"Мечтой каждого курда с рождения и до самой его смерти -

является независимый Курдистан"

Масуд Барзани

 

Иракский Курдистан на пути к независимости: позиция России по вопросу самоопределения иракских курдов

Иракский Курдистан на пути к независимости: позиция России по вопросу самоопределения иракских курдов

Россия ищет концепцию разумного самостоятельного и принципиального прагматизма в своей политике на Ближнем Востоке, в том числе и в отношениях с иракскими курдами. Одним из основных постулатов такого подхода является решение базовых вопросов безопасности на Ближнем Востоке компромиссным и коллегиальным путем. Объективный анализ баланса сил на ближневосточной арене позволит России выстроить взаимовыгодные отношения со всеми ключевыми игроками региона, в том числе и с Иракским Курдистаном. В условиях борьбы с запрещенной в России ИГИЛ и активного участия РФ в попытках разрешить сирийский конфликт, Москва рассматривает курдские политические силы Сирии и Ирака в качестве своих геополитических союзников, причем последних — не только в плане борьбы с терроризмом, но и с точки зрения перспектив экономического сотрудничества РФ с курдистанским регионом.

Российские компании «Газпромнефть» и «Роснефть» активно вошли на внутренний рынок, осуществляя многомиллионные контракты по разведке, добыче и транспортировке нефти из Иракского Курдитстана. Россия также оставляет за собой право на гуманитарные, экономические и культурные контакты с курдами, учитывая при этом довольно высокий уровень сотрудничества с региональными партнерами: Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. Объективный анализ баланса сил на Ближнем Востоке позволит России выстроить взаимовыгодные отношения со всеми ключевыми игроками региона, в том числе и с Иракским Курдистаном в случае провозглашения его независимости.

7 июня 2017 г. президентом курдской автономии в Ираке Мосудом Барзани была объявлена дата проведения референдума о независимости Иракского Курдистана: 25 сентября 2017 года. Несмотря на сдержанно негативную реакцию большинства представителей международного сообщества, ни у кого не вызывает сомнений, что такой референдум будет в Иракском Курдистане всё же проведен.

Заявление МИД РФ о том, что Россия выступает за сохранение территориальной целостности Ирака, недвусмысленно трактуется, как негативная оценка объявленного референдума. Такая позиция в значительной степени уязвима в свете активной поддержки Россией пророссийского референдума в Крыму в 2014 году — если принимать во внимание тот факт, что в рамках международных отношений традиционной считается легитимность тех действий, направленных на отделение претендующих на национальный суверенитет территорий, которые вызывают одобрение большинства членов международного сообщества.

Позиция экспертов по ближневосточным вопросам может отличаться от официальной позиции МИДа относительно целесообразности и перспектив возможной курдской независимости на севере Ирака, учитывая, что мнение эксперта, скорее, основано на анализе полного спектра интересов в регионе, баланса сил и собственных устремлений курдского народа, требующего национального суверенитета. МИД России, в свою очередь, ставит во главу угла национальные интересы государства, и эту позицию можно также прокомментировать или подвергнуть критике.

Национальные интересы Российской Федерации по отношению к статусу курдской автономии на севере Ирака опосредуются как текущим балансом сил, так и интересами России на всём Ближнем Востоке с перспективами прежде всего экономических отношений с Иракским Курдистаном (как с субъектом федерации, так и с гипотетически независимым государством), а также вопросами безопасности находящихся в Сирии военных баз в Тартусе и Хмеймиме.

Россия, словами спикера МИД М. Захаровой, подчеркнула нежелательность референдума о независимости в сентябре 2017 года, однако эта позиция, на наш взгляд, автоматически не отрицает права иракских курдов на политическое самоопределение. Как следует из предыдущих комментариев президента России, «в конце концов, должны быть обеспечены права курдского народа, но каким образом и как это будет сделано, все зависит от Ирака и от самого курдского народа. Но мы не намерены вмешиваться во внутренние иракские процессы». Ситуация вокруг иракских курдов и Ирака рассматривается Россией также и в рамках обеспечения коллективной безопасности организации Шанхайского сотрудничества (ШОС), где в настоящее время наблюдателем является Иран, выступающий резко против курдского референдума в Ираке. Однако сохранение территориальной целостности Ирака является не единственным аспектом, определяющим официальную позицию России по отношению к референдуму.

Очевидно, что опасения всех стран, которые выразили сдержанно негативную реакцию на будущий референдум (США, Великобритания, Германия, Франция, Турция, и менее сдержанно — Иран), коренятся в непредсказуемости нынешнего процесса освобождения Ракки и Мосула с весьма вероятным его переходом в фазу суннитско-шиитского конфликта на территории Ирака, а также в противоречивости трактовок политических «курдских» границ внутри Ирака, в рамках которых такая независимость могла бы быть реализована. Время проведения референдума также видится во многом политически манипулятивным и нацеленным на то, чтобы обеспечить поддержку ДПК, инициировавшую проведение референдума в период между августом 2017 года, когда заканчивается дополнительный (и формально нелегитимный) срок президентства М. Барзани и ноябрем — временем парламентских, а затем президентских выборов в Иракском Курдистане. Об этом, в частности, недвусмысленно дали понять такие политические силы Иракского Курдистана, как левая партия «Горран» («Перемены») и исламистская Исламская группа Курдистана (ИГК), отказавшись приять участие во встрече с президентом автономии 7 июня.

При этом все политические силы Иракского Курдистана заявляют о том, что референдум о независимости не будет автоматически означать одностороннего ее провозглашения. Между тем, существует очевидное стремление элит Иракского Курдистана провести референдум до окончательной победы над ИГИЛ (запрещенным в РФ), после которой явно активизируется новое перераспределение политического влияния на Ближнем Востоке всех региональных и мировых игроков. Таким образом, иракские курдские элиты упреждающим волеизъявлением курдского населения обезопасят себя от возможного «второго Сайкс-Пико», в результате которого, как и сто лет назад, курдская государственность может быть принесена в жертву сиюминутным устремлениям и национальным интересам как соседних государств, так и крупных держав.

Падение цен на нефть в 2014-2015 гг. стало началом острого экономического кризиса в Иракском Курдистане, когда непомерно завышенные траты на содержание госслужащих, сил безопасности и вооруженных сил Пешмерга вызвали бюджетный дефицит, который региональное правительство не могло компенсировать за счет полагающихся 17% доходов от экспорта всей иракской нефти. Кризис усугублялся жизненной необходимостью вести боевые действия с ИГИЛ. На этом фоне нынешняя активность российских крупнейших нефтяных корпораций («Газпромнефть» и «Роснефть») на внутреннем нефтяном рынке Иракского Курдистана и заключенные напрямую крупные инвестиционные контракты стали важным и необходимым источником вливания средств в экономику-рантье, напрямую зависимую от нефтяной ценовой коньюктуры.

На первый взгляд может создаться впечатление, что Россия в настоящее время пытается проводить в Иракском Курдистане политику, характерную для Соединенных Штатов в 90-ые годы прошлого века, а именно — заигрывания с курдскими политическими лидерами (в первую очередь, с ДПК) с целью реализации выгодных для РФ нефтяных проектов. Между тем, точно оценить уровень запаса нефти в Иракском Курдистане практически невозможно, учитывая отсутствие чётких границ Курдистана. Так, по мнению ведущего эксперта Союза нефтегазопромышленников России Р. Танкаева, извлекаемые запасы Иракского Курдистана вряд ли превышают 500 млн. тонн нефти, а большинство заявлений властей Курдистана о богатых запасах нефти являются, скорее, политическими, рассчитанными на привлечение инвесторов1.

На этом фоне Россия не стремиться заключать долгосрочные нефтяные контракты в Иракском Курдистане, ограничиваясь двухлетним периодом разведки и транспортировки курдистанской нефти. Также осторожная позиция России опосредована желанием не навредить отношениям с Ираком. Такая попытка «усидеть на двух стульях» будет являться определяющей внешнюю политику РФ в отношении этого вопроса и после проведения референдума. Другим немаловажным, но отчетливо не заявляемым аспектом негативного отношения РФ к перспективе независимого Иракского Курдистана можно считать возможность создания на его территории американской военной базы, наличие которой крайне нежелательно вблизи российских военных баз в Хмеймиме и Тартусе.

Сдержанно негативная позиция РФ по отношению к будущему референдуму опосредована фактором непредсказуемости его последствий, а также очевидным осложнением отношений гипотетического государства с окружающими его соседями: Ираком, Турцией и Ираном. Между тем, результаты волеизъявления в Иракском Курдистане абсолютно ясны — оно уже проходило неофициально в 2005 году, когда был показан высокий потенциал местной поддержки самоопределения. Теперь Эрбиль видит жизненно важным проведение референдума на спорных территориях Синджара, Ханакина и Киркука, а его результаты должны, по идее, стать мощным инструментом в переговорах Регионального правительства с Багдадом о будущей курдской независимости с официальным включением богатого нефтью Керкука в состав Иракского Курдистана. Однако сделать это будет непросто. Статус спорных территорий остается неразрешенным с момента создания автономии в 1970 г. Очевидно, что попытка иракских курдов включить их в состав независимого курдского государства вызовет предсказуемо негативную реакцию как центрального правительства Багдада, так и более непредсказуемую — шиитского ополчения «Хашд аш-Шааби», наделенных Багдадским режимом статусом государственных военизированных формирований, но находящихся под патронажем Ирана. По большому счету, вопрос спорных территорий в случае выхода Иракского Курдистана неразрешим путем переговоров; он приведет к неминуемому вооруженному конфликту, с учетом того, что на фоне подготовки референдума уже назревает конфликт между Багдадом и Эрбилем, а Багдад при этом имеет явные преимущества в военно-воздушных силах и тяжелой артиллерии. Думается, в МИД России это отчетливо видят и понимают.

По словам нынешнего губернатора Киркука Наджмальдина Карима (бывшего директора Курдского института в Вашингтоне), статус Киркука должен быть определен параллельно с референдумом о независимости Иракского Курдистана. При этом Карим подчеркивает, что несмотря на то, что в представлении многих курдов Киркук является «сердцем Курдистана», в рамках будущего независимого курдского государства город и прилегающих к нему регион будет иметь особый «мультинациональный» статус. Во времена правления Хусейна город подвергался усиленной арабизации. Сейчас же в этом регионе расположились около 500 тыс. беженцев — в основном, артабов-суннитов из регинов Хавиджа и Салахеддин.

Этнический состав Киркука является предметом ожесточенных споров между курдским региональным правительством и Багдадом. До вторжения в этот регион сил ИГИЛ, 53% населения составляли курды, 33% — арабы и 14% — туркоманы. По мнению губернатора Киркука, даже если регион и проголосует за вхождение под юрисдикцию курдского регионального правительства, ему необходимы будут несколько лет самоуправления для выработки межнационального консенсуса. Карим не исключает также создание в Киркуке самооуправляемого региона, отдельного от Багдада и Курдского регионального правительства2.

Таким образом, проведение референдума о независимости иракского Курдистана в Киркуке возможно только после референдума о включении этого региона под юрисдикцию Регионального правительства Иракского Курдистана. В противном случае мы можем стать свидетелями так называемого «крымского прецедента», когда преобладающе неурегулированный статус территории без ясного и преобладающего выражения воли местных жителей в случае любой политической дезинтеграции будущего курдского государства может стать триггером для сепаратистского (опять же, с точки зрения интересов Иракского Курдистана) движения в Киркуке, основанного на арабском или туркоманском этническом партикуляризме и весьма вероятным военным вмешательством со стороны центрального правительства в Багдаде. Это, в свою очередь, может вовлечь Турцию в конфликт под предлогом защиты этнических турок, учитывая жесткую риторику правительства Турции в отношении перспектив самоопределения Киркука.

Рассматривая опыты отделения других стран на основе этнического партикуляризма, можно заметить, что они, в основном, стали результатом субъективно воспринимаемой угрозы национальным интересам для периферийных моно или полиэтнических групп, разделяющих общий набор ценностей и взгляды на национальное самоопределение. В большинстве случаев эта угроза возникала в связи с гражданской войной и/или неконвенциональным способом смены власти в стране. Безусловно, основным источником угрозы для Иракского Курдистана является ИГИЛ, но при этом, несмотря на все экономические и политические противоречия между Региональным правительством и Багдадом, эти противоречия не могут считаться настолько же критическими, насколько вышеупомянутая угроза ИГИЛ для национальных интересов курдов. Похоже, что после референдума Региональное правительство Иракского Курдистана должно четко определить, какую именно угрозу национальным интересам и национальной курдской безопасности оно видит в связи с пребыванием в составе федеративного Ирака.

В свете определенной непредсказуемости перспектив политического развития в Сирии и Ираке после неминуемой победы над ИГИЛ России всё же нельзя игнорировать фундаментальные принципы и права на самоопределение за курдским народом Ирака. С другой стороны, очевидно и то, что с выходом курдов из состава федерации произойдет весьма непредсказуемый по своим последствиям распад всего Ирака, поскольку перспективы существования единого «суннитско-шиитского» государства после ухода курдов также выглядят весьма призрачными. В планах реализованного США проекта иракской федерации курды рассматривались (и до сих пор рассматриваются) в качестве важной составляющей «треугольника стабильности» иракского курдо-шиитско-суннитского государства. Однако этот проект к настоящему моменту обнаружил свою несостоятельность и Ирак находится в полушаге от того, чтобы стать failed state (несостоявшимся государством). Однако, необходимо учитывать и то, что по-прежнему существуют международные и, особенно, внутренние и региональные условия, которые можно рассматривать как препятствия процесса курдского самоопределения, и этот процесс в будущем будет зависеть от сочетания ряда факторов, которые в данный момент неочевидны. Помимо угроз вооруженного столкновения между Эрбилем и Багдадом есть еще политические и идеологические противоречия между основными силами в иракском Курдистане, такими как ДПК, с одной стороны, и ПСК и «Горран» — с другой. Не добавляет оптимизма и тот факт, что по сути анти-террористические силы Пешмерга разделены и управляются из двух центров: из подконторольного ДПК Эрбиля и сторонниками ПСК в Сулеймании. Усугубляет ситуации и наличие около 2 млн. беженцев на территории Иракского Курдистана.

Результаты референдума, возможно, привнесут новые расклады в распределение мест в парламенте, однако крепнущая объединенная оппозиция к ДПК в лице ПСК и «Горран», а также нескольких более мелких партий позволяет говорить о сложных перспективах переговорного процесса по вопросу распределения полномочий в рамках представительства разных политических сил в едином курдистанском парламенте. Принцип переговорного процесса между курдским обновленным парламентом и Багдадом является единственным возможным подходом к решению курдской проблемы в Ираке, подкрепленный также и принципом курдской национальной идеи, в основе которой на нынешнем этапе может лежать вполне понятный тезис о том, что никакие курдские политические силы, отрицающие терроризм, как форму навязывания определенных политических взглядов, не будут находиться в состоянии вооруженного конфликта друг с другом или, другими словами, «никто из курдов не будет сражаться с другим курдом». И такая понятная на данном историческом этапе национальная доктрина может быть принята во внимание курдами не только в Ираке, но и на всем Ближнем Востоке, включая Турцию, Сирию и Иран.

1 www.gazeta.ru. 28.04.2016

2www.middleeasteye.net/news/kirkuk-governor-interview-644397263

Кирилл Вертяев

кандидат политических наук,

старший научный сотрудник Института востоковедения РАН,

зав. сектором курдоведения Отдела Ближнего и Среднего Востока ИВ РАН.

Comments

comments

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 25

  1. Мераб

    Уважаемый Кирилл. Вы пишите «На первый взгляд может создаться впечатление, что Россия в настоящее время пытается проводить в Иракском Курдистане политику, характерную для Соединенных Штатов в 90-ые годы прошлого века, а именно — заигрывания с курдскими политическими лидерами (в первую очередь, с ДПК) с целью реализации выгодных для РФ нефтяных проектов.
    Не понимаю откуда вы это взяли? Как можно называть политику США в отношении курдов ДПК в 90 годах заигрыванием. Вам вообще известна какую роль сыграли США для курдов?
    Или вот ещё «Другим немаловажным, но отчетливо не заявляемым аспектом негативного отношения РФ к перспективе независимого Иракского Курдистана можно считать возможность создания на его территории американской военной базы, наличие которой крайне нежелательно вблизи российских военных баз в Хмеймиме и Тартусе».
    Послушайте, США в любой момент при желании будут иметь там базы, как при автономии, так и независимости.
    Если честно всё напутано

    1. Кирилл Вертяев

      Уважаемый Мераб
      1. Экономические контакты РФ с КРГ осуществляются в подавляющем большинстве случаев через представителей ДПК. Например, представителям ПСК и «Горран» на момент заключения в феврале 2017 соглашения с «Роснефтью» на 3 ярда, ничего об этой сделке не было известно, хотя эти партии формально тоже входят в КРГ. Таким образом, оппозиция по сути теряет возможность контролировать распределение финансовых ресурсов и возникают подозрения о коррумпированности нынешнего руководства КРГ. Что касается США, то здесь можно напомнить, о том, как призыв Дж. Буша ст. к народу Ирака свергнуть Хуссейна во многом спровоцировал курдское национальное восстание, которое было подавлено иракским режимом, что привело к гуманитарной катастрофе, которую США не смогли предотвратить. Это я называю заигрыванием. Характер отношений США с КАР поменялся в 2000-ые с выработкой концепции ББВ, но здесь я говорил про 90-ые.
      2. По поводу базы: ее созданию мешала позиция Турции. Однако в случае с независимым Курдистаном она вполне можеть быть создана. Более подробно — в ответе г-ну Иванову.

      1. Мураз Аджоев

        Кирилл, из каких источников Вам стало известно, что представители ПСК в правительстве Курдистана ничего не знают о соглашениях с Роснефтью и, оказывается, даже не имеют возможности контролировать распределение финансовых ресурсов в кабинете министров? А, например, Кубад Талабани, вице-премьер КРГ, участвовавший во всех переговорах с Роснефтью, в том числе и в июне на ПМЭФ, разве не является членом, причём очень высокопоставленным членом ПСК, да ещё и родным сыном генерального секретаря этой партии? Кирилл, откуда Вы получаете такую информацию? Ничуть не удивлюсь, если Ваш осведомитель является членлм ПСК. Как же не поверить осведомленному источнику.

        1. Кирилл Вертяев

          К. Талабани участвовал в ПМЭФ в июне, но нигде нет информации о том, каким образом был заключен основной контракт с «Роснефтью» с 3 млрд.-ной предоплатой в Лондоне (IP Week в феврале). На сайте КРГ об этом контракте ни слова. А тот факт, что группа парламентариев из Сулеймании, посетившая наш институт в марте, вообще не знала о его существовании, наводит на определенные мысли.

          1. Мураз Аджоевм

            О «контракте с «Роснефтью» с 3 млрд-ной предоплатой» подробно рассказывали на ТВ, страницах всех ведущих СМИ Курдистана с комментариями представителей правительства, в том числе как самого премьер-министра, так его первого заместителя (К.Талабани). Вашему интституту следовало бы по чаще командировывать специалистов в Южный Курдистан по официальной линии связей между Москвой и КРГ, а не ссылаться на рассказы какие-то групп «парламентариев» от той или иной партии. В Эрбиле работает генеральное консульство России, которое может дать пояснения по вопросам, интересующим ваш институт и, надеюсь, содействовать в организации командировок ваших специалистов.

      2. Мераб

        Уважаемый Кирил!
        Вы не правы, политика США это не заигрывание как вы хотите представить на примере какого то эпизода, не хочу Вам рекомендовать литературу по изучению политики США в Курдистане я думаю Вы справитесь, однако если вы настаиваете, что это было заигрывание то я вам скажу, что такое заигрывание в значительной степени привело к фактически независимому Курдистану и помогло в определённый исторический период сохранить Курдистан. Понятно США в первую очередь занимались своими интересами и были моменты когда они не желали в полной мере помогать курдам, однако неужели Вы всерьёз думаете, что курды восставали против центральных властей лишь по призыву Буша. И до 90 США помогали курдам больше чем Вам кажется в том числе и через другие страны и различные организации.
        По поводу баз, у США чтоб контролировать Закавказье, Иран и т.д. нет больших проблем, есть Грузия в конце концов, и уж тем более создание базы в Курдистане вряд ли приведёт к серьёзному недовольству России. Тем более повторяю даже сейчас у США нет проблем с этой базой. Характер недовольства Турции в случае независимости Курдистана не изменится, тут в общем можно многое писать я правда не хочу ципляться к вашим и другим рассуждениям, но очень много вопросов.

  2. Станислав Иванов

    Господин Вертяев в присущей ему манере написал расплывчатый опус обо всем и ни о чем. Он даже обозвал М.Барзани президентом автономии. Ни в конституции Иракского Курдистана, ни в каких других документах уже много лет термин автономия не употребляется. По своему статусу курдский регион Ирака — субъект федерации с самыми широкими правами и полномочиями. Автор ссылается в статье на высказывания российской Псаки — Захаровой. И насчет американской базы в Иракском Курдистане новоявленный «специалист» по иракским курдам наплел что-то несуразное. Дело в том, что в Сирии США уже имеют несколько своих военных баз и они никак не угрожают базам РФ в Тартусе и Хмеймиме. Я бы на месте редакции сайта РИА ТАЗА не стал перепечатывать подобные опусы.

    1. Кирилл Вертяев

      Уважаемый Станислав Михайлович,
      1. Позвольте Вам напомнить: «Как субъект федерации, согласно конституции 2005 г, Иракский Курдистан обладает статусом политической автономии. Там было сформировано региональное правительство, избран президент (М.Барзани)» (Вертяев К.В., Жигалина О.И., Иванов С. М. «Политические процессы в курдских ареалах стран Западной Азии (Ираке, Турции, Сирии, Иране М. С.133) , Вот Ваша статья: «Новая конституция Ирака и итоги чрезвычайного заседания Национальной ассамблеи Курдистана в мае 2006 г. заложили основы дальнейшего всестороннего развития курдской автономии на принципах права, мира, безопасности и стабильности.» (там же. С.36) . Автономия является неофициальным обозначением политического статуса Иракского Курдистана. Следовательно, использование термина «президент автономии» допустимо.
      2. Официальная позиция РФ в настоящий момент такова, что она признает верховенство конституции Ирака над конституцией Иракского Курдистана. Хочу напомнить, что в названии статьи — позиция России по указанному вопросу.
      3. Создание крупной военной базы (или нескольких баз) на территории Иракского Курдистана позволит США контролировать одновременно не только Средиземноморье, включая базы РФ в Сирии, но и всё Закавказье, а также территорию Ирана. Ни база Аль-Асад в Ираке, ни Инджирлик ни, тем более, базы американцев в Сирии такой возможностью не обладают. Создание такой военной базы является вожделенной мечтой как значительной части элит КРГ, так и США. Ее создание объединит зону отвественности EUCOM и CENTCOM, и, таким образом, вся территория от Англии до Омана будет находится под единым американским щитом. Именно Иракский Курдистан является недостающим звеном в этой цепи (см. карту). Какие это будет иметь последствия для инересов России и ШОС — делайте выводы.

      3. Псаки, не Псаки, а Захарова озвучивает офиц. позицию МИДа РФ.

      С ув. КВ

  3. Мураз Аджоев

    В формате комментария практически невозможно подробно отреагировать на противоречивые и, мягко говоря, не очень соответствующие реальным фактам, обстоятельствам и событиям выводы автора статьи. С. Иванов, мне кажется, сумел-таки в комментарии дать свою профессиональную оценку этой статье.

  4. Станислав Иванов

    Уважаемый Кирилл! Когда Вы ссылаетесь на конституцию Ирака, то неплохо было бы сослаться и на конституцию Иракского Курдистана. Там нет никакой автономии. Курдский регион Ирака или Иракский Курдистан. Надо признать, что термин «президент курдской автономии М.Барзани» выдуман Вами может быть просто по незнанию. Понятие КАР давно ушло в историю курдского региона. Официальную позицию РФ по вопросу референлума о независимости Иракского Курдистана озвучил В.В.Путин на встрече с главой правительства ИК в Санкт-Петербурге: «Это внутреннее дело Ирака и Россия не вмешивается во внутренние дела других стран». Ни о каком главенстве или верховенстве законов он не говорил. Можно ожидать, что итоги предстоящего референдума и последующие решения народа Иракского Курдистана будут приняты в Москве также, как и итоги референдумов в Абхазии, Южной Осетии и Крыму. Не надо домысливать за Кремль и МИД, а псаки и захаровы для того и существуют, чтобы «пудрить мозги» обывателю…Опус про «Роснефть» — пока ведь ничего еще не решено, нет даже протокола о намерениях, а господин Вертяев пытается возбудить «бурю в стакане» с привлечением ПСК и Горран. Также и о возможной американской военной базе в Иракском Курдистане. Не надо забегать вперед и пугать народ. Жители Иракского Курдистана сами решат как им лучше жить и с кем дружить. И заключать соглашение об иностранных военных базах — суверенное право любого государства. При чем здесь Россия и аморфная организация ШОС? Не надо демонизировать США и пытаться выставить будущее курдское государство чей-то марионеткой.. Мне кажется Кирилл, что Вам лучше удавались опусы про Оджалана, апочистов, РПК и организация кинофестивалей в Турции, чем грубое вмешательство в политику Иракского Курдистана…

    1. Кирилл Вертяев

      Уважаемый Станислав Михайлович,
      позвольте с Вами не согласится. Термин КАР действительно канул в баасистское прошлое. В конституции Ирака также нет определения «автономии» в отношении ИК . В своей конституции ИК определен, как «Регион Курдистан». Однако «регион» не является обозначением политического статуса — в политологии такого понятия нет. ИК именно автономия по своему неофициальному политическому статусу, у которой есть президент, что подтверждается ссылками на Ваши же статьи, которые я могу и дальше привести, где Вы сами же используете термин автономии (и даже КАР в 2015 г.) в отношении ИК. После референдума этот статус может смениться на «государство» или «непризнанное государство», что тоже является обозначением политического статуса. А термин «президент непризнанного государства» также вполне логичен, как термин «президент автономии».
      К сожалению, в среде экспертов очень мало независимых оценок негативных последствий одностороннего провозглашения независимости ИК, в том числе и с точки зрения геополитических интересов России. Кстати, это отлично понимают и в самом Регионе. Поэтому в этой среде мы можем обсуждать любые вопросы и политические сценарии, которые на данном этапе могут показаться неочевидными. А «розовые очки» по поводу перспектив курдского самоопределения в Ираке не всегда оправданы.

    2. Кирилл Вертяев

      PS . согласно Указу президента РФ 12.03.1996 № 375, «МИД обладает координирующей ролью в проведении единой внешнеполитической линии РФ». Таким образом, признание верховенства конституции Ирака над конституцией ИК является определяющим во внешней политики РФ.

  5. Кирилл Вертяев

    Уважаемый Мураз,
    1. Я очень сомневаюсь, что наше консульство в Эрбиле имеет полномочия раскрывать все детали соглашения «Роснефти», учитывая, что это — закрытая информация и детали соглашения от 21 февраля 2017 самой «Роснефтью» не разглашаются, предвидя возможную негативную реакцию Багдада.
    2. Комментарии курдских СМИ и К. Талабани относились к июньским соглашениям, в то время, как по поводу основного соглашения от 21 февраля информации очень мало и она ограничена перепечаткой официального пресс-релиза «Роснефти»
    3. Моя последняя командировка в Эрбиль состоялась в конце мая с.г. и вопрос коррупции в руководстве КРГ, озвученный, в частности М. Гюнтером на международной конференции в университете Хавлер — это серьезная проблема, поэтому любая подобная информация нуждается в проверке.

    1. Мураз Аджоевм

      Это, конечно, хорошо, что Вы были одним из участников участником той конференции в Хавлере (Эрбиле). Но Ваша ссылка на М.Гюнтера, который озвучил всем и давно уже известную проблему коррупции, согласитесь, не имеет никакой связи с референдумом о независимости Южного Курдистана от deadly failed and tragically divided Iraqi Arab federation. Коррупция есть, а где ее нет, в каких государствах нет коррумпированных чиновников или политиков? Может быть, в Ираке нет коррупции? А какие и у кого есть основания считать, подозревать и обвинять высшее руководство КРГ в коррупции? Где доказательства о коррумпированности конкретных лиц из высшего руководства Курдистана ?Существует прямая взаимосвязь между уровнями коррупции и жизни людей, то есть, чем выше коррупция, тем хуже живет народ. А поскольку в регионе Курдистана люди, население, в том числе 2 миллиона беженцев и ВПЛ, живут относительно намного, даже кратно лучше, чем люди в этом Ираке, то значит с коррупцией в КРГ не столь уж ужасно обстоят дела, нежели в Багдадском федеральном кабинете министров как при аль-Малики, так и при аль-Абади.

    2. Мураз Аджоев

      Кирилл, с кем из официальных лиц, чиновников, политиков, а также общественных деятелей и экспертов региона Курдистан Вы имели возможность встретиться и обсудить ситуацию в Ираке с точки зрения тех больших ожиданий, которые уже есть как у региональных властей, так и народа, то есть всех этнических и религиозных сообществ Южного Курдистана, в связи с уже предстоящим референдумом как о воссоздании территориальной целостности, так и о суверенной независимости Южного Курдистана? А с людьми на улицах Хавлера Вы общались, спрашивали об их отношении к вопросу о независимости всего Южного Курдистана от этого Ирака, ждут ли они разрешений от Багдада, Тегерана, Анкары или от любого другого государства, чтобы стать свободными и независимыми на своей же земле, верят ли они своему президенту-главнокомандующему и правительству?

      1. кирилл

        Уважаемый Мураз! Узурпации власти Мосудом Барзани, при всем моем личном уважении к Апе, которого знаю лично, является политологическим фактом. Пока никто меня не смог убедить, что такой узурпации в Иракском Курдистане в 2015 г. не было. Я буду признателен, если кто-то сделает это.

        1. Мураз Аджоев

          Кирилл, Вы учёный-востоковед или уже переквалифицировались в анти-курдского пропагандиста, который вместо научных знаний и профессиональной логики мышления использует методы и способы злонамеренного искажения фактов, умышленно нарушая причинно-следственные связи в своих «опусах» и комментариях. Не хотел Вам отвечать, но сегодня и сейчас просто обязан не молчать, потому что я русский курд, гражданин России, россиянин, убежденный в том, что скоро в РФ появится посольство демократической республики Курдистан на определенной части родины всех курдов, независимо от их религиозной идентичности, других этнических сообществ и религиозных общин земли курдской.

  6. кирилл

    Пока что я вижу, что венцом своей политической карьеры М. Барзани видит провозглашение независимого Курдистана, что совпадает с чаяниями большинства курдов. Национализм — это политический инструмент избрания М. Барзани на пост президента независимого Иракского Курдистана, которым он триумфально НЕ воспользуется… В этом и проявится его политическая мудрость и расчет.

    1. Aza Avdali

      Кирилл, Вам ли не знать, что узурпация власти — это есть незаконный, насильственный захват власти, с приминением вопиющих злоупотреблений, нарушением закона, это тирания, деспотия в своём самом жестоком состоянии, и это всегда ложь, бесчестье.
      Называя так нагло Барзани узурпатором, Вы тем самым допускаете непозволительную грубость, чтобы не сказать нечто более жёсткое.
      Это странно, а может и не странно, что Вы очень плохо осведомлены о реальном положении дел в Курдистане. Либо у Вас есть некая цель распространить ложь и дезинформацию. В любом случае — это непорядочно.
      Чем по Вашему просвещённому и компетентному мнению овладел Барзанеи в результате этой «узурпации»?
      Задумывались ли Вы над тем, что так грубо оскорбляя Барзани, Вы оскорбляете курдский народ, для которого имя и репутация этого человека, его семьи, его жизни, его поступков многозначительны и уважаемы. Если и можно о чём-то сожалеть и в чём-то его упрекнуть, так это в излишней мягкости, толерантности. Может ли порядочность быть избыточной? Так вот, в случае с Масудом Барзани это именно так. Это Барзани Вы называете «Апе»? Ну-ну, он не «Апе», «Апо», он президент Барзани. Я сейчас даже не о фамилярности, я об иной, совершенно иной значимости и роли этой личности в курдском политическом пространстве. Есть личности, которые никак не могут быть «апо», у них иное предначертание и положение.
      И никому не позволено нарушать эту дистанцию.
      Кого конкретно он лишил власти? Из-под кого он выбил стул? У сулейманийской вражьей группировки, преданной и продавшейся Ирану и Багдаду? Или может он расправился с теми незванными экстремистскими группировками, которые вольготно чувствуют себя в Курдистане? И это происходит не от бессилия, а только потому, что он верен своему слову и привержен преданности курдскому народу. Или может это не он отразил наступление страшной чумы ИГИЛ на Курдистан? А Ваш последний пассаж, не хочу даже его повторять, это такая беспардонность и такой цинизм. Ваше мнение не только неубедительно, оно, уж простите, подозрительно.

  7. EFANE EMIN

    Кирилл, подобные умозаключения я мог ожидать от любого неосведомленного человека, но только не от Вас как специалиста по БВ. Как и чем узурпировал власть Масуд Барзани в иракском Курдистане? Вы не привели ни одного примера узурпации, приведшей к политическим арестам, насилию, запрету политических оппозиционных партий и общественных организаций — всем тем, чем характеризуется узурпация. Курды никогда не называли Масуда Барзани «Апе», с которым Вы якобы лично общались, но Вы что-то путаете, вероятно Вы имели в виду руководителя РПК Оджалана, которого его сторонники называют «Апо»,но он в тюрьме. Курды никогда не «обзывали» Барзани словом «Апе», а всегда считали, считают и называют его «Сарок», что означает «предводитель, руководитель, вождь», но каждый курд воспринимает его каждый по своему. Великий род Барзани всегда на первое место в своей борьбе ставил создание независимого курдского государства, и с этой целью никаких других путей, типа создания некой безгосударственной химерической демократической конфедерации народов, проповедуемой РПК, не видел. Масуд Барзани с шестнадцатилетнего возраста воевал рядом со своим великим отцом за эту идею, А ВЫ, Кирилл, считаете это политическим инструментом для удержания в дальнейшем своей власти. Так слово в слово думают и говорят все недоброжелатели курдского народа и Масуда Барзани, особенно эту тему муссируют сторонники РПК и руководство соседних государств. Барзани сам открыто заявил, что после референдума он не будет выдвигать свою кандидатуру и отойдет в сторону. Негоже здоровый национализм Барзани считать его козырной картой для удержания и «узурпации» власти.

  8. Князь

    Пол Курдистана считает что Барзани незаконно занимает президентский пост. Как будто это большой секрет. Кстати узурпация не обязательно сопровождается кровопролитием. Иногда это просто незаконное удержание власти как это происходит в Курдистане.

  9. EFANE EMIN

    Послушайте Князь-Авдои, Ваша патологическая ненависть к персоне Масуда Барзани всем и вся давно известна. Кого Вы имеете в виду, говоря о пол Курдистане? Ту часть кучки предателей из ПСК, Горран или вашу вдохновительницу РПК, которые так дружно с Ираном,Багдадом и Малики выступают против референдума о независимости? Кстати, продление срока Барзани на посту президента было исполнено на основании решения Верховного Суда Курдистана, а не посредством узурпации. Слово узурпация означает незаконный захват власти, а захват, к Вашему сведению, никогда не осуществляется мирным путем. Всегда присутствует элемент насилия. Пример узурпации сегодня мы видим в Рожава, где РПК-ПДС действительно узурпировали всю власть, расправившись с оппозиционерами, ратующим за курдизм, а не за далекую от интересв курдского народа некую фантасмагоническую систему, но зато с утра до вечере лживо трубят о демократии и её ценностях. Барзание необходимо было оставаться у власти , чтобы довести Курдисьтан до независимости, иначе ПСК, Горран и РПК продали бы его Ирану и Багдаду,- и президент прекрасно это понимал. А Вам и вашим сторонникам, которые в соцсетях не блещут умом, я пожелаю не возбуждаться при упоминании имени Барзани, просто научитесь трезво оценивать события, а не делать скоропалительные необъективные выводы. Мне понятно, что идеология РПК так замусорила многим мозги, что нелегко очистить черепную коробку от такого идеологического мусора.

    1. Князь

      Для того, чтоб меня не путали я указывал своё имя и фамилию. Вам везде мерещится РПК даже не знаешь , что и думать, что бы понимать, что Барзани узурпировал власть не надо быть сторонником РПК. Узурпация происходит не всегда с применением силы в открытую. Есть масса примеров когда к власти приходят в полное демократическими методами, а в дальнейшем удерживают свою власть различными способами контролируя через родственников, игнорируя законы и т.д. это и есть узурпация. А по поводу, что еслиб Барзани ушёл. то пск и др. продали бы Курдистан , очень не убедительный но классический аргумент для узурпаторов и их пропагандистов. Если допустить, что это так то получается половина народа Курдистана симпатизирует явным предателями, в таком случае по логике Барзани вообще не должен уходить, потому, нельзя понять как можно в этой ситуации стремиться и строить независимость.

    2. Князь

      По поводу термина узурпатор, можно по разному трактовать, но довольно большое количество как эскпертов так и простых курдов считает, что Барзани незаконно занимает должность президента. Со многими я лично общаюсь никаких предателей не желающих независимости среди них я не замечал, наоборот все ждут провозглашения независимости, при чем это мне говорили как курды уже давно обосновавшиеся в Европе так и турецкие.

    3. Мураз Аджоев

      Ну зачем вступать в дискуссию с теми, у кого хроническое умопомрачение, возможно, в связи с психологическими травмами или иными серьезными причинами. Понятно, что Редакция должна предоставлять равные права всем, кто хочет высказаться, но сайт — не специализированное «психотерапевтическое учреждение», а информационно-новостное средство.

Комментирование закрыты.