через своих союзников, но политическая поддержка Москвы РПК была публичной.

После холодной войны Россия держала курдов в качестве козырной карты, для оказания давление на Турцию. Стремясь закрыть свой расширяющийся отрыв от международной торговли и заполнить вакуум, возникший после распада Советского Союза, Турция стремилась развивать более тесные связи с новыми республиками на границах России. Чтобы сдержать рост влияния Турции, Москва разыграла курдскую карту.

1990-е годы были отмечены апогеем войны Турции против РПК, которая с 1980-х годов подняла  мятеж против турецкого государства. Чтобы оказать давление на Турцию, в середине 1990-х годов Россия воспользовалась возможностью создания в Москве курдского парламента в изгнании. В 1995 и 1996 годах в Москве прошли несколько международных конференций, в которых  участвовали организации, близкие РПК. Турецкие СМИ даже распространили сообщения о том, что РПК создала лагерь в Москве, где боевики проходили военную подготовку.

Турция ответила симметрично. В те годы Россия вела свою ожесточенную войну против Чечни. В начале 1990-х годов, после распада Советского Союза, сепаратисты в  этой республике  Российской Федерации начали согласованную кампанию за независимость, которая привела к двум кровавым войнам. Москва выступала против независимости Чечни, утверждая, что Чечня является частью России.

Чеченцы пользовались сильной поддержкой в ​​Турции. Во время первой чеченской войны, начавшейся  в 1994 году, в Турции принимали изгнанных чеченских полевых командиров. Мэры турецких городов, которые были членами исламистской «партии благоденствия» (Рифах), оказали медицинскую помощь чеченским партизанам. В турецких исламистских и националистических кругах даже появились призывы к военной интервенции в Чечне, для поддержания ее стремления к независимости. Как турецкие СМИ, так и российские официальные лица утверждали, что Турция направляет финансовую и военную помощь Чечне через  чеченские организации в этой стране. Наиболее заметной была Чеченско-Кавказская ассоциация солидарности Турции, в которой, как сообщается, было около 10 000 членов. Российские официальные лица неоднократно просили турецкое правительство закрыть эти организации и прекратить отправлять добровольцев и оружие чеченцам.

Это привело, в конце-концов к подписанию двустороннего протокола о «предотвращении терроризма» в 1995 году. Россия согласилась не разрешать РПК создавать организации в России. В свою очередь, Турция обещала не поддерживать сепаратистов Чечни. Несмотря на соглашение, недоверие в двусторонних отношениях сохранялось .

Новая страница в двусторонних отношениях Москвы и Анкары была открыта на рубеже веков. В 2005 году Эрдоган и президент России Владимир Путин встретились на российском черноморском курорте Сочи и договорились о поддержке позиций друг друга по курдам и Чечне, соответственно. На некоторое время трения по курдскому вопросу, казалось, исчезли.

 Сирийский конфликт возрождает курдский вопрос

Однако после начала сирийского конфликта курдский вопрос снова появился в отношениях Турции с Россией. После того, как Турция сбила российский военный реактивный самолет за нарушение своего воздушного пространства, Москва доставила оружие для YPG в западной Сирии. В феврале 2016 года в Москве открылась дипломатическая миссия сирийских курдов. В марте 2017 года появились сообщения о том, что Россия строит военный объект в контролируемом курдами Африне, где российские военные советники должны были обеспечить подготовку курдских бойцов. Этот шаг вызвал озабоченность в Анкаре.

Россия также оказала дипломатическую поддержку сирийским курдам.  К неудовольствию Турции, в начале этого года Россия предложила проект конституции Сирии, который включал курдскую автономию. Совсем недавно Москва решила пригласить партию Демократического союза – политическое крыло YPG — на съезд сирийских этнических групп в Сочи и объявила, что партия будет  привлечена к переговорам в Астане. Эти решения породили трения в двусторонних отношениях. Несмотря на возражения Турции, российские официальные лица продолжают утверждать, что Партия Демократического союза должна быть за столом переговоров при обсуждении будущего Сирии.

В Москве сотрудничество с YPG позволяет оказывать политическое давление на Турцию и поддерживать эффективную боевую силу  в войне против исламского ДАИШ,  которая также является и одной из основных проблем безопасности России. Но, как и в прошлом, курды региона служат более широким целям  региональной политики России. Они предоставляют Москве канал влияния на Ближнем Востоке.

 В этом смысле Россия  также устраивает и иракских курдов. В то время как Вашингтон, европейские страны, Турция и Иран выступали против решения курдов Ирака  провести референдум о независимости в сентябре, Москва так и не призывала отменить голосование. Вместо этого Россия объявила о своих последних инвестициях в энергетику в Иракском Курдистане и стала ведущим спонсором курдских энергетических сделок. Этот шаг не только дает России рычаги влияния на иракскую политику, но и может закрепить Москву на рынке, который Турция пытается использовать для снижения своей энергетической зависимости от России.

Учитывая заинтересованность России в возвращении в регион, Москва, скорее всего, углубит свои связи с курдами. В Анкаре эта перспектива вызывает воспоминания о 1990-х годах. Как и тогда, курдский вопрос — это ахиллесова пята Турции. Но сегодня, у Анкары нет рычагов для противодействия России. С нынешним пророссийским руководством в Грозном, Россия не так уязвима для чеченского националистического движения, и это то  что лишает Турцию рычага влияния, которое она использовала раньше.

Все это делает Турцию слабой в отношениях с Россией. Единственный выход здесь – это возвращение Анкары на мирные переговоры со своими собственными курдами. Но такая перспектива туманна перед президентскими выборами 2019 года. Эрдоган опирается на турецких националистов, поэтому возвращение к переговорам с курдами, станет политически рискованным для турецкого президента. Пока Турция не решит свой курдский вопрос, Анкара будет молчать о том, как Россия поддерживает курдов, и критиковать Вашингтон за то, что он делает то же самое.

 Об авторе: Гёнюль Толь – основатель Центра турецких исследований Института Ближнего Востока. Она также является адъюнкт-профессором в Институте Ближнего Востока Университета Джорджа Вашингтона. Ранее она была адъюнкт-профессором Колледжа  международной безопасности в Национальном университете обороны.  Ее работы посвящены турецко- американским отношениям, внутренней политике Турции, внешней политике и курдскому вопросу.

https://warontherocks.com/2017/12/why-is-turkey-silent-on-russias-cooperation-with-the-syrian-kurds/

Перевод  RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи