РЕЗУЛЬТАТЫ КУРДСКОГО РЕФЕРЕНДУМА -

В ЖИЗНЬ!

 

Курды считают, что заплатили за независимость кровью

Курды считают, что заплатили за независимость кровью

На 25 сентября назначен референдум о независимости Иракского Курдистана. Курды — разделенная нация без своего государства. Кроме Ирака проживают также в Турции, Сирии и Иране. По разным оценкам, курдов в этих четырёх странах — до 40 миллионов. Отважные и умелые воины.

Иракский Курдистан нефтеносен и богат. Отделение этого региона от страны — катастрофа. Иракский парламент выступил резко против и обязал правительство принять все меры для недопущения «незаконного» референдума.

Курды тем временем настаивают на своём и на всём ходу готовятся к голосованию. Более того, технически урны, участки и бюллетени уже готовы. К Ираку курды относятся как к уже разваленному государству и заявляют, что просто реализуют своё право на самоопределение.

Русский без акцента. В горах Иракского Курдистана Светлана Кадочникова живет 58 лет. Не забыть язык помогли книги, что выписывает из России, и спутниковые телеканалы. Разговаривать на родном не с кем с 1983-го, когда Саддам «зачистил» ее село Барзан.

Барзанские курды для Багдада — вечная угроза. Сопротивление, которое давили террором десятилетия, выжило в эмиграции чудом. Вернувшиеся домой, чтобы спустя полвека поднять над горами флаг, солнце которого светом мечты заливает весь Курдистан.

Горное село Барзан — место рождения современной мечты о курдской независимости. Ее автор Мустафа Барзани в 1943-м сумел даже создать здесь маленький независимый Курдистан. Но тогда же пришлось отступить. И он увел своих бойцов вместе с семьями сначала в Иран, потом в Советский Союз.

Они ступили на родную землю спустя 12 лет. С доброй памятью о приютившей их России. Кто-то и с русскими женами, такими, как Светлана, а Мустафа Барзани — с сыном Масудом. Его имя здесь — синоним надежды, которой дышат курды.

«Мы считаем дни. Мы заслужили эту свободу. Мы проливали за нее кровь, мы ее получим. Мы свободны! Мы выбираем референдум», — говорят курды.

Накануне курдский референдум висел на волоске. Американцы, немцы, британцы забросали переговорщиками и ультиматумами — не дразните Багдад, голосование нужно отменить. Поползли слухи, что парламент, который не собирался два года, может под таким давлением прогнутся. Эрбиль замер в ожидании и, похоже, не собирается спать вплоть до референдума. Днем и ночью гулом улиц он давит на парламентариев, чтобы у тех даже мысли не возникло отменить плебисцит.

Курды вновь словно в окружении — тех друзей, с которыми враги без надобности. Союзник Стамбул боится, что вслед за иракскими головы поднимут его курды. С Багдадом — еще проще. Эрбиль, уходя без сомнения, заберет с собой и Киркук, нефтяную столицу страны, над которым уже развивается солнечный флаг.

На их стороне почти никого. Но они выживали и при худших раскладах.

«Они говорят, что референдум — это незаконно. Мы отказываемся слушать эти речи. Мы не забираем ни у кого это право, оно итак у нас есть благодаря многим поколениям народа Курдистана и крови наших мучеников», — заявил президент Иракского Курдистана Масуд Барзани.

Лозунг этого референдума: «Вчера — рано, завтра будет поздно». Президент Барзани пытается успеть сплотить одной идеей Курдистан, такой же разноцветный, как и весь Ирак. 25 сентября ему понадобятся все. И он идет к езидам, тем, кто привык не доверять никому. Народ, который по пустыне гоняли веками, вырезали селами, но он сумел сохранить и веру, и ее источник древний город-храм Лалыш.

По святым камням в обуви ходить запрещено. Каждый путник обязан по раскаленной дороге дойти до источника, смыть пыль и лишь после, не наступая на порог, он сможет попасть туда, где езиды вяжут узелки своих желаний.

«Я завязываю узел и прошу, чтобы мое желание исполнилось, чтобы в независимом Курдистане были равны все. Чтобы не спрашивали, какой ты религии, чтобы уважали езидов, равно как христиан и мусульман. Нам большего не нужно», — говорит один из езидов.

Не нужно, потому что и этого у них никогда не было. Третьесортный народ для любого, кто приходил забрать его земли. В последний раз — всего три года назад, когда из домов их выгнало наступление ИГИЛ (запрещенная в РФ организация).

Храм Лалыш согласно езидской вере – место, где началась жизнь. Семь ангелов спустились с неба, создали землю и езидов.

История плена, насилия и побега здесь у каждого своя. И лишь надежда одна на всех — вернуться в родной Шенгар, столицу курдских езидов.

Один из езидов в лагере стал таксистом. За тысячу динар — это меньше доллара — возит клиентов в ближайший городок. Три года. Стены его дома — брезент, спальное место дочки — пол.

30 тысяч езидов, бежавших с территории войны, в этих горах основали настоящий город, где есть все его атрибуты: магазины, кафе, даже мастерская авторемонта. Если все это сложить, станет понятно, что мало кто из них надеется когда-нибудь сменить прописку на прежнюю.

В палатках-парикмахерских, лавках, за игрой в карты здесь обсуждают только одно: каким будет Курдистан после референдума, станет ли для езидов домом или останется палаточным городком?

«Курдистан — это государство» — когда то крик отчаяния, теперь почти реальность. Их дети рисуют непризнанный флаг на щеках, с ним карабкаются на вышки стадионов. Его цветами залиты все курдские города. Символ веры, которая только и была у тех, кто с Мустафой Барзани полвека назад возвращался из России в страну со столицей Багдад.

Референдум в Иракском Курдистане — первый шаг к созданию большого Курдистана. Создание курдского государства активизирует сепаратизм курдов и в Турции, и в Сирии, и в Иране. Именно поэтому все эти страны выступили резко против идеи иракского референдума. Россию, строго говоря, этот процесс если и затрагивает, то по касательной. Но наш МИД, тем не менее, подчёркивает, что законность в Ираке должна быть соблюдена и мы — за внутрииракское согласие.

Говоря о предстоящем в Иракском Курдистане референдуме, Сергей Лавров так сформулировал позицию России: «Мы исходим из того, что законные устремления курдов, как и других народов, необходимо реализовывать в рамках имеющихся норм международного права. Рассчитываем, что при принятии окончательных решений будет просчитано всё, что касается политических, геополитических, демографических и экономических последствий этого шага, в том числе с учётом того, что курдский вопрос шире границ современного Ирака и затрагивает ситуацию в целом ряде соседних государств. Мы рассчитываем, что воля курдского народа будет выражена мирно».

Тем временем США в отношении курдов ведут откровенно двойную игру. С одной стороны, Белый дом опубликовал на своём официальном сайте такое заявление: «Соединенные Штаты не поддерживают намерение регионального правительства Курдистана провести референдум в этом месяце. Проведение референдума на спорных территория является чрезвычайно провокационным и дестабилизирующим шагом». В то же время вся логика действий Америки — в том, чтобы вдохновить создание большого Курдистана.

Для начала в 2003 году они разбомбили Ирак и превратили государство в хаос, от которого хочется бежать. Теперь в Сирии США снабжают курдов оружием, используют именно курдов в ходе штурма Ракки. Они же противопоставляют курдов центральному правительству Сирии, превращая их в мощную оппозиционную силу.

В этой игре референдум в Иракском Курдистане американцам выгоден, поскольку ослабит Башара Асада и ослабит президента Турции Эрдогана, который последнее время стал, на американский взгляд, слишком самостоятельным.

Оно и понятно, потому что для Эрдогана заигрывание Америки с курдами — откровенно враждебный шаг, ведь США таким образом провоцируют в Турции кровавую бойню. Сказать, что для Эрдогана это крайне болезненно, значит, оценку смягчить в сто раз. Кроме того, Эрдоган ещё не забыл, что два года назад именно с натовской авиабазы Инджирлик, которую называли «маленькой Америкой» в ходе попытки военного переворота вылетел истребитель, задача которого была сбить самолёт Эрдогана. Пилот уже обнаружил президентский лайнер, но вынужден был развернуться, поскольку топлива в баке оставалось в обрез — лишь на возвращение.

На всё это наслоился и недавний отказ США продать Турции системы ПВО «Патриот». В итоге Эрдоган купил себе российские С-400. Контракт на 2,5 миллиарда долларов. Предоплата внесена. Американцы, было, выступили с претензиями, но Эрдоган ответил резко.

«Они с ума посходили из-за того, что мы договорились по С-400. А чего вы хотите? Мы сами себя обеспечиваем всем, что связано с безопасностью», — заявил президент Турции.

Да, это явное отдаление Турции от США и как, минимум, трения внутри НАТО. Американцы уже поговаривают о введении против Турции санкций. Но санкции ведь, как уже на многих примерах убедились, ещё нигде не сработали и сами по себе выглядят не более чем глупость и демонстрация бессилия.

Возвращаясь к Курдистану, остаётся добавить, что тема — исключительно важная. Вернёмся к ней ещё не раз. Ведь создание независимого государства Курдистан — уже практический процесс, а противодействующие силы вокруг национального проекта очень велики.

 

Comments

comments

Источник записи:http://www.vesti.ru/doc.html?id=2933206&cid=9#

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

Комментариев 4

  1. Aza Avdali

    Приближающийся неотвратимо курдский референдум обострил и без того совсем непростую курдскую тему. Внимание мира приковано к курдским событиям так пристально и так, увы, несправедливо, в отличие, скажем, от ещё совсем недавних дифирамбов и похвал немеренных курдскому мужеству и той грандиозной роли, которую курды сыграли в борьбе с ИГИЛ. Что же произошло, почему так радикально изменилась риторика в этом направлении? Разве амбиции и желания курдов всегда чётко обозначенные стали такой уж большой неожиданностью? Получается что так и все тайно, а кто-то и не тайно лелеяли надежду, что курды так далеко не пойдут, не посмеют и даже не осмелятся. Потому как упорно делалось всё, чтобы помешать этому дню, этому часу. А именно: вся современная курдская история на протяжении последнего столетия — это абсолютная подлость и коварство ведущих игроков подавить курдский дух и свести на нет все курдские претензии. В этом направлении все, абсолютно все, были так изворотливы и всегда непорядочны. Расколов Курдистан на четыре части, пытались практически обездвижить курдов, по всякому, по разному, но всегда очень кроваво и очень жестоко. Но не получилось, даже все попытки расколоть курдов изнутри также не увенчались успехом. Да, эта боль и беда ещё не изжита курдами, есть огромный повод для сожалений и для выстраивания очень продуманных шагов по преодолению той бациллы в сознании тех, кто продался, а кто пошёл на поводу. Но всё это так несопостовимо и ничтожно по сравнению с огромной волей курдов построить своё государство, с тем напором курдского энтузиазма и понимания того, что здесь и сейчас наступил тот самый момент истины.
    Но парадокс в случае с курдскими правами и претензиями, так обострившийся в приближении дня рефередума ещё и в том, что происходит так явно обозначенное столкновение двух принципов так или иначе применяемых мировым сообществом ровно так, как им это выгодно на данный моменет.
    Есть такое общеизвестное прописанное в Уставе ООН право наций на самоопределеие — и это вроде как альфа и омега основного, такого выстраданного и осознанного принципа международного права, это то, чем человечество так гордится. Но ведь как часто, когда им важно т необходимо обосновать свою позицию, пусть даже кому-то она представляется несправедливой и нечестной, мировое сообщество вдруг начинает мусолить такую коварную и безосновательную «теорию невозможности». Да, такой формат тоже есть и он весьма часто применяется. И эта самая теория основывается на том, что иногда, как в случае с курдами, национальные права и претензии в принципе неразрешимы и недопустимы как чрезвычайные, а для кого-то и неприемлемые, более того, они весьма нежелательны и опасны. Вот ведь такая чушь собачья, такая ахинея и такое обрушение того самого принципа о праве наций на самоопределение, в общем такая вот фальшь и такие вот стандарты. А в это же самое время сами курды упорно следуют и придерживаются единственно состоятельной и справедливой концепции: курдское государство — это идеальная для самих курдов и для всех компонентов, состовляющих Курдистан, равно как и для всех курдских соседей, а в конечном итоге и для всего мира, идеальная и самая востребованная самим временем форма политической организации. Разве совпадение политических границ с границами этнографическими и лингвистическими не есть самое справедливое требование спрпведливости? Человечество прошло в понимании и выстраивании наиболее приемлемой формы государственности огромный путь. И сегодня есть достаточно чётко обозначенные приоритеты именно этой формулы. И ни одна вменяемая нация или политическая структура никогда всерьёз не будут рассматривать иные концепции, скажем, такие радикальные и преступные, которыми забавляются совершенно отвязные леворадикальные апологеты со своими больными, а когда и опасными фантазиями. Для курдов этот весь кошмар свёлся к деятельности созданной опасными и вечными курдскими врагами такой организации как РПК. Хочу привести одну важнейшую мысль, не мне принадлежащую: «Национальность — способ мышления, соответствующий политической реальности». И это правда. Но если такое право есть у одних, то почему это же право должно быть проигнорированно или недоступно другим, скажем курдам? Безусловно, это всё такие непростые вопросы, но вместе с тем есть такое неприятие и такое разочарование в тех, кто использовал курдов все последние, такие опасные для мира и для множества людей годы, по полной программе, внушая им параллельно такие достаточно чётко обозначенные обещания и в поддержке и в помощи, внушая оптимизм и веру во все курдские надежды и действия, но когда настал тот самый момент, вдруг всё так цинично растаяло, извратилось. А между тем, курдам нет никакой необходимости предъявлять какие-то обоснования и подтверждения своих прав, это понимание в их генетической памяти, в их немеркнущих и всегда живых воспоминаниях о каждом дне, о каждом моменте их такой драматичной, но и такой великой истории и в той реальности, которую они проживают и переживают сегодня, всегда на гребне борьбы с произволом, со злом и всегда несломленные, гордые. И что чрезвычайно вавжно, так это та чётко обозначенная курдами приверженность к построению своего государства как сообщества общегражданского единства всех этносов и конфессий, но, безусловно, объединённых единством языка и едиными национальными интересами, при сохранении и уважении и языка и культурного наследия всех без исключения компонентов. Курды ясно и чётко сформулировали такой важнейший принцип своей грядущей государственности, а именно: это будет государство, построенное на основе общей солидарности и безусловного уважения всех её членов. Но, к сожалению, мир вдруг ослеп и оглох по отношению к курдам. Хотя я и не склонна драматизировать ситуацию, всё так или иначе, но будет принято ровно так, как этого заслуживает удивительный и абсолютно мирный и миролюбивый курдский народ, заслуживший быть принятым в сообщество наций на правах равных и абсолютно уважаемых. Курды на пике эйфории по поводу своих ожиданий. И даже при том, что так неудачно, так легкомысленно и так подло некоторые из курдских политических деятелей стали играть в понятия национализм и патриотизм, противопоставляя и смешивая эти понятия, пытаясь апеллировать к тому уже испарившемуся фактору как государство Ирак, приказавшему долго жить, что бы кто там не говорил, и пытаясь внести хаос в происходящий важнейший момент, но это уже никого не останавливает, потому что иные феерии будоражат сердца и мысли курдов. В курдском сознании пересекаются исключительно курдский патриотизм и курдский национализм, с какой бы опаской к этому не относились враги и недоброжелатели курдов. Нет и не может быть нации и национального государства без национализма. Это фундаментальный принцип всех без исключения государств. И разве не этот симбиоз стал символом курдской веры и курдских надежд, приблизив и одухотворив день сегодняшний? Именно так!

  2. Алена

    Если говорить об этом репортаже на российском канале, который был вечером в воскресенье, то он выдержан в очень благожелательно
    м по отношению к курдам Ирака тоне. И достаточно положительно к праву курдов на этот референдум.

    А поскольку история всегда повторяется, иногда как день сурка, есть все основания полагать, что де юре Курдистан Россия признает раньше Вашингтона. Так же, как и в истории с созданием государства Израиль. У России есть прямая заинтересованность, чтобы «только не было войны» и еще большей жопы ( она ведь не на другом континенте находится), а военное сдерживание и политическое разруливание с соседями Курдистана может обеспечить при существующем раскладе именно Россия.

    1. Aza Avdali

      Да, тут я с Вами, Алёна, согласна. На самом деле я не комментировала конкретно этот репортаж, просто хотелось высказать некоторые свои мысли и, честно говоря, мне было всё равно в каком месте ставить свою подпись, под каким материалом взять слово. А поскольку краткость не всегда мне удаётся, это не моя черта, то и написала то, что и написалось, что выплеснулось. И согласна, скорее всего Россия будет одной из первых в признании Курдистана, сегодня есть много свидетельств и прямых , куда уж прямее, намёков. Дай-то Бог! Скрестим пальцы.

    2. Мураз Аджоев

      Да, Киселев изложил свою часть как по форме, так и содержанию действительно вполне благожелательно. А вот у Соловьва на передаче «доброжелатели» говорили совсем уж не благожелательно.

Комментирование закрыты.