Аналитик: Являются ли курды «меньшинством»?

Аналитик: Являются ли курды «меньшинством»?

Курды в Турции, Иране, Ираке и Сирии очень не любят, когда их называют «меньшинством». С этим приходилось сталкиваться на многочисленных конференциях, публичных дебатах, либо в СМИ. И эта стойкая антипатия к понятию меньшинства имеет следующие объяснения.

Во-первых, как представляется, понятие «меньшинство» в  регионе имеет уничижительный смысл. И современный Ближний Восток не демонстрирует особой «любви» к меньшинствам, более того многие местные режимы часто обвиняют меньшинства во всех и всяческих проблемах.

Во вторых, в Османской империи понятие «меньшинство» (миллет) относилось исключительно к немусульманским группам населения, которые хотя и пользовались покровительством властей (причем, не бесплатно, а выплачивая специальный налог-«джизья» — RiaTaza), все же не имели равных прав с мусульманами.

В-третьих, для многих курдов понятие «меньшинство» означает, что у них меньше прав на свой родной земле, а также, что они занимают подчиненное положение в государстве и обществе. Для народа, считающего себя коренным для региона, жившим здесь еще до завоевания турками и арабами земель Анатолии и «плодородного полумесяца» («Плодородный полумесяц» – условное название региона, простирающегося от берегов Сирии и Ливана по междуречью Тигра и Евфрата. Здесь, по сравнению с другими ближневосточными территориями выпадает большее количество осадков – RiaTaza.com) это является неприемлемым.

Наконец, в глазах многих курдов, статус «меньшинства» выглядит как препятствие к ассимиляции, либо полноценному участию в политической жизни. Точно так же в основном отвергают эти понятие курдские лидеры и элиты, хотя меньшинства имеют особые права, оговоренные в международном  праве, как-то право на использование родного языка, другие права, в том числе, и права жить собственной культурной жизнью безо всякой  диcкриминации и т.п.

 Тем не менее, курды все же являются меньшинством в общепринятом значении этого слова, ибо таковым считается любая группа по своей численности уступающая основной группе населения страны.

Но в социологии и политике данное определение становится более сложным, чем общеупотребительное. Социолог Арнольд Роуз определяет «меньшинство» как «группу людей, отличающуюся от других групп людей в том же обществе по расовому, национальному, религиозному или языковому признаку, которая с одной стороны, осознает саму себя отдельной группой, а с другой – осознает отношение к себе со стороны других групп как к меньшинству, причем, в негативном понимании этого термина».

По Роузу выходит, что меньшинство не обязательно должно быть численным, а этот термин используется, чтобы обозначить подчиненное, «приниженное» состояние той или иной социальной группы. В этом смысле, афроамериканцы, составляющие большинство во многих южных штатах США, в то же время являются меньшинством, учитывая их статус по отношению к государственной власти и «белым» южанам. Точно также и шииты в саддамовском Ираке. Будучи численно большинством, они с учетом репрессивной политики суннитского режима в их отношении, оказались меньшинством, так же, как и курды.

 С разделением после Первой мировой войны Курдистана на четыре части, контролируемые, соответственно Турцией, Ираком, Ираном и Сирией, курды стали меньшинством в каждой из них, причем, как в статистическом, так и в социологическом смысле. И все эти турецкие, иранские и арабские националисты, опираясь на власть центральных правительств, проводили репрессивную политику в отношении курдов, стремясь подавить и ассимилировать их.

Таким образом, вполне можно понять курдское неприятие статуса меньшинства. Вот почему вместо требования толерантности к себе и каких-либо особых прав, курдские партии во всех четырех странах пребывания этого народа, требуют равенства и равноправия с турками, персами и арабами. Это, прежде всего, право на образование, на собственные СМИ и книгоиздание, использование курдского языка в местных администрациях, признание его одним из официальных языков и т.п.

Анкара, Тегеран, Дамаск и саддамовский Багдад отрицали эти права курдов, поскольку их пугал возможный рост, параллельно с реализацией таких прав, курдского национализма. А национализм, по резонному разумению власть придержащих, приведет к выдвижению еще больших требований децентрализации власти, автономии или даже возможного отделения курдских регионов. Поскольку ни одна из этих стран не отличалась демократичностью (даже Турция после 1950 года, когда здесь была введена весьма ограниченная всеобщая избирательная система и многопартийность), то предпочтительной политикой для местных правящих элит всегда было подавление любых проявлений курдской идентичности и, поскольку Ближний Восток до сих пор остается наименее демократичным регионом мира, было бы наивным полагать, что здешняя ментальность в отношении меньшинств очень скоро изменится. А это поощряет и где-то узаконивает страх правящих кругов перед лицом возможных восстаний и сепаратистских движений. Поэтому в такой обстановке достаточно много предпосылок, чтобы 40-миллионный народ перестал быть меньшинством.

Дэвид Романо        ИА Rudaw                                   Перевод RiaTaza

 

 

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *