До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Вы за независимость Курдистана?

Загрузка ... Загрузка ...

У Анкары нет целостной и долгосрочной политики по курдскому вопросу

У Анкары нет целостной и долгосрочной политики по курдскому вопросу

Турецкие эксперты и дипломаты: «Причина болезненности курдской проблемы для Турции – отсутствие у Анкары продуманной, целостной и долгосрочной политики по данному вопросу»

Пока до конца неясно, состоится ли объявленный Региональным правительством Курдистана на 25 сентября референдум о независимости. Президент региона Масуд Барзани утверждает, что он состоится, но эта инициатива встречает стойкое сопротивление со стороны Запада, опасающегося, что этот акт представляет угрозу территориальной целостности Ирака. Турция также против этой идеи, отчасти по той же самой причине, но, прежде всего, из опасений за то влияние, которое референдум может оказать на турецких курдов.

Многие, однако, согласны с тем, что реакция Анкары на объявление референдума в июне была куда более мягкой, чем ожидалось. В нем вновь были подчеркнуты тесные связи между Анкарой и региональным правительством, из которых обе стороны извлекают пользу для себя. Если Барзани уступит давлению и отложит голосование, это поможет Анкаре, но не на продолжительное время. Можно, конечно, и не замечать эту проблему в ожидании, пока она исчезнет сама собой

Галип Далай, бывший исследователь в проправительственном Фонде политических, экономических и социальных исследований и председатель форума «Аш-Шарк» (Восток), заявил, что объявление Эрбилем референдума «еще раз показывает, что у Турции нет политики в отношении курдов». Об этом он написал в недавней статье в близкой к  правительству ежедневной газете Karar. В статье говорится, что у Турции имеется несколько разных «политик» по отношению к различным курдским группировкам. Имеются в виду Рабочая партия Курдистана и ее сирийский филиал – Партия Демократического Союза, Демократическая партия Курдистана под руководством Масуда Барзани, также действующие в иракском  Курдистане Патриотический союз Курдистана Джалала Талабани и движение «Горран».  По мнению эксперта, столь фрагментарный подход нельзя назвать полноценной «курдской» политикой страны.

Пока что Анкара оказалась зажатой между молотом и наковальней. Для нее неприемлема мысль о независимости курдов, но есть несколько моментов, которые Турция просто не может игнорировать. Курдский регион был в свое время образован под покровительством США после войны 1990-91 гг. в Персидском заливе, в качестве противовеса саддамовскому Ираку, несмотря на серьезное сопротивление со стороны тогдашних властей Турции.

Наличие обстоятельств, которые Анкара не может контролировать вынуждают ее не только сотрудничать с Эрбилем, но и разворачивать ситуацию в пользу последнего, сделав Курдистан ключевым партнером в сфере экономики и энергетики. Правда, министр энергетики Турции Берат Альбайрак предупредил на минувшей неделе, что референдум о независимости  будет иметь тяжелые последствия для Курдистана в сфере энергетического сотрудничества с Турцией. «Северный Ирак знает. Что его единственным региональным союзником является Турция – сказал министр.

Однако сегодня объем торговли между Турцией и северным Ираком находится на отметке 8,5 млрд долларов, ведутся переговоры о других многомиллиардных энергетических проектах. Это нейтрализует угрозы Альбайрака, поскольку если Анкара предпримет некоторые подобные шаги, то за них придется ей заплатить изрядную цену.

 

Правящая в Турции партия справедливости и развития и ДПК имеют тесные политические контакты, что следствием своим имело хорошие личные связи между Масудом Барзани и Реджепом Эрдоганом. Ранее Барзани призывал турецких курдов поддержать Эрдогана, сначала на парламентских, а позднее и на президентских выборах, и этот факт турецкий президент не может игнорировать, учитывая значительное курдское население своей страны. Также, Анкара использует свои связи с Эрбилем, когда возникают  проблемы и разногласия в отношениях с Багдадом, а таковые имеются, прежде всего, по проблеме Мосула. Это также затрудняет потенциальный прессинг Турции в отношении иракских курдов.

В свое время признавшая Курдистан как автономию, Анкара не имеет на долгосрочную перспективу иной возможности, кроме как признания региона, либо как субъекта свободной и демократической Иракской конфедерации, либо как независимое государство. Все это создает дилемму, особенно с точки зрения проблемы сирийских курдов, поскольку независимый либо конфедеративный фактор будущего Курдистана создаст для них прецедент, особенно для тех, кто стоит под знаменами ПДС и с которыми Анкара находится в состоянии войны.

Турция уже испытывает трудности из-за поддержки, получаемой ПДС от США и России, и того факта, что эти две страны-постоянные члены Совбеза ООН не отрицают возможности для курдской автономии в обновленной единой Сирии. Эксперт Фонда экономических и политических исследований в Анкаре Нихат Али Озджан заявил Al-Monitor: «Общая ситуация в регионе делает важной для Турции разработку всесторонней и реалистичной политики по курдскому вопросу». При этом эксперт выразил сомнения в том, что Анкара сегодня способна разработать подобную политику из-за ее ограниченных возможностей. И подобная слабость ставит, по мнению Озджана, как и многих других экспертов, в положение, когда она может лишь рефлексировать на  события по мере того, как они произошли.

«Из-за таких ограничений, Турция может реагировать на сиюминутную политическую конъюнктуру, но у нее нет «дорожной карты» на долгосрочную перспективу, и я не уверен, что она в состоянии ее сформировать. Чтобы быть на это способным, необходимо понимать реалии региона» – считает Озджан.

Озтюрк Йылмаз, бывший дипломат, а ныне депутат парламента от оппозиционной Народно-республиканской партии, соглашается с подобными вводами. «Есть мнение – говорит он – что мы можем остановить курдское стремление к независимости силой оружия, но укрепление курдов в целом по региону свидетельствует об отсутствии у Турции целостной курдской политики. Мы даже толком не можем сказать:  независимость Курдистана – это хорошо или плохо для Турции? У нас имеются трудности с признанием курдских  реалий  и пониманием факторов, движущих ситуацией в регионе».

Йылмаз, бывший генеральный консул Турции в Мосуле, провел 101 день в качестве пленника ДАИШ(запрещена в России), захватившей город в 2014 году, утверждает, что у Ирана есть более разработанная и последовательная политика по курдскому вопросу. «Называйте ее  разделяй и властвуй», или как-нибудь еще, но у Тегерана подобная политика выстроена, а у нас нет» – считает дипломат.

В тот момент, когда г-н Иылмаз давал интервью Al-Monitor в Анкаре находился с визитом начальник генштаба армии Ирана генерал-майор Мохаммад Бакери. Это был первый визит иранского военного столь высокого ранга в Турцию после исламской революции 1979 года. Многие наблюдатели предполагали, что главным вопросом, обсуждаемым во время визита станет курдский. Однако реально обсуждался вопрос присутствия турецкого контингента в Идлибе. Однако и курдская проблема принуждает Турцию и Иран преодолевать имеющиеся различия и сотрудничать.

Мурат Озджелик, бывший турецким послом в Багдаде в 2009-2011 гг, считает, что хотя Турция не является ключевым фактором, когда дело касается курдского вопроса, для Эрбиля всегда важна точка зрения Анкары на него.

«В Курдистане часто не понимают разницу между более мягким тоном официальных заявлений турецких властей и жестким тоном Эрдогана при публичных выступлениях, что свидетельствует  об отсутствии координации в Анкаре по данному вопросу», – говорит дипломат.

Озджелик также указал на еще одну проблему для Эрдогана и его ПСР. «Если Турция будет слишком активно возражать против референдума, это может рассердить ее собственное курдское население, на голоса которого Эрдоган рассчитывает при проведении выборов 2019 года» – заключает он. Также проблемным фактором для нынешнего турецкого президента является то, что местные националисты не приемлют сотрудничества с региональным правительством Курдистана, из-за претензий курдов на Киркук, который националисты считают традиционно «туркоманским» городом. А националисты также составляют значительную часть эрдогановского электората.

Итак, с какой бы стороны не взглянуть на данную проблему, курдская «головная боль» для Турции остается, и не только в силу сложившейся ситуации, но прежде всего из-за отсутствия у Анкары ясной, продуманной и долгосрочной политики по данному вопросу.

Al-Monitor           Перевод RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи