Израильская газета: В последние две недели Курдистан ведет активное дипломатическое наступление

Израильская газета: В последние две недели Курдистан ведет активное дипломатическое наступление

В минувший понедельник президент США Дональд Трамп в разговоре с президентом Франции Эммануэлем Макроном  обсудил «необходимость для правительства Ирака и регионального правительства Курдистана разрешить свои разногласия посредством диалога». Эта беседа представляет собой достижение дипломатии Курдистана за последний месяц , поскольку она стремится укрепить доверие к региону после хаоса, вызванного сентябрьским референдумом и октябрьскими столкновениями с Ираком в Киркуке и на других спорных территориях.

За дипломатическим  наступлением Курдистана, стоят молодые лидеры региона, премьер-министр  Нечирван Барзани и заместитель премьер-министра Кубад Талабани. Быть архитектором этой политики в значительной степени предназначено Фалаху Мустафе, главе департамента внешних связей регионального правительства, который проводит ежедневные встречи с широким кругом  международных чиновников.

Для Мустафы последние две недели были очень активными и важными. 21 ноября он посетил  Галифаксский форум по международной безопасности в Канаде, заявив корреспонденту местной телекомпании CTV: «Когда мы говорим о Ближнем Востоке и его проблемах,  то последние не останутся в границах Ближнего Востока … они придут в Европу и за ее пределы». Затем, посетив Соединенные Штаты, он встретился с советником по национальной безопасности президента США Гербертом Мак-Мастером и представителем  регионального правительства в Вашингтоне в Вашингтоне г-жой Баян Сами  Абдуррахман. В ходе других встреч на Капитолийском холме Мустафа подчеркнул необходимость диалога между Эрбилем и Багдадом, а также  обеспечения безопасности и важность предстоящих национальных выборов.

 Ответной реакцией центрального правительства в Багдаде на важный референдум о независимости 25 сентября Багдаде стало стремление изолировать автономный курдский регион. Международные аэропорты в Эрбиле и Сулеймании были  закрыты, а 15 октября Багдад установил контроль над нефтяными месторождениями и городом Киркук. В  ходе этих столкновений  десятки курдов и членов шиитских ополченцев были убиты. Курдские вооруженные силы отступили из тех регионов, которые они помогли освободить от ДАИШ(запрещена в России) годом ранее, включая районы вокруг Шангала, где исламисты осуществил геноцид  езидов. Все это привело к изоляции курдского региона. Иностранные дипломаты прекратили посещать Курдистан, и стало ясно, что США, Великобритания и другие влиятельные государства не встанут на сторону Эрбиля. Тем не менее, некоторые угрозы в отношении региона, похоже, ослабли. Турция не закрыла границу, и Курдистан по-прежнему экспортирует нефть через эту страну. Президент Kурдистана Масуд Барзани покинул свой пост в конце октября, и до сих пор в Эрбиле не было борьбы за власть, поскольку племянник бывшего президента Нечирван Барзани остался  на своей прежней должности премьер-министра, обеспечив преемственность руководства.

25 ноября посол Италии в Ираке Бруно Паскино посетил Эрбиль. За ним последовали визиты  26 сентября посла Шри Ланки Ниранжана Ашока Ранасинге, а 27 ноября посла Нидерландов Маттийса Вольтерса  и день спустя посла Испании Хуана Хосе Эскобара Штеммана. 28 ноября представители Курдистана в европейских странах и Китае также провели ряд встреч на высоком  уровне.

Кроме того,  Нечирван Барзании и Кубад Талабани до своего отъезда с официальным визитом в Париж встретились с послом США в Ираке Дугласом Силлиманом. Парижская встреча была знаково важной, поскольку она сломала то, что воспринималось как своего рода «дипломатическое эмбарго»  региона Курдистана, которое западные государства наложили после референдума. Барзани и Талабани стояли с Макроном рядом на фоне курдского и иракского флагами, а флаги ЕС и Франции окружали Макрона.  Такое присутствие курдского флага также стало важным символом.

В своих заявлениях Макрон пытался сбалансировать свою поддержку курдов с поддержкой единства Ирака. Он подчеркнул важность соблюдения иракской конституции, в том числе статьи 140, которая «касается спорных территорий». Это была отсылка на Киркук,  где очевидно курдские институты разрушаются, после установления федерального контроля над этими территориями.. Многие курды также покинули спорные районы, и в таких местах, как Туз-Хурмату, их дома и  хозяйства были сожжены. Макрон также призвал Ирак расформировать все ополчения, возникшие в течение последних трех лет для борьбы с ИГ, включая «Хашд аш-Шааби».

Это важный момент, потому что поддерживаемые Ираном шиитские ополченцы,  которых насчитывается десятки тысяч человек, были интегрированы в официальные силовые структуры Ирака в 2016 году и получили широкую поддержку от премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади.  На встрече с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном в октябре он назвал их «надеждой  страны и региона. Тиллерсон также призвал ополчение «вернуться домой». Глава Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани ответил на требование Макрона, заявив, что призыв распустить Хашд аш-Шааби является «заговором» против региона.

Две последние  недели  активной дипломатии привели к тому, что компенсировали Курдистану негативный эффект от драматических событий октября . «Курдистанский регион предпринял все шаги для начала диалога с Багдадом», — сказал в понедельник спецпредставителю  ООН Яну Кубишу глава Совета безопасности Курдистана Масрур Барзани. Несмотря на это, остаются вопросы о возможном подходе Багдада к переговорам. Ирак ожидают всеобщие выборы, и предстоит еще многое сделать для обеспечения стабильности после поражения ДАИШ. Кроме того, есть миллионы перемещенных лиц, которые должны вернуться домой после войны, в том числе сотни тысяч езидов и тысячи женщин, считающихся пропавшими без вести после того, как они были похищены исламистами в 2014 году.

Jerusalem Post      Перевод   RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Aza Avdali

    Да, но есть обоснованные опасения, что тот наплевизм, а если быть точнее, та политика давления и откровенное неприятие всех курдских прав, вплоть до явного презрения к курдам как части населения Ирака, демонстрируемые Багдадом не без удовольствия, могут спровоцировать хорошо продуманную стратегию по недопущению курдов ко всем тем завоеваниям, которые были реализованы в том числе и огромными жертвами со стороны курдов в той мясорубке, которую запустил ИГИЛ, И что примечательно, рекомендации начать и вести диалог, действвать в рамках коституции, почему-то апеллируются исключительно к курдам. Багдад же все стараются гладить по шёрстке, разговаривают с Абади и властью багдадской, зная точно, что парадом правит Иран, с большим пиететом и со всем почитанием. А пока суть да дело, подозреваю, что в преддверии выборов Багдад готовит проект новой конституции, где все те статьи, в которых есть и прописаны претенезии и надежды курдов будут напрочь забыты и развеяны как дым. Что тогда? В новой конституции уже не будет ни словечка о спорных территориях. Кто помешает Ираку действовать в правовом поле нового главного Закона? Никто! И не останутся ли курды при таком вполне
    ожидаемом раскладе всего лишь с какими-то пусть даже не очень сомнительными победами дипломатического прорыва?

Комментирование закрыты.