До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Вы за независимость Курдистана?

Загрузка ... Загрузка ...

РЕФЕРЕНДУМ О НЕЗАВИСИМОСТИ КУРДИСТАНА: МЕНЯЯ СТАТУС-КВО

РЕФЕРЕНДУМ О НЕЗАВИСИМОСТИ КУРДИСТАНА: МЕНЯЯ СТАТУС-КВО

Хемин Хаврами

Власти автономного Иракского Курдистана назначили референдум об отделении от Ирака на 25 сентября. Шаг курдских властей раскритиковали Багдад, Тегеран и Вашингтон, назвав его незаконным и несвоевременным. Однако курды не намерены сдвигать дату референдума. Почему? Об этом рассказал в интервью ru.valdaiclub.com старший помощник президента Иракского Курдистана Масуда Барзани, член руководящего совета Демократической партии Курдистана Хемин Хаврами.

Почему руководство Курдистана настаивает на проведении референдума в установленные сроки?

Проведение референдума – это давно уже не новость. Руководство Курдистана обсуждало этот вопрос с апреля 2015 года. 26 января 2016 года президент Барзани созвал в Курдистане представителей всех политических партий, религиозных и этнических групп. Было принято 6 решений, и одно из них заключалось в проведении референдума.

7 июня 2017 года на встрече президента Барзани с представителями 16 партий, которые занимают 83 места в парламенте из 111, было принято решение установить дату проведения референдума 25 сентября 2017 года.

Руководство и народ Курдистана уже прошли через 14 лет неудачного федерализма в Ираке. Новый Ирак в 2003 году не смог реализовать основные принципы разделения власти и консенсуса. Со времени создания Ирака после Первой мировой войны мы, иракские курды, имели немало иракских правительств. Все они не относились к нам как к равноправным гражданам. Они игнорировали наши основные права и применяли химическое оружие, устраивали геноцид курдского народа с массовыми захоронениями, как кампания «аль-Анфаль».

После 2003 года мы надеялись жить в новом Ираке, где торжествует конституция, за которую мы голосовали в 2005 году. В конституции содержались основные положения о нашей добровольной унии с Багдадом: разделение власти, сбалансированное представительство, федерализм, консенсус, демократия и верховенство закона, федеральные институты и распределение доходов. К сожалению, после 14 лет были нарушены не только основные принципы, но и другие 55 статей конституции.

В феврале 2014 года тогдашний премьер-министр аль-Малики сократил бюджет региона Курдистан. Ирак не смог защитить нас от варварских нападений ДАИШ (запрещена в России). Благодаря партнёрам по коалиции и жертвенности наших бойцов из Пешмерга мы нанесли поражение ДАИШ. С этим не справилась государственная система Ирака из-за политизации государственных институтов, безудержной коррупции, сектантской политики, лишения гражданских прав суннитов, провала процесса национального примирения. Всё это привело к росту влияния ДАИШ.

Мы испробовали все формы отношений с Багдадом, от децентрализации до автономии и федерализма. К сожалению, ничего не получилось, потому что багдадские лидеры не допускали реального партнёрства. У них всё ещё сильна ментальность централизма, они отказываются рассматривать других как партнёров, а склонность к сектантству уничтожила какие-либо ростки для сосуществования в Ираке.

Наше руководство решило обратиться к народу Курдистана, чтобы определить, что именно он желает после провала сосуществования с Багдадом. Проведение референдума – это данное Богом право нашего народа решать свою дальнейшую судьбу. Это должно предотвратить возможность одного лидера (или одной или двух партий) принимать решения за народ.

Может ли отмежевание от Ирака посредством референдума стать прецедентом не только для курдов Сирии, но и для Турции и Ирана, где также проживают курды?

Здесь надо чётко разъяснить, что этот референдум касается только иракского Курдистана и не имеет ничего общего с курдами в других странах. Конечно, курды – это одна нация, но мы были разделены на четыре части после Первой мировой войны. С тех пор каждая часть имеет свои особенности. То, что подходит для одной страны, не подходит для решения курдского вопроса в других странах.

Референдум касается независимости иракского Курдистана – без изменений нынешних международных границ Ирака с Ираном, Турцией и Сирией. Мы действительно надеемся, что проблемы курдов будут решены мирно при взаимопонимании с соответствующими государствами.

Мы не поддерживаем никакого насилия со стороны каких-либо курдских группировок в этих странах для поиска решения курдского вопроса, но и не считаем, что военные решения и силовые варианты в области безопасности со стороны лидеров этих стран могут решить курдский вопрос.

Как всё это может повлиять на геополитическую расстановку сил на Ближнем Востоке?

Геополитика Ближнего Востока сама по себе находится в постоянной динамике. Регион пережил множество изменений, и многие ожидаются в будущем. Дело в том, что постколониальная государственная система на Ближнем Востоке провалилась. Она не была инклюзивной и демократической для мозаичной структуры населения. Она не смогла удовлетворить потребности людей и обеспечить развитие региона. Не стоит и говорить о возвращении чувства национальной идентичности, возвращении субнационального или наднационального самосознания.

Регион кишит несостоявшимися государствами и негосударственными субъектами. За последние 26 лет регион Курдистана доказал, что это остров стабильности, безопасный для христиан, принимающий беженцев и вынужденных переселенцев. Регион Курдистана обеспечивает региональную и международную безопасность.

Мы активно содействуем развитию торговли и регионального сотрудничества с Турцией и Ираном. Система и миропорядок после Первой мировой войны на Ближнем Востоке не соответствуют новым социальным реалиям. Пришло время принять те реалии, какие есть, а не такие, какие были созданы по желанию некоторых. Новый порядок должен быть инклюзивным для неарабов, нетурок и неперсов. И независимый Курдистан внесёт здесь свой позитивный вклад.

Каких закулисных интриг можно ожидать от заинтересованных стран, учитывая тот факт, что речь идёт не только о статусе иракского Курдистана, но и контроле над одним из самых богатых нефтеносных регионов мира?

Район Курдистана на деле доказал, что является маяком стабильности с точки зрения энергетической безопасности, борьбы с терроризмом, развития мультикультурализма и мирного сосуществования. Отрицание очевидного и возврат к старым решениям не могут обеспечить стабильность в регионе. Курдистан ищет мирные пути для новых условий отношений с Багдадом. Сейчас мы находимся в состоянии нездоровой взаимозависимости и хотим изменить её на состояние здоровой взаимозависимости.

Если независимость – правильный путь для арабов, чтобы иметь 21 государство, для иранцев и для турок, для других членов ООН, то почему это плохо для иракских курдов?

У нас нет намерения создать чисто курдское национальное государство. В Курдистане проживают другие нации, и он станет родиной для всех граждан, несмотря на их этнический состав, религиозные взгляды или даже принадлежность к той или иной секте.

 

Источник записи:http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/referendum-kurdistan/

Об авторе

Neo

Похожие записи