РЕЗУЛЬТАТЫ КУРДСКОГО РЕФЕРЕНДУМА -

В ЖИЗНЬ!

 

Курдистан — Россия: Вальс начинается

Курдистан — Россия: Вальс начинается

Премьер-министр регионального правительства Иракского Курдистана Нечирван Барзани и президент РФ Владимир Путин во время встречи в рамках XXI Петербургского международного экономического форума. Фото: Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Договорённости иракских курдов с российскими нефтяниками вызвали пристальный интерес аналитиков всего мира

АВТОР

Цыганов Александр

Кульминацией называют в Курдистане визит высокопоставленной делегации этой пока автономной области Ирака в Россию на международный экономический форум, который проходил в Санкт-Петербурге в начале июня. Причём не просто кульминацией, а кульминацией мощной дипломатической кампании, развёрнутой властями Курдистана в последние несколько недель.

Независимость

В свою очередь, сама эта кампания связана именно со словом «пока»: правительство Барзани твёрдо намерилось провести референдум об окончательном отделении от Ирака и объявлении государственной независимости. При этом мнение обеспокоенного, конечно, этими планами Багдада курдами в расчёт не принимается: Ирак в его нынешнем состоянии серьёзной силой не воспринимается, похоже, никем. Да, собственно, никому в качестве таковой силы и не нужен. Иракское шиитское большинство тяготеет к Ирану, каковое стремление Иран только поощряет. Иракское суннитское меньшинство слишком сильно солидаризировалось то с запрещённой в России Аль-Каидой, то с так же запрещённым ИГИЛ — и по мере их схождения в небытие остаётся у разбитого корыта. Официальный же, светский шиитско-суннитский правительственный Багдад увяз в Мосуле, где иракская армия последовательно дискредитирует себя в битве с ИГИЛ. В то время как курдские формирования пешмерга отбили себе максимально желательные территории и теперь снисходительно наблюдают — понесут трупы или одного, или другого врага. Или обоих вместе, избивших друг друга до потери жизни.

Дипломатия

Что же до дипломатических усилий курдов, то началом ключевой внешнеполитической кампании стало 14 мая. Тогда делегация под руководством советника Совета безопасности Курдистана Масрура Барзани посетила Вашингтон, где провела переговоры со спецпосланником президента США по борьбе с «Исламским государством» Бреттом Макгёрком (Brett H. McGurk) — очевидное дипломатическое прикрытие истинных переговорных целей. Уровень же этих истинных целей легко устанавливается по факту переговоров с Джаредом Кушнером, старшим советником Дональда Трампа и фактически его личным «министром иностранных дел», в присутствии советника по национальной безопасности Герберта Макмастера и других должностных лиц высокого ранга.

Затем уже сам глава иракского Курдистана Масуд Барзани прибыл 18 мая в Амман для участия в международном экономическом форуме Мёртвого моря, где встречался с президентом Ирака Фуадом Масумом, королём Иордании Абдуллой II, министром иностранных дел Норвегии Берге Бренде и министром иностранных дел Нидерландов Бертом Кендерсом.

 

Снова на международном форуме — по вопросам безопасности 28 мая в Братиславе — курдская делегация под руководством министра внешних связей в региональном правительстве Курдистана Фалляха Мустафы провела встречи с министрами иностранных дел Словакии, Венгрии, Турции и Черногории.

Наконец, столицу иракского Курдистана Эрбиль посетили японцы. Правда, осторожно, на уровне главы департамента Ближнего Востока и Северной Африки своего МИД — но это тем не менее знак для внешнеполитических экспертов весьма серьёзный.

Разговоры везде велись вроде бы на отвлечённые, хотя и протокольные темы: с американцами — о борьбе с ИГИЛ, с Багдадом — об иракских беженцах, с норвежцами и голландцами — об экономике и даже правильном водопользовании, с японцами — вообще ни о чём… если не считать приглашения от лица министерства иностранных дел Японии курдскому  министру внешних связей посетить Токио. Но сам уровень лиц, с которыми контактировали — вроде бы на полях официальных событий — курды, говорит о том, что главные события свершались как раз на полях официальных…

Россия

И вот встречи с Россией на данном фоне действительно видятся кульминацией этого дипломатического рейда в обеспечение непротивления референдуму о независимости со стороны мировой общественности.

В Петербурге делегация Курдистана под руководством главы регионального правительства Нечирван Барзани встречалась не только с министром энергетики и министром иностранных дел России, но и — он лично — с российским президентом Владимиром Путиным. За дипломатическими фразами о том, что обсуждались «двусторонние отношения между Курдистаном и Россией, а также важность их дальнейшего укрепления» не составляет труда заметить, что Россия продемонстрировала здесь готовность к любому варианту будущего. Хотя и пока специально оговаривается, что сотрудничество Москвы с Курдистаном «не выходит за рамки Конституции» Ирака.

В скобках отметим, что столь же сдержанную позицию показали и американцы. Но курды успехом считают уже то, что — проговариваются! — великие державы не отвергли решительно саму идею проведения референдума о независимости.

Но Москва при этом получила от курдов жирненького «барашка» в обеспечение её будущего положительного отношения к независимости иракских курдов. В ходе встреч с представителями «Роснефти» был заключён целый ряд соглашений по сотрудничеству в области нефти. Гарантию им — ибо в России знают, что такое Восток — придавало присутствие на подписании лично премьер-министра Курдистана Нечирвана Барзани и его заместителя Кубада Талабани.

Согласно этим договорам, «Роснефть» будет инвестировать в развитие новых проектов в Курдистане в виде прежде всего «геологоразведочных работ, логистического обслуживания, развития инфраструктуры и торговли энергоносителями». Проще говоря, в течение ближайших 20 лет российская нефтяная компания будет участвовать в управлении и развитии сети нефтепроводов, которая соединяет Курдистан и Турцию. Пропускная способность этого нефтепровода должна быть увеличена с 700 тысяч баррелей в день до миллиона.

Вишенкой на торте аналитики видят договорённости о сотрудничестве Курдистана с компанией «Газпром нефть», в которых было зафиксировано, что «компания успешно работает в Курдистане и готова расширять свою деятельность в этом регионе в будущем». Наблюдатели  указывают, что таким образом вопросы логистики и транспортировки нефти увязываются с планами по разработке пяти нефтяных месторождений в Курдистане — то есть влить в нефтепровод те самые 300 тысяч баррелей в сутки и далее должна будет Россия, фактически своей нефтью. Хотя конкретно эти пять месторождений широкой общественности не названы, эксперты полагают, что с наибольшей вероятностью речь идёт о ресурсах в Сулеймании и Киркуке, от которых отказалась американская компания ExxonMobil из-за слишком больших разрушений и нестабильности в этом регионе. А проще говоря — из-за претензий на эти же месторождения руководства в Багдаде. 

Политика

Таким образом, тур вальса между Россией и Курдистаном будет включать ряд интересных па. Если верны предположения про Киркук, то, значит, курды выдвигают «Роснефть» на роль баррикады между собою и Багдадом, а Москва с этим соглашается. Со своей стороны Россия получает за это прямой доступ на политическую кухню иракского Курдистана, где до сих пор практически безраздельно господствовала Турция, а опосредованно, через свою дипломатическую, военную и финансовую помощь — Америка. Наконец, контроль России над началом нефтепровода Киркук-Джейхан, по которому нефть экспортируется в Турцию, даёт ей ряд негласных политических и экономических козырей не только в отношениях с Анкарой, и даже не столько, сколько вообще на всём Ближнем Востоке.

В конце концов, ведь никто не в состоянии отменить экономический смысл этого региона, который состоит не только в добыче, но и в транспортировке энергетических ресурсов. Собственно, и ИГИЛ появился, и война в Сирии началась, чтобы обеспечить для Катара газопровод, а для Саудовской Аравии — нефтепровод в Европу. Свой путь для сбыта туда же своих ресурсов мечтает заполучить и Иран. Отношения с Турцией этого не позволяют, а вот если воткнуть иранскую трубу в киркукский хаб, то дело может вполне выгореть.

Необходимо ещё напомнить, что курды — далеко не единый народ. Ни этнически, ни политически. Тот же клан Барзани, который, как видим, оказался так занят на дипломатическом фронте, поддерживает весьма тесные отношения с Турцией, из-за чего враждует с турецкими и близкими тем сирийскими курдами. Он же имеет определённый вес в иранском Курдистане, но там Тегеран пока умудряется держать курдов в кулаке, пусть и одетым в бархатную перчатку.

Таким образом, как ни покажется странным, независимость иракского Курдистана ничьим конкретным интересам из великих мировых и региональных держав не угрожает. И отважный проект создания первого национального курдского государства может оказать реализованным.

И Россия, похоже, решилась войти в него…

 

Comments

comments

Источник записи:https://tsargrad.tv/articles/kurdistan-rossija-vals-nachinaetsja_69195

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Aza Avdali

    Что же, весьма информативный анализ. Есть, конечно же, неизбежный в освещении курдской проблематики
    пробел в знаниях о действительном состоянии курдского мира и курдских реалий, но это со временем будет преодолено. Всё только начинается, надеюсь, что не будет ни разочарований, ни сожалений, а главное, будет взаимное уважение и честное партнёрство. Но, так или иначе, за всё придётся платить, и курды, полагаю, это понимают и идут, не скажу, что на риск, но идут на выверенное и осознанное сотрудничество, достаточно серьёзно просчитанное. И не потому, что деваться некуда, как это кому-то может показаться, а потому, что есть абсолютное доверие, а ещё, есть верность и приверженность данному слову. Это я по поводу того, что в России знают, что такое Восток. России предстоит приятное удивление от совместной деятельности с Курдистаном. Конечно же, за всё придётся платить, это я о курдах, ибо слишком неравны в своём весе и в своей роли партнёры. Для курдов здесь очень важна цена вопроса — это независимость Курдистана. Сегодня это самый важный и дерзкий вызов, который курды адресуют и себе, и всему миру. Свобода — это очень дорогое удовольствие, а для курдов сегодня это самая осознанная необходимость, больше, чем жизнь, она и есть жизнь, достойная и нацеленная на уверенное будущее.
    Россия выстраивает свою ближневосточную концепцию вовлечённости в передел региона посредством доминирования своих компаний-гигантов и таким образом, своего безусловного политического присутствия там, где она может быть одним из абсолютных игроков. При всей сложности, а ещё и неоднозначности сегодня этого процесса, который уже начинает своё движение, я очень надеюсь, что в случае с Курдистаном это будет взаимовыгодный и перспективный пример общения и реализации амбиций.

Комментирование закрыты.