РЕЗУЛЬТАТЫ КУРДСКОГО РЕФЕРЕНДУМА -

В ЖИЗНЬ!

 

ЭКСКЛЮЗИВ: Турецкий вице-премьер об Ираке, РПК, Эрбиле и кантонах Рожава

ЭКСКЛЮЗИВ: Турецкий вице-премьер об Ираке, РПК, Эрбиле и кантонах Рожава

Корреспондент курдского информационного агенства Rudaw в Турции, Кемаль Авчи взял интервью у заместителя премьер-министра и официального представителя правительства Нумана Куртулмуша в преддверии запланированного визита премьер — министра Бинали Йылдырыма в Багдад и Эрбиль.

В этом интервью Куртулмуш рассказал о планах его страны по нормализации экономических и политических связей с Ираком, отношениях Турции с Эрбилем, позиции Анкары по присутствию Рабочей партии Курдистана (РПК) в Шангале и его инициативы по установлению мира в соседней Сирии.

Rudaw: Можно ли сказать, что отношения между Турцией и Ираком теперь нормализованы или для этого нужно больше времени?

Мы не думаем, что у Турции есть какие-либо глубокие или неразрешимые проблемы с нашими соседями и братьями в Ираке. Но, к сожалению, политические события в регионе, которые длятся несколько лет, особенно гражданская война в Сирии, оказали свое влияние на регион, в том числе на отношения между Ираком и Турцией. На прошлой неделе президент Турции позвонил премьер-министру Ирака, что послужило основанием для улучшения двухсторонних отношений. В ходе телефонного разговора обе стороны подчеркнули братство и дружбу, а также усилия по восстановлению отношений на новом этапе сотрудничества.

Мы ожидаем от запланированного визита премьер-министра Бинали Йылдырыма в Багдад и Эрбиль более ощутимых шагов, которые необходимо предпринять для дальнейших экономических связей, принимая во внимание наши отношения с нашими друзьями и братьями в северном Ираке. Также, шаги, которые необходимо принять в сфере борьбы с терроризмом и шаги, направленные на укрепление связей между избранными правительствами. Этот визит несет своей целью возвращение прежних отношений между Турцией и Ираком в каждом аспекте.

Мы защищаем целостность Ирака, в котором доходы и политические процедуры должны быть предоставлены в равной степени курдскому правительству на севере Ирака и для народа Ирака, путем создания зрелой федеральной системы, где все народы получат свои права. А Турция стремится укрепить свои связи как с курдским правительством на севере так и с центральным иракским правительством.

Rudaw: Турция стремится гарантировать права арабов — суннитов, а Малики обвиняет Турцию во вмешательстве во внутренние дела Ирака, которые привели к возникновению напряженности. Какова главная причина этой напряженности?

К сожалению, это простые отговорки от иракского центрального правительства. Но главное состоит в том, что в этом регионе некоторые стороны ведут грязную игру, которую мы должны опасаться. Эта игра называется вторым Сайкс-Пико, соглашение, которое было заключено между несколькими странами сто лет назад и приведшее к переделу границ региона без учета этнического, религиозного или сектантского состава населения. А теперь тот же самый сценарий повторяется за счет этнических и религиозных общин, что может привести к проблемам.

Первый Сайкс-Пико возник в результате мировой войны, а второй создается через террориститов и групп по доверенности, которые могут иметь один и тот же результат, поэтому курды, туркмены и все другие группы должны оставаться бдительными в отношении этого заговора и внимательно следить за всеми событиями. Именно поэтому, сталкиваясь с ДАИШ и остальными террористическими группами, Турция пытается разгадать эти заговоры, предотвратить их и держать эти неприятности подальше от своих границ. Например, в операции по освобождению Мосула, была использована правильная кампания, которая заключалась в подготовке 4000 ополченцев защитников Ниневии с помощью Пешмерга в Башика, от всего этого мы получили очень позитивный результат, поскольку ДАИШ был нанесен сильный удар. И мы увидели, что Пешмерга дали отпор противнику и отодвинули угрозу. Мы находимся в области с тем, чтобы не занять, а защитить местное население, защитить границы и суверенитет Ирака, оказать поддержку иракским силам в борьбе с терроризмом. Наши силы будут оставаться там до тех пор, пока этого хотят жители региона, и мы должны отвечать на их потребности. Я уверен, что эта тема станет предметом обсуждения с иракскими лидерами, будет достигнуто удовлетворительное соглашение и проблема закончится.

Rudaw: Курдский премьер-министр Нечирван Барзани ранее посетил Анкару и встретился с г-ном Эрдоганом и премьером Йылдырымом. Играет ли он какую-либо роль в процессе нормализации отношений между Анкарой и Багдадом?

Да, и президент курдского региона на севере Ирака г — н Масуд Барзани и г — н Нечирван Барзани играют эффективную роль в сближении Турции и Ирака, их инициатива приветствуется. Они оба выразили свою позицию относительно присутствия террористических организаций. Я обоих благодарю за это. Я также хочу указать на важность позиции г-на Нечирвана Барзани относительно наличия незаконной силы в лице террористической организации РПК, которая силой навязала свою защиту езидам. Он [Барзани — Riataza] заявил, что эти силы не должны оставаться здесь и ставить под угрозу будущее этой области. Сотрудничество курдских властей в оказании давления на эту группу в Шангале и борьба с ДАИШ приветствуется.

Rudaw: Какие основные темы премьер-министр Турции планирует обсудить с иракскими лидерами?

Конечно же, обсуждаться будут все проблемные моменты, но главной темой будут экономические связи между обеими сторонами. К сожалению, из-за войн, неоправданных ситуаций и терроризма, размер турецкой внешней торговли с Ираком снизился до одной трети по сравнению с предыдущими показателями. Наша цель состоит в том, чтобы повысить размер нашей торговли до $ 15 млрд; в настоящее время он находится на отметке $ 4 млрд. Мы знаем, что и центральное правительство Ирака и курдские власти на севере хотят расширить экономические связи с Турцией, и мы также придаем большое значение этим намерениям. Именно поэтому экономика станет одной из главных тем этих переговоров. И то же самое касается Эрбиля, мы попытаемся поднять наши экономические связи на прежний уровень, потому что 70 процентов турецкого экспорта в Ирак приходится на Эрбиль и 60 процентов иностранных компаний, работающих в Эрбиле — турецкие. Эрбиль также является важным звеном для нашего экспорта, и я надеюсь, что наши экономические связи с Багдадом и Эрбилем вернутся на прежний уровень.

Rudaw: Бойцы РПК и ОНС присутствуют в Шангале, а также ОСШ, которые были признаны иракским правительством в то время, когда Турция борется против них в Кандиле и в Сирии. Что вы могли бы сказать правительству Ирака по этому поводу?

Мы подчеркивали в разговоре с иракскими властями и другими сторонами, что нет хороших и плохих террористов. Они все говорят об уничтожении ДАИШ в Мосуле и Таль — Афаре, мы с этим согласны и делаем все возможное для этого, но мир только говорит о борьбе с ДАИШ не предпринимая конкретных действий, в то время как Турция доказала это действие. До этого интервью, я и мои друзья были на церемонии похорон одного из наших солдат, который был убит ДАИШ.

Турция доказала на земле своими действиями в рамках операции Щит Евфрата, что она борется отчаянно против ДАИШ. Мы жертвуем и теряем жизни, и мир видит это. Да, мы за ликвидацию террористической группы в Мосуле и Таль — Афаре, но другой террористической группе нельзя позволить занять их место. Это может быть РПК, ОНС или Хашид аль-Шааби. Для нас все эти организации представляют собой угрозу. Если мы тайно будем поддерживать террористическую группу, то завтра она, безусловно, обернется против нас. Мы считаем, что РПК в Шангале представляет угрозу для Турции, курдского правительства и Ирака в целом, она дестабилизирет ситуацию в регионе. Эта тема тоже будет обсуждаться с иракским правительством, и я надеюсь, что мы достигнем хороших результатов и что она будет решена.

Rudaw: Башика была точкой напряжения в отношениях между Ираком и Турцией. Какой будет ваша позиция, если вывод ваших сил оттуда станет предварительным условием Ирака для нормализации отношений?

Я не думаю, что иракское правительство рассматривает турецкую армию как оккупантов в Башика. Они не имеют такого рода позиции. Я считаю, что мы можем решить эту проблему с помощью диалога, и я надеюсь, что мы сможем достичь результата, который удовлетворит пожелания обеих сторон.

Rudaw: Будут ли обсуждаться торговля нефтью с Ираком и Курдистаном?

Несомненно, это будет обсуждаться со всеми сторонами. Некоторое время назад я сказал, что мы подчеркиваем территориальную целостность Ирака с равным распределением доходов, и нефть — одна из них. Я считаю, что федеральная система лучший вариант для Ирака и иракцев, и Турция поддерживает Ирак для улучшения его экономики.

Rudaw: Сунниты рассчитывают на Турцию, надеясь, что после освобождения Мосула она поддержит создание их региона в Ниневии. Какова позиция Турции по этому вопросу?

Каждый город должен сохранить свою самобытность. Мосул имеет свою собственную идентичность. Это — город суннитского большинства, затем следуют курды, туркмены и другие общины. Все эти сообщества должны быть защищены. То же самое в Тель-Афаре. Если в Мосуле будет осуществляться этническая чистка, то конечно, ситуация ухудшится. Сунниты являются выходцами из этого региона, и они будут там всегда. Мы не допустим какой — либо партии или группе осуществить этническую чистку суннитов в Мосуле. И мы не допустим, чтобы туркмены и арабы области оказались изгнанными оттуда. Мосул должен оставаться в своей многонациональной, многоцветной природе и его демография не должна меняться.

Rudaw: Второй визит премьер Йылдырым планирует совершить в Эрбиль. Какие вопросы он собирается обсудить с курдскими лидерами и какова значимость Эрбиля для Турции?

Мы заняли аналогичную позицию с властями в Эрбиле по всем вопросам. Мы надеемся, что вопрос президентства в регионе будет решен и ситуация улучшится. Мы, Турция, предоставим всю необходимую политическую поддержку Эрбилю.

Для Турции важно сохранить стабильность и безопасность в регионе. Устойчивость и стабильность на севере Ирака выгодны как курдам так и Турции, а также для отношений между Ираком и Турцией. Мы хотим для Эрбиля больше политической, экономической и торговой стабильности, и мы, Турция, будем делать все, что от нас ожидают. Мы также поддерживаем курдские власти в их борьбе со всеми террористическими группами.

Rudaw: Курдский регион борется с тяжелым экономическим кризисом и, согласно документам Wikileaks, Курдистан попросил у Турции долгосрочный кредит. Что будет делать Турция, чтобы помочь курдскому региону преодолеть этот кризис?

Турция предлагает такую поддержку время от времени, мы надеемся обсудить этот вопрос подробно на встречах, и мы надеемся достигнуть положительного результата.

Rudaw: Помимо того, что вы политик, вы еще и экономист и когда — то преподавали экономику. В свете этого, какой вы видите экономику Курдистанского региона и какие советы у вас есть?

У меня есть большой опыт по исламским странам от Ирака и Курдистана до Сирии, хорошо знаю Иорданию, Марокко и Индонезию, мне известно, что в этих странах плодородные земли. Все они богаты природными и человеческими ресурсами. За последние годы выросло много великих людей, которые могут служить своим странам. В Турции есть популярное выражение, которое гласит, что нужен только сахар, мука и масло для приготовления халвы. В этой географической области есть также все ингредиенты, но, к сожалению, есть кризис политической воли. Конечно же, гражданская война, внутреннее соперничество, прокси — войны, оккупации и терроризм — это очень тяжело. Но Северный Ирак является чрезвычайно богатой областью с плодородными условиями. Извлечение этих ресурсов справедливым образом и их справедливое распределение, а также составление хороших экономических планов для развития городов и экспорта за границу должны стать главной темой для разговора лидеров.

Мы переживаем времена, которые усложнили путешествие не только из одной страны в другую, но даже из одного города в другой. Мы должны расширить наше сотрудничество и использовать наши исторические и культурные общие точки. Необходимо больше образовательной и экономической совместной работы. Мы должны думать о том, как заставить нашу молодежь учиться в университетах Турции и Эрбиля для взаимообмена опытом и знаний. Мы можем сделать все это после того как преодолеемм эту напряженную атмосферу.

Rudaw: Давайте двигаться дальше в Сирию. Вы недавно сказали, что Турция была неправа в отношении Сирии. Какой механизм вы предлагаете в настоящее время для Сирии и является ли Башар Асад для Вас приоритетом?

Я имел в виду, что Турция и все международное сообщество были не правы в своем подходе к Сирии. К сожалению, народ Сирии заплатил высокую цену за все эти ошибки. Кризис в Сирии в первые три года гражданской войны перешел в опосредованную дорогостоящую войну, и, к сожалению, эти страны не имеют какого — либо проекта, который мог бы стать ключом к решению этих проблем. Мне жаль, что с начала сирийского кризиса, региональные страны, такие как Турция и Иран не сумели самостоятельно решить проблемы до вмешательства международных сил. Очень жаль, что у международного сообщества не было проекта по предотвращению применения химического оружия в Сирии.

Например, проект подготовки и вооружения умеренной оппозиции не увенчался успехом. Не было оказано достаточной поддержки для Свободной сирийской армии, и мы видим результат этого сегодня. Мне жаль, что ничего не получилось, и то, что должно было быть сделано не сделали.

Важно, что мы будем делать на следующем этапе. В Турции мы запустили новую инициативу по примирению. Турция с самого начала поддерживала усилия людей в работе над созданием демократической системы, но, к сожалению, механизм, который был принят, оказался ошибочным и не удовлетворял их требования. Мы не могли сделать это в одиночку, и Соединенные Штаты и международное сообщество не имели плана по урегулированию сирийского кризиса, а только усложнили ситуацию. Все их усилия были направлены на то, чтобы предотвратить хаос. Я повторюсь -Турция вела правильную политику, но, к сожалению, не справилась в одиночку.

В начале нашего примирения и мирной инициативы мы сделали хорошие шаги и увидели хорошие результаты. Менее чем через два месяца Турции совместно с Россией удалось исправить ситуацию, решив гуманитарную ситуацию в Алеппо и эвакуировав мирных жителей, также удалось достичь режима прекращения огня. Но иранцы и силы режима все еще пытаются ухудшить ситуацию, хотя они не были в состоянии повлиять на общий процесс. Турция активизирует свои усилия, чтобы убедиться, что соглашение о прекращении огня распространяется на всех участников конфликта в стране. Турция убеждает все стороны и умеренные группы в том, что Россия обуздает режим, заставив его соблюдать соглашение о прекращении огня. То есть так, как и договаривались на встрече. Мы надеемся, что после прекращения огня будут приняты шаги по установлению мира и состоятся прямые переговоры между властью и оппозицией.

Rudaw: ПДС создала три кантона в Сирийском Курдистане, и Турция препятствует их объединению. Какого соглашения вы достигли с Россией по этим кантонам?

Пока еще нет существенного соглашения по этому поводу, но Россия поддерживает нас в освобождении Аль-Баба и понимает деликатную ситуацию Турции в отношении Манбиджа. Русские понимают, что у нас нет намерения оккупировать территории. Напротив, наша цель состоит в том, чтобы уничтожить террористов и защитить наши границы. Русские и американцы видят это. Позиция Турции очень ясна.

Мы нисколько не волнуемся по поводу наших курдских братьев, поскольку мы с ними интегрированы во многих отношениях, особенно в социальном отношении, мы — родственники, в городах и деревнях у нас много смешанных браков, особенно вблизи границы. Мы не против достижений наших курдских братьев, но мы не можем принять террористическую организацию, которая пытается навязать свою власть и расчленить Сирию. Эти действия террористической организации направлены на разделение Сирии на три области, таким образом они хотят разрушить суверенитет этой страны. В то же время с этих мест совершаются теракты на территорию Турции.

Мы имеем подробную и точную информацию о том, что большинство террористических актов, произошедших на юге и юго — востоке Турции связаны с РПК и ПДС, поскольку они планируют эти действия и оказывают материально-техническое обеспечение. Вот почему Турция никогда не примет этого. Речь идет о выживании Турции, иначе у Турции никогда не было бы проблем с нашими курдскими братьями.

Я считаю очень важным кое-что напомнить вам. Когда большая часть мира не имела ни малейшего представления о том как себя чувствуют курды в Сирии, в ходе личных встреч и переговоров с Хафезом Асадом, а позже с Башаром Асадом, Турция всегда просила, чтобы курдам страны были выданы документы, удостоверяющие личность. Турция всегда возмущалась тем, что они [курды] не имеют своих прав и не рассматриваются в качестве граждан. Во времена наших хороших отношений с Сирией мы предпринимали инициативы для того, чтобы курды на севере Сирии получили свои права, мы давали им указания и рекомендации. В этом регионе проживают: курды, арабы, туркмены и езиды — все они должны быть одинаково признаны. Но нельзя игнорировать другие общины и силы, называть их всех одной этнической группой и никого не признавать, кроме себя, что и делают ПДС и ОНС. Турция никогда не смирится с этим, особенно, когда террористические акты достигают нас.

Rudaw: Мой последний вопрос: Какое будущее ожидает курдов Сирии без ПДС? Ведь существует также Курдский национальный совет (КНС). Что вы думаете об этом?

Я подчеркиваю еще раз, что существует заговор о разделении региона, это может коснуться и курдских территорий, которые могут быть поделены на несколько частей, этот план называется «разделяй и властвуй». Турция будет выступать против этих планов. Эти дополнительные границы проводят те же люди, с теми же взглядами и умом, и если им это удастся, от этого снова не будет никакого толку. В Турции мы проводим политику объединения. В Сирии мы сделаем все возможное, чтобы гарантировать равные права граждан в демократической системе, где они могли бы жить вместе в мире. Когда мы говорим о правах одной группы это не значит, что мы будем игнорировать права других. Все должны получить справедливые и равные права. В конце концов, мы надеемся, что сможем восстановить новую и уникальную Сирию из пепла и обломков войны.

Rudaw.net — перевод Riataza

Comments

comments

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

Комментариев 3

  1. Мураз Аджоев

    Полагаю, переговоры в Багдаде будут доиться не долго из-за очень низкого уровня безопасности в столице уже бывшего государства. Даже местные и иностранные информационные агентства активно перемещают свои офисы в Эрбиль в связи с резким усилением политического и военного влияния про-Иранской организации Хашд аль-Шааби в Багдаде. Эта организация серьезно нацелена на фактический захват власти в Багдаде.

  2. EFANE EMIN

    Нуман уртулмуш в свойственной турецкой манере в освещении некоторых вопросов врёт и не поперхнется. Выставляя Турцию истинным борцом против ДАИШ, он без тени смущщения глаголит о борьбе против терроризма, и можно подумать , что она, Турция, до недавнего времени не поддерживала и не вооружала террористов ДАИШ. Господин Куртулмуш ну никак не может выдавить из себя и называть всё своими именами, называть Курдистан Курдистаном, а продолжает в свойственной турецкой политике в прошлом называть Южный Курдистан Севером Ирака, утверждая, что они за целостность Ирака, но в форме федерации с соблюдением прав всех народов. Но почему-то Турция не хочет видеть у себя федеративную систепу правления, и как только поднимается вопрос об этом, руоводство республики видит в этом некий заговор неких сил по расчленению Турции и повторение соглашения Сайкс — Пико уже под номеро два. Вот такие стандарты в турецкой политике.

  3. Бадр

    Почему же Турция противопоставляет курдов, это что не разделяй властвуй? Как говорится мягкую подушку подкладывает. Кто нарушает права суннитов, туркаманов? Наоборот они нападают на курдов, Турция не гарант для курдов, всё время нас стравливает. Вор громче всех кричит,- держите вора.

Комментирование закрыты.