До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Анкара пытается оказать давление на Иракский Курдистан в преддверии референдума о его независимости

Анкара пытается оказать давление на Иракский Курдистан в преддверии референдума о его независимости

МИД Турции 9 июня 2017 года заявил: «Решение властей курдской автономии Ирака о проведении референдума о независимости является ужасной ошибкой». В Анкаре вдруг решили, что необходимо сохранить территориальную целостность Ирака во что бы то ни стало. Интересно, а что делали господин Р.Эрдоган и его подельники из Партии справедливости и развития (ПСР) в течение последних нескольких лет, когда десятки тысяч джихадистов со всего мира хлынули через территорию Турцию в Ирак и Сирию, когда боевики ДАИШ(запрещена в России) наладили бойкую торговлю нефтепродуктами, музейными артефактами и другими товарами с оккупированных территорий с турецкими посредниками, в числе которых оказался и сын Эрдогана. Из Турции джихадисты получали оружие и боеприпасы, там же залечивали раны и в военных лагерях готовились к новым преступлениям. Эрдогана можно считать «крестным отцом» радикальных исламистских группировок террористической направленности в Сирии и Ираке. Расчеты на то, что джихадисты помогут Анкаре свергнуть режим Башара Асада в Дамаске и удержать Багдад от дальнейшего сближения с Тегераном не оправдались. Сейчас турецкие власти пытаются договариваться с джихадистами в Сирии, чтобы они передислоцировались в другие районы, включились в более активные боевые действия с Дамаском, а их позиции заняли бы протурецкие и проамериканские силы из числа сирийской вооруженной оппозиции (Свободная сирийская армия, Демократический альянс и др.). Примерно также действуют турецкие власти и в Ираке, где они спонсируют арабо-суннитские и туркоманские группировки на Мосульском направлении.

Таким образом, становится все более очевидным, что Ирак развалили на враждующие между собой анклавы и ввергли в пучину гражданской войны, никоим образом, не курды, а коррумпированное арабо-шиитское правительство в Багдаде во главе с Малики/Абади и Анкара с Тегераном. Все эти антикурдские силы, которые сейчас устраивают демарши и истерику по поводу предстоящего на севере Ирака референдума, спокойно наблюдали за паническим бегством сотен тысяч иракских военнослужащих от всего нескольких тысяч боевиков ДАИШ летом 2014 года, их не волновало то, что в руки джихадистов попали современное тяжелое вооружение и боевая техника на десятки миллиардов долларов США. Не обратили также внимания эти «борцы за территориальную целостность» на создание Исламского халифата в Сирии и Ираке, на вторжение исламистов в курдские районы, зверства боевиков-джихадистов и геноцид по отношению к курдам-езидам Шангала (Синджара). Даже сейчас в Анкаре стараются не замечать военных преступлений проиранских шиитских боевиков бригады «Хашд аш-Шааби» и ей подобных милицейских формирований по отношению к населению освобождаемых от ДАИШ суннитских и курдских районов.

Широко известно, что иракские курды после свержения Саддама Хусейна не были сепаратистами и всеми силами стремились сохранить новое иракское государство, они долгое время выступали посредниками между шиитами и суннитами в преодолении затяжных правительственных кризисов в стране. Более того, президент Иракского Курдистана Масуд Барзани оказывал содействие и в урегулировании конфликта между турецкими властями и Рабочей партией Курдистана (РПК). Однако, в последнее время оставаться в прогнившем насквозь и раздираемом шиитско-суннитскими войнами государстве курдам стало не только бесполезно, но и весьма опасно. Ведь их, пусть даже номинальное, присутствие в центральных органах власти придает легитимность антинародному режиму Абади и, если со временем Малики/Абади предстанут перед местным или международным судом как Саддам Хусейн или Милошевич, то и курдским представителям в Багдаде придется отвечать за воровство бюджетных средств, развал национальной армии, так называемую преступную, по отношению к суннитам, «кампанию дебасасизации», за взрывы суннитских мечетей, действия «шиитских эскадронов смерти» и т.п.

В целом, убедившись в массовых преступлениях, политической и военной импотенции центрального правительства, его высокой степени коррумпированности, сектантстве и растущей зависимости от иранских аятолл, а также в саботаже всех законов и соглашений в отношении курдского региона, власти Иракского Курдистана вынуждены были принять решение о проведении референдума, чтобы определить волю населения региона по вопросу своей дальнейшей судьбы и административно-государственного устройства. При этом, Масуд Барзани и его соратники подчеркивают, что воля курдов безусловно будет учтена региональными властями, но положительные результаты референдума не будут означать немедленного автоматического выхода Иракского Курдистана из состава Ирака. Планируется мирный процесс «развода» с пока еще неопределенными сроками. Эрбиль намерен вести неограниченные по времени переговоры с Багдадом о границах, о «спорных территориях», о природных ресурсах, разделе имущества и т.д.

В любом случае, вышеприведенные заявления турецких политиков можно рассматривать как попытку вмешательства во внутренние дела Ирака и давление на власти Иракского Курдистана. Если раньше этими агрессивными и истеричными выпадами по отношению к иракским курдам отличался Тегеран, то теперь к нему пытаются присоединиться и турецкие власти. Не исключено, что это может быть связано и с выстраиванием временного союза в регионе по оси Тегеран-Катар-Турция. Обиженные на весь мир режимы-изгои нашли друг друга и пытаются взаимодействовать на фоне их растущей международной изоляции. Когда господин Эрдоган заявляет, что он будет вместе с эмиром Катара бороться с терроризмом, то это звучит, скорее, как издевка над здравым смыслом, и вызов общественному мнению. Широко известны факты поддержки Эрдоганом и Хамадом ат-Тани террористических группировок «Братьев-мусульман» в Сирии и Египте, ХАМАС в секторе Газа, Тегеран является спонсором ливанской шиитской группировки «Хизбалла». По каналам спецслужб и неправительственных исламистских фондов Катар, как и часть его арабских партнеров по Персидскому заливу, продолжают оказывать финансовую и другую помощь и поддержку «Аль-Каиде», «Исламскому государству», «Джабга Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабга ан-Нусра» и другим широко известным террористическим группировкам. Единственная политическая и военная сила в регионе, которая изначально оказалась на переднем фронте борьбы с международным терроризмом и последовательно борется с этой «чумой 21-го века» — это сирийские и иракские курды. Однако, это явно не устраивает спонсоров террористов различных мастей в регионе и Анкара, как один из этих спонсоров, наряду с ведением необъявленной войны по отношению к сирийским курдам,  включается в антикурдскую кампанию и в Ираке.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Иванов Станислав Михайлович    

 

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи

1 комментарий

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *