"Мечтой каждого курда с рождения и до самой его смерти -

является независимый Курдистан"

Масуд Барзани

 

Дэвид Романо: горькие плоды раскола среди иракских курдов.

Дэвид Романо: горькие плоды раскола среди иракских курдов.

Cобытия этой недели были тяжелыми не только для курдов Ирака, но также их друзей и сочувствующих за рубежом. Многие из них лоббировали интересы курдов, писали и выступали в защиту законных требований этого народа годами, не из корысти, а потому что считали правильным делать это. Ваш покорный колумнист не хотел бы в столь трудную минуту критиковать кого -либо в Курдистане и не хочет казаться неким вождем,  принимающим решения, могущие стоить тысячи человеческих жизней. Но, тем не менее, во имя народа Южного Курдистана, его пока несбывшихся надежд и ожиданий, что-то должно быть сказано.

Обычно, когда войска передислоцируются на новый фронт, как это произошло с иракцами и шиитами в минувшие пятницу и субботу, требуются недели на подготовку дальнейших действий, тем более, когда речь идет об укрепленном городе противника. Но ранним утром, в понедельник 17 октября, эти силы вошли в Киркук практически не встретив сопротивления. Видимо иракские военные были настолько уверены в заключенной закулисной договоренности, что въезжали в город, сидя расслабившись на башнях своих танков и бронетранспортеров. Так же расслаблено они захватили губернаторскую резиденцию, аэропорт, военную базу К1  и центр города. Хотя время от времени и возникали отдельные перестрелки. Скорее  всего,  это были отдельные Пешмерга, не получившие в тот момент от своих лидеров приказа об оставлении позиций.

 Насколько можно судить, курдский путь к отступлению со спорных территорий Киркука, начался с закулисного сговора между рядом фракций внутри ПСК и иракско-иранским альянсом. Прибытие накануне в расположение войск близ Киркука, главного военного советника «Хашд», генерала Касема Солеймани очевидно было совсем не случайным. Очень даже вероятно, что генерал угрозами (возможно, убийством) и посулами вынудил представителей ряда фракций ПСК  оставить позиции и начать отступление.

 Мирные жители Киркука забрасывали отступающих камнями. Видео запечатлило бравого Пешмерга, не скрывающего слез после получения от начальства приказа об отступлении.

С распадом объединенного курдского фронта и началом неожиданного отступления союзных соединений, Демократическая партия Курдистана получила от Багдада недвусмысленный сигнал о том, что ДПК осталось в одиночестве и ей надлежит, либо сдать свои позиции, либо столкнуться с понятными всем последствиями такой ситуации. За этим последовало немедленное окружения Шингала, Махмура, Гвера, и тех пригородов Киркука, которые находятся в зоне ответственности Пешмерга, подчиненных ДПК.

 Получается, что лидеры, обещавшие народу защищать Курдистан и его сердце – Киркук, приказали своим людям оставить поле боя без единого выстрела. Таких планов после референдума у курдов быть не могло. Скорее, отступление курдов, стало результатом, того, что Пешмерга оказалась в руках отдельных кланов и политических групп, вместо того, чтобы встать под единое командование Министерства по делам Пешмерга.

Все курдские партии, в том числе и ДПК несут свою долю ответственности за случившееся, но в более широком смысле – за то, что так и не смогли заменить новыми общественными и политическими структурами сложившуюся кланово-олигархическую систему. Касем Солеймани и Багдад очень быстро нащупали слабые точки курдов и ударили по ним. И речь, прежде всего, о расколе в ПСК, обострившемся после ухода Джалала Талабани.

 Если бы курды были едины, очень вероятно, что их стратегия после референдума оказалась бы более успешной. Столкнувшись на спорных территориях с объединенными курдскими силами, премьер Абади вполне реально мог отказаться от силового варианта решения проблемы. А если бы «Хашд», невзирая ни на что, все-таки решился бы идти на Киркук, то встретил бы очень серьезное сопротивление. А, если даже иракская армия и «Хашд» атаковали бы курдские позиции совместно, то последние все равно могли бы держаться достаточно долго для того, чтобы запросить необходимую международную помощь. Кроме того, достаточно ясно, что без поддержки с воздуха, движение иракских сил было бы более затруднительным, чем во время войны с ДАИШ возле Фалуджи, Ромади, Мосула и других мест. И даже с поддержкой с воздуха, армии и «Хашд» часто требовались недели для занятия того, или иного населенного пункта, даже если там было совсем немного джихадистов.

 При таком раскладе цена военной операции оказалась бы для г-на Абади слишком высокой, поскольку включила бы в себя и прекращение американской военной помощи, и Багдад был бы просто принужден к переговорам. Приблизительно так обстояло дело в ходе героической обороны Кобани, когда Вашингтон оказал помощь сиро-курдским силам, считающимся аффилированными с РПК, признанной в США «террористической организацией». Все это заслужило уважение даже в Багдаде.

 И если командиры Пешмерга не позволяют им защищать Курдистан, хотя бы день, то как другие успеют прийти к ним на помощь? Как Джон Маккейн, Чак Хейгел или Марко Рубио найдут время, чтобы мобилизовать необходимые усилия американского правительства? Как европейцы и другие друзья  курдов смогут успеть вовремя, если армия и «Хашд» одномоментно будто с ветерком прокатились по Киркуку и другим территориям? Если курды Ирака не могут сами в один момент объединиться, то никто не сможет встать на их поддержку.

Но все это уже вчерашний день. Если иракские курды смотрят в будущее, то им надо начать с самоанализа, более серьезной консолидации реформ партий и других политических институтов. Что касается арабо-иракской стороны,  то премьер аль-Абади сейчас обрел серьезный политический капитал и уровень доверия. Поэтому ныне мало что его остановит от проведения реформ, которые он обещал еще в 2014 году. И он достаточно политически силен для того, чтобы предложить курдам и арабам-суннитам разделение властей и уважать те статьи иракской конституции, которые Багдад нарушает, начиная с 2005 года.

Проявит ли г-н аль-Абади великодушие после своей победы, многое скажет о человеке, на стороне которого Рекс Тиллерсон и Бретт МакГерк. Первые факты не очень утешительны: незаконно назначенный новый мэр Киркука на первой пресс-конференции запретил говорить по курдски, а боевики «Хашд» на спорных территориях врываются в дома курдов и изгоняют их оттуда (90.тыс из них стали уже беженцами). Итак, удовлетворится ли аль-Абади и его багдадская команда Киркуком, или же они попробуют установить и в Курдистане положение, существовавшее там до 2003 года?

Дэвид Романо  ИА Rudaw        Перевод  RiaTaza.com

 

Comments

comments

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Ari

    «И если командиры Пешмерга не позволяют им защищать Курдистан, хотя бы день, то как другие успеют прийти к ним на помощь? Как Джон
    Маккейн, Чак Хейгел или Марко Рубио найдут время, чтобы мобилизовать
    необходимые усилия
    американского
    правительства? Как
    европейцы и другие друзья курдов смогут успеть вовремя,
    если армия и «Хашд»
    одномоментно будто с
    ветерком прокатились по
    Киркуку и другим
    территориям? Если курды Ирака не могут сами в один момент объединиться, то
    никто не сможет встать на их поддержку.» — Все верно сказано.

Комментирование закрыты.