РЕЗУЛЬТАТЫ КУРДСКОГО РЕФЕРЕНДУМА -

В ЖИЗНЬ!

 

Кто же союзники курдов?

Кто же союзники курдов?

Замечания «некурдоведа» на статью Дэвида Романо и не только

Сегодня, когда до официальной даты проведения референдума по независимости Курдистана остается 5 дней и к тому же, как показывают самые последние события, ситуация развивается самым парадоксальным образом, вновь, как самый актуальный, встает вопрос о союзниках курдов в международных отношениях.

 Часто слышишь от курдов, что у них нет иных союзников, кроме их самих и гор Курдистана. С точки зрения души и сердца это верно. Но надо еще размышлять и с точки зрения рационального разума. А тут мы можем прийти к выводу, что курдам, особенно курдам Башура (Южного Курдистана), в силу геополитического и геоэкономического положения, без союзников никак не обойтись.

Но, увы, приходится констатировать, что международные итоги подготовки к референдуму накануне его проведения совсем неутешительны . Мировые державы, на словах все последние годы активно поддерживавшие курдов, как дошло до дела, так столь же активно начали заниматься чем-то средним между выкручиванием рук и поиском компромиссов в момент, когда до такого рубежного момента, как референдум остались очень считанные дни. Все это напоминает попытки переиграть ситуацию на взлете самолета, когда уже пройдена «точка невозврата».

 Автору этих строк не хотелось бы показаться голым критиком-обвинителем и поэтому попробуем разобраться, почему  страны мира заняли, в конечном итоге, столь обструкционистскую позицию по курдскому вопросу. С соседями – Турцией, Ираном, Сирией – тоже более менее все ясно. Курдский вопрос для них всегда был «головной болью», и они не хотят, чтобы возможное независимое государство эту боль усилило. Касательно США можно сказать, что здесь сейчас озабочены цепочкой трамповских  шоу-революций, масштаба Лафайетт-сквер (площадь перед Белым домом – RiaTaza) и округа Колумбия, плюс корейской и, отчасти, сирийской ситуацией. Позиции Евросоюза, как единого целого, просто не существует. Есть позиции отдельных стран с разной степенью симпатии к курдам и Курдистану, а внутри этих стран имеются позиции политических, деловых и общественных кругов различной степени влиятельности.

Если же говорить о России, то автор должен заметить, что он весьма критично относится к ее нынешней слабой, маловнятной, по сравнению со временами СССР, политике на Ближнем Востоке и  считает, что наш нынешний МИД  больше напоминает пресс-центр по проблемам внешней политики, чем центр, где эта самая политика разрабатывается и реализуется. Но  надо помнить, что есть и объективные причины того, почему Москва предпочла выступить за сохранение статус-кво, чем активно поддержать курдское дело. Россия сегодня на международной арене «связана» по трем направлениям – проблемы  с США,  конфликт «взаимных санкций» с Западом не только повышающий уровень изоляции России, но и болезненно сказывающийся на ее экономике и, наконец (будем откровенны), балансирующие на грани отношения с соседней Украины. На курдов здесь просто не остается политического потенциала. Но к чести надо сказать, что это компенсируется потенциалом в экономических отношениях и «дипломатии» на уровне гражданского общества и все это, несмотря ни на что, закладывает определенный запас прочности в российско-курдские отношения, позволяя поддерживать их на должном уровне даже в критический период.

 Ну а Китай – это «Поднебесная империя», он далеко и у них там, под небесами, свои заботы.

Итак, из тех стран, что «на слуху» в качестве потенциального союзника остается Израиль. У Израильтян и курдов действительно много общего – стремление к восстановлению государственности в исторических судьбах (израильтяне уже добились этой цели), приверженность демократическим и плюралистическим ценностям, а также принципам секулярности общества ( при том, что роль религии никоим образом не отрицается) перед лицом воинствующего религиозного фундаментализма. При чем, перед лицом религиозного фундаментализма приходится выступать в одиночку. Наверное, кто-то назовет такие основы для альянса слишком теоретично-романтичными, но у них могут быть вполне практичные последствия. Сегодня страна и народ, имеющие много общих ценностей действуют поодиночке. Однако  альянс между ними сделает их силой, фактором, с которым будут считаться соседи по региону даже, может быть, более сильные в военном отношении. Кроме того такой союз будет прочным, поскольку основывается на взаимной заинтересованности партнеров друг в друге. В данном случае курдам интересен политический потенциал Израиля, как уже состоявшегося государства – субъекта международного права, его экономические возможности. Израиль заинтересован в ресурсах Курдистана, а также в том, что благодаря альянсу с Эрбилем в его сторону могут повернуться симпатии большинства 40-миллионного народа, проживающего в целом, во враждебном еврейскому государству регионе. И в случае успеха курдско-израильский альянс может стать основой, моделью, которая привлечет и другие страны к отношениям с курдским государством.

 Но в своей вчерашней статье, Дэвид Романо (кстати сам, еврей-сефард по национальности) очень правильно обратил внимание на то, что в настоящий момент Израилю от общих деклараций по поддержке курдов, следует перейти к более детальному обозначению своей позиции. Такое обозначение, с одной стороны, позволит курдам избежать обвинений со стороны соседей в том, что они являются «орудием сионизма» (а это в сегодняшней ситуации лишь навредит курдам), а с другой сможет заложить практические основы будущего израильско-курдского альянса. И, наконец, с чисто логической точки зрения следует заметить, что повторение одного и того же тезиса по разным поводам начинает вызывать реакцию отторжения и делает это занятие совершенно бесполезным. Это подобно тому, как исламские деятели в России и не только, после очередного теракта твердят во весь голос: «Это не ислам! Ислам и терроризм несовместимы!». И замолкают, после чего…происходит следующий террористический акт.

 

 Тут, правда, в последние дни, в курдской «партии» появился еще один игрок – Саудовская Аравия. В последнее время эта страна  проявляет в разных формах активность на территории Курдистана. Чтобы оценить эту активность, нужно вспомнить, что Саудия является неформальным лидером ОПЕК (в силу своих ресурсов), а также арабского и мусульманского мира в силу того, что является колыбелью ислама, а ее король носит титул «хранителя двух святынь в Мекке и Медине» (эдакий, не слишком корректный аналог папы римского). Как известно сегодня налицо суннитско-шиитское противостояние, в политическом плане выражающемся в противостоянии Ирана и Саудовской Аравией. Кроме того, Ирак сегодня – единственная арабская страна, контролируемая шиитами (а, значит, Ираном), к тому же  имеющая значительные сырьевые ресурсы. Их интеграция с ресурсами Ирана, может создать для Саудовской Аравии сильного конкурента на рынке. Не все ладно у саудитов и с Турцией, которая поддерживает оппонирующий Эр-Рияду Катар. Естественно, что при таком раскладе, Саудовской Аравии очень необходим форпост одновременно в «подбрюшье» Турции, Ирана и Ирака. Так что в активности Саудии на курдском направлении интересы Эр-Рияда, обычно реализующего свои внешнеполитические цели с помощью не только  финансов, но и распространением ислама фундаменталистского толка, очень даже очевидны, а вот интересы Эрбиля совсем не просматриваются.

Итак кто же союзник курдов в сложной ситуации и в столь критическое время?  Ответ – сами курды, их горы и их…самостоятельная и разумная внешняя политика. Ранее мы уже писали о том, что она должна быть дифференцирована и, имея, определенную фундаментальную основу, все же не следует складывать все яйца в одну корзину. Сегодня к этому еще можно добавить, что она должна быть «гибко-жесткой». Пример такого подхода продемонстрировал вчера в своем выступлении в Соране президент Курдистана Масуд Барзани. Проявив готовность принять условия компромисса по референдуму, предлагаемые в том числе зарубежными странами и ООН, курдский лидер в достаточно жесткой и даже ультимативной форме озвучил курдскую позицию, сняв тем самым возможные подозрения в мягкотелости и неоправданной уступчивости.

А как показывает практика такой «гибко-жесткий подход» наиболее уважаем в международных отношениях.

Валерий Емельянов ИАЦ « Время и мир»  специально для RiaTaza.com

 

Comments

comments

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра "Время и мир" Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи

Комментариев 6

  1. Алена

    Реальным стратегическим союзником Курдистана является только Израиль. А поскольку восторженными поклонниками Израиля являются, в отличие от ООН, пингвины Антарктиды ( из вчерашней речи Нетаньяху), то и их можно записать в союзники Курдистана). Итого: горы, Израиль и пингвины))).

    1. Мураз Аджоев

      «Пингвины», Алена, в отличие от
      бескрылых, поэтому очень злобных и вредных «соколов», укрывающихся в пещерах гор Кандиля, благородные и мирные животные. А все настоящие курдские патриоты-воины — высоко, бесстрашно и гордо летающие орлы. Итого: горы, орлы, друзья и партнеры реальные союзники Курдистана, в их числе и Израиль, и Россия и многие другие государства цивилизованного международного сообщества наций, И даже добрые «пингвины» готовы переселиться в Курдистан и жить там высоко в горах, где много белого снега и чистой воды.

    2. Aza Avdali

      Какая же Вы непростая девушка, Алёна. Вы специально демонстрируете Ваше такое низкое злорадство?
      Напрасно так неудачно иронизируете, это только Вас, лично Вас, выставляет в неприглядном свете. Слушайте, надеюсь, Вы не заканчивали школу молодого бойца в предгорье Кандиля и не прослушали там курс политпросвещения по системе любимого дядьки? Приблизительно так упражняются в своих выступлениях Ваши камарадки. По поводу курдских союзников, плиз, не горюйте, не Ваше это дело. Да и шутку Нетаньяху Вы совсем не к месту привели. А может Вы просто не поняли эту его блестящую метафору? Ой, сомневаюсь. Всё Вы поняли, но не можете отказать себе в удовольствии сказать гадость. Ну, Апо Вам в помощь! Аминь!

  2. Алена

    Да, с юмором у вас как то совсем никак))) забибикали вы уже со своим Кандилем к месту и без него. Самим то не надоело столько пафоса?))) А вот у евреев, которых вы считаете близкими по крови, с юмором все замечательно как раз. И у обычных людей, и у политиков. В свое время товарищ Либерман шел на выборы со своей партией под прикольным лозунгом : с Либерманом — мы. Без Либермана -нас. Если бы жила в Израиле, проголосовала бы)))

    1. EFANE EMIN

      Алена, не с нашим, а с вашим Кандилем. С юмором с оттенком сарказма у Вас конечно же всё в порядке, но дух всё же кандильский в унисон со злобным юмором в СМИ забибикованного Кандиля о референдуме. .

  3. Kurd from Kazakhstan

    Ребятя давайте жить дружно и уважать демократию! У всех есть право высказать свое мнение, если даже оно отличается от нашего мнения. Давайте все будем демократичными и толерантными. Не будем из-за шутки нашего брата Нетаняху споритьи ругаться. Помните что в Демократическом Курдистане все себя чувствуют дома, как и соколы и пенгвины, евреи и не евреи, всем хорошо в Курдистане а это главное. КУРДИСТАН — это страна РАЗНООБРАЗИЯ.

Комментирование закрыты.