"Мечтой каждого курда с рождения и до самой его смерти -

является независимый Курдистан"

Масуд Барзани

 

Эксперт о подлинных причинах неприятия Ираном независимости Южного Курдистана

Эксперт о подлинных причинах неприятия Ираном независимости Южного Курдистана

Иранское противостояние стремлению иракского Курдистана к независимости обусловлено не только страхом перед появлением подобного движения в среде собственных курдов,  но является более многогранной. Существует давняя курдская поговорка, что курды «не имеют друзей, кроме гор». Однако у курдов есть друг, Израиль, а  независимый Курдистан, будет означать, что израильский союзник граничит с Ираном. Хотя эта перспектива недооценивается в публичном дискурсе, давние политические, экономические и военные отношения между иракскими курдами и Израилем являются серьезной проблемой для Тегерана.

Традиционное экспертное гласит, что иранская оппозиция  стремлению иракских курдов к независимости обусловлена стремлением избежать таких шагов со стороны собственного курдского меньшинства. Эта гипотеза, по-видимому, была подтверждена  выходом части иранских курдов на улицы, чтобы отпраздновать референдум о независимости в Ираке. Однако, несмотря на спорадические нападения на иранские объекты со стороны Партии свободной жизни Курдистана (PJAK), в исламской республике еще предстоит развивать сильное политическое движение, защищающее права курдов,  такое как, например, в Турции, Сирии и Ираке. Поскольку они были изгнаны в иракский Курдистан, представители основной политической силы иранских курдов, курдской Демократической партии Ирана (KDPI), не смогли связать партию с широкой общественностью. Их действия еще более ограничены, потому что и власти принимающей страны, Патриотический союз Курдистана (ПСК) поддерживают сердечные отношения с Тегераном. Жестокие репрессии Ирана против оппозиции, такие как приговоры к повешению курдских диссидентов, препятствуют формированию местного сопротивления. Поэтому теория о том, что враждебность Тегерана к плебисциту порождена просто  стремлением собственного курдского населения к независимости, кажется невероятной.

Антагонизм Тегерана стремлению иракских курдов к самоопределению гораздо лучше объясняется историческими связями последнего с региональным врагом Ирана — Израилем. Этот аргумент был активно использован бывшим министром иностранных дел Ирана и действующим советником по внешней политике Верховного лидера Али Акбаром Велаяти, который обвинил президента Курдистана Масуда Барзани в том, что он «посредник  сионистов». «Хотя критика Велаяти была особенно направлена ​​на Барзани и его  ДПК,  у второй по значению партии иракского Курдистана, ПСК тоже есть связи, хотя и менее очевидные, с Израилем. Хотя ПСК традиционно был ближе к Ирану, их бывший лидер Джалал Талабани публично обменялся рукопожатием с тогдашним министром обороны Израиля Эхудом Бараком на конференции в 2008 году, что привело к возмущению в национальном парламенте Ирака. Израильская пресса также сообщила, что в 2004 году бывший премьер-министр Ариэль Шарон провел тайную встречу с Барзани и Талабани, указав, таким образом, на связь между израильтянами и обеими курдскими партиями.

Поскольку все региональные и международные игроки, такие как Турция, США и ЕС выступали против референдума, Израиль оказался единственной страной, заявившей о его поддержке. Используя понятия «общего арабского врага», и общие стремления к созданию и развитию собственного национального очага, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, а также более широкий израильский политический истеблишмент признали право на обретение курдской государственности. Эти сообщения были тепло встречены курдами, которые размахивали израильскими флагами на своих митингах за независимость, волной прокатившихся по всему миру  на про-независимых митингах по всему миру.

 

Эта дружба между иракскими курдами и Израилем восходит к 1960-м годам, когда еврейское государство поддерживало отца последнего президента Мустафу Барзани в его борьбе за независимость в ходе первой иракско-курдской войны 1961-70 годов. Наряду с  материальной поддержкой Израиль направил персонал, чтобы помочь легко вооруженным бойцам Барзани. В 1966 году во время битвы на горе Хандрин малочисленный израильско-курдский альянс попал в засаду 5000-ной иракской армии, что стало знаковым событием в курдской истории. В 1960-е годы преследования ухудшали жизнь для евреев в Ираке, которые все чаще предпочитали бежать из страны. Многим оказывали помощь курды, которые, как сообщается, помогли тысячам евреев достичь Израиля.

 

Согласно израильским военным источникам,  его военные советники оставались в иракском Курдистане, по крайней мере, до 1975 года, где они обучали Пешмерга,  и куда поставляли оружие, боеприпасы и артиллерию. В 1980 году эта военная поддержка была подтверждена тогдашним премьер-министром Израиля Менахемом Бегиным, который указал, что тайная деятельность продолжалась в течение более длительного периода времени. Кроме того, во время войны в Персидском заливе 1990-1991 годов премьер-министр Израиля Ицхак Шамир призвал США защищать курдов в Ираке и оказывать им гуманитарную помощь. Проамериканские лоббистские организации также лоббировали по всему миру курдское право на самоопределение.

 

После вторжения США в Ирак в 2003 году сотни израильских агентов отправились в Иракский Курдистан для обучения и помощи Пешмерга, и отношения между Израилем и Курдистаном стали более откровенными. В 2006 году Барзани заявил, что это не преступление, иметь отношения с Израилем, а в 2014 году Нетаньяху призвал создать независимое курдское государство, союзническое с Израилем. Дружба также распространилась на экономическую сферу. С тех пор, как Курдистан начал экспортировать свою собственную нефть через Турцию, треть этой нефти идет в Израиль, и ее на долю которой приходится 75 процентов импорта израильской нефти. Это предоставило Эрбилю источник финансирования, независимый от центрального правительства в Багдаде, что сыграло бы решающую роль в формировании финансовой основы независимой курдской государственности.

Таким образом, можно сделать вывод, что основная политическая сила иранских курдов-ДПКИ сильно ограничена в возможностях  своей деятельности по формированию движения за самоопределение среди иранских курдов, а основной причиной неприятия Тегераном движения за независимость в иракском Курдистане является близость Эрбиля и Израиля.

 Петер-Ян Док    EurasiaReview       Перевод    RiaTaza.com

 

Comments

comments

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Aza Avdali

    Да, это абсолютная правда, что курды могли надеяться только на свои горы. Но вот сегодня у них появился ещё один друг и это Израиль, евреи. Не просто, не вдруг произошла эта дружба. Она, надо это признать, сегодня вынужденная. Ну и что с этого? Разве есть в этом что-то предосудительное или криминальное? Любая дружба, любые отношения чем-то подпитываются, всегда есть некий интерес, без этого ничего не сладится. Но в случае курдско-еврейской дружбы можно говорить и о более высоких, возвышенных материях, о родстве культур, о древнейших связях, о пересечении судеб, об общности мировоззрений и ещё о каких-то моментах, которые навечно в памяти нашей общей. Конечно же, у Ирана есть опасения относительно и своего курдского населения, огромной и прекрасной части Восточного Курдистана, скажу так: прекраснейшего уголка на земле. Но правда в том, что Иран более всего опасается союза курдов и евреев. Я же вот очень опасаюсь той ситуации, которая может сложиться после заявления Трампа по поводу Иерусалима. Взорвёт ли это весь Ближний Восток? Очень вероятно. Сумеет ли Израиль противостоять третьей арабской интифаде? Вот ведь вопрос. Чего всё-таки хочет Америка? А бедные, бедные курды? Не попадут ли они, как обычно, как кур в ощип? А ближневосточное так и не состоявшееся урегулирование снова откладывается на неопределённый срок?

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.