РЕЗУЛЬТАТЫ КУРДСКОГО РЕФЕРЕНДУМА -

В ЖИЗНЬ!

 

Если бы не курды, то Эрдоган не пришел бы к власти — эксклюзив Riataza

Если бы не курды, то Эрдоган не пришел бы к власти — эксклюзив Riataza

Турецко-курдский политолог Мехмет Эмин Икбаль Дюрре рассказывает о прошлом настоящем и будущем курдов Турции (часть 2-а) Эксклюзив

 Вернемся к вопросу, который мы уже немного затрагивали в начале нашей беседы. Вот уже четырнадцать лет в Турции находится у власти Партия справедливости и развития с бессменным лидером Реджепом Эрдоганом. Какую роль сыграли курды и курдский фактор в обретении этими силами власти в Турции?

Если бы не курды, Эрдоган не пришел бы к власти. Кто он, откуда появился? Эрдоган – религиозный человек, практикующий мусульманин и одновременно религиозный националист. Националист в нормальном смысле, просто потому, что любит свой народ. В его личности как политика воплощен так называемый «турецко-исламский синтез». Но этот «синтез» не может существовать без курдов. Подобная идеология вообще сформулирована для того, чтобы привлечь на свою сторону курдов, ассимилировать их, «обнулить» курдский национальный вопрос, интегрировав курдское меньшинство в общетурецкий национальный проект. Ведь курды в наибольшей степени являются «соблюдающими» мусульманами, они лучше, чем турки в массе своей знают религию, большинство известных мусульманских ученых Турции также курдского происхождения. Эрдоган, понимая это и привлек на свою сторону курдов, иначе идеология была бы сейчас просто «турецкой», а не «тюрко –исламской» и еще неизвестно, каким бы путем сейчас шла бы Турция.

Давайте также вспомним, Что концепцию «Большого Ближнего Востока» пока еще никто не отменял.  («Большой Ближний Восток»– концепт, сформулированный в западной геополитике в  80 е г.г. прошлого столетия. В его  границы включаются не только арабские страны Восточного Средиземноморья и Аравийского полуострова, но так же и Северная Африка, Иран и бывшие советские республики Средней Азии. «Большой Ближний Восток» стал, по сути, синонимом понятия «мусульманский мир», хотя такие страны с самым крупным мусульманским населением, как Индонезия и Малайзия не входят в его географические границы- RiaTaza). В практическом плане о «Большом Ближнем Востоке» заговорили лишь тогда, когда на международной арене появился Эрдоган. Это не случайно. Ведь Эрдогану предназначено было, прежде всего, консолидировать турецкое общество, которое вот-вот должно было расколоться на турок и курдов. И поэтому, чтобы реализовать свои «неоосманские» идеи Эрдогану были нужны курды. Поэтому он признал наличие курдского вопроса, даже заявил, что готов умереть за курдов (да-да, это его слова)  и сделал некоторые шаги по его решению, тем самым, завоевав симпатии курдского народа. Теперь в Турции уже никого не «напрягает» слово «курд», курды получили свои медиа, возможность использовать родной язык в официальных учреждениях. Кроме того, появилась возможность получить среднее образование на курдском языке, правда, только, в  частных школах. Конечно, все это сравнительно малые дела и не очень существенно, на самое плохое, что он не вписал все эти изменения в Конституцию и законодательство. То есть все построено исключительно на его волевых решениях, а юридически он, вроде бы, так ничего и не сделал. Но он привлек и мобилизовал курдский электорат, в результате чего  Эрдоган смог прийти к власти без коалиции с какой-либо партией. Но затем турецкий лидер подвергся критике националистов, утверждавших, что вопреки всем своим заверениям Эрдоган стремится к разделению турецкого общества и работает на курдов.  И на фоне активизации такой националистической риторики, глава ПСР одновременно терял поддержку курдов, потому что по курдскому вопросу были сделаны относительно небольшие изменения и, к тому же, они не были узаконены. И, в конце концов, Эрдогану пришлось делать выбор.  Думаю, что он в какой-то момент понял, что в рамках политической системы Турции невозможно провести серьезные подвижки в курдском вопросе, хотя может быть реально не хотел их. Здесь трудно сделать окончательный вывод, ведь в душу человеку не заглянешь. Выбор был, в конечном итоге, сделан в пользу националистов, хотя, надо сказать, националистический и курдский электораты приносят приблизительно одинаковое количество голосов, от 11Идо 15% каждый.

Кроме того, Эрдоган стал заложником конфликта вокруг своей семьи, некоторых членов которой обвинили в коррупции. Настал момент, когда ему пришлось блюсти интересы не только страны, но и своей семьи, свои собственные, наконец. И  это нужно было оформить таким образом, чтобы интересы Турции не входили в противоречие с интересами Реджепа Эрдогана и его клана. И для этого нужна поддержка не только своего электората, но и оппозиционного. И ставка на националистов была сделана также и в силу этого обстоятельства. Это сработало, и весной, скорее всего, будет референдум, и Турция станет президентской республикой.

Вы знаете, я уже достаточно давно наблюдаю, то, что происходит в Турции и пришел к выводу: Эрдоган и его политика до 2013 года и после этой даты резко отличаются. Что послужило причиной такого личностного, политического и, отчасти, идейного поворота на 180 градусов?

Здесь сыграли свою роль несколько факторов. Во-первых, это безусловно фактор личностный. Но есть и объективный момент. Турция – это знаете ли страна очень «проблемная» в  целом и политическое выживание ее лидера зависит от очень многих сиюминутных конъюнктурных факторов. Эрдоган выбрал тактику, которую я считаю ошибочной, прежде всего, во внешней политике. Так до 2013 года он почувствовал, что в турецком обществе есть тенденция ориентироваться на Европу, на демократические ценности и использование этой тенденции может дать ПСР больше голосов. Он их и использовал, хотя ему лично эти тенденции чужды, ведь Эрдоган практикующий мусульманин. Ну, ладно, какое-то время можно представлять себя сторонником Запада, но ведь когда-то чисто психологически наступает момент, когда человек выбирает между «быть» и «казаться», между теми ценностями, которые он вроде бы исповедует по политическим мотивам и теми , в которые он действительно верит. А когда этот человек  еще и лидер влиятельной страны, то он обязан объяснить этот выбор и своим гражданам. И тогда Эрдоган включил фактор шантажа, используя сирийский фактор, проблему беженцев и т.п. То есть для того, чтобы любой ценой удержать власть нынешний президент Турции, все те факторы, что имеют место быть вокруг его страны взял да и столкнул лбами. И в результате сам стал заложником этой ситуации. У курдов есть пословица: «Хитрая лиса в капкан четырьмя лапами попадает». Вот Эрдоган и оказался в таком положении «хитрой лисы». Да, внутри страны электорат его поддерживает. Но успешность политика не определяется количеством поданных за него голосов. Когда-то и Сократа принудили к самоубийству большинством голосов, и Гитлер пришел к власти, также набрав на выборах большинство. Кстати, в свое время конституция, которую Эрдоган  сейчас хочет поменять также было принята абсолютным большинством голосов (92%).  Важно не количество голосов, а качество проводимой политики. А здесь результаты неутешительны. Заявленная политика «нулевых проблем» с соседними странами, фактически, обанкротилась. Поэтому я   повторю еще раз, что для того, чтобы понять ставшего с 2013 года «непонятным» Эрдогана надо обратиться к его личным качествам и положению его  самого и семьи в нынешнем политическом раскладе Турции.

Наконец, вопрос последний по месту, но не по важности: Ваш прогноз дальнейшего развития турецко-курдской проблемы в свете нынешней ситуации на Ближнем Востоке?

Курдская проблема для Турции самая главная, поскольку в этой стране проживает самое большое количество курдов в мире. И не важно, кто у власти, без решения курдской проблемы  Турция не способна ни дружить, ни враждовать с разными странами мира, будь то Европа, Россия или какая-то другая страна. Поэтому может  эмоционально, но  я скажу так: если сегодня лидер Турции говорит, что он вам враг – он врет, если говорит, что друг – тоже врет. Это все означает, что Анкара стремится проводить политику в сугубо своих интересах, ничего не давая курдам. Но именно этот фактор другие страны против нее и используют. Я считаю, что, если не начнутся мирные переговоры, не найдется политического решения курдского вопроса ситуация только ухудшится. И я отнюдь не только Эрдогана виню в срыве мирного процесса. Курдские партии и движения также более конструктивно должны относиться к этому вопросу. Что же касается будущего, то я оптимизма  большого не испытываю. Нужно обязательно вернуться к мирным переговорам. В этой связи, Эрдоган, если он тоже желает мира, может использовать фактор находящегося заключении Абдуллы Оджалана. Иного рычага воздействия на курдов я не вижу. Можно отпустить его, скажем, под домашний арест, чтобы он  мог высказать свою позицию широкой общественности.

Но насколько Оджалан, уже многие годы находящийся в заключении, сегодня авторитетен?

Он, конечно, авторитетен, но весь вопрос в том, послушается ли его Кандиль. Это также вопрос и для Эрдогана. Он, безусловно, использует «фактор Оджалана», но не по моральным или этическим соображениям, но только лишь если окончательно убедится, что основатель РПК имеет влияние на Кандиль.
Суммируя сказанное, могу достаточно жестко сказать – без  решения курдского вопроса, Турция, как единая страна обречена на распад. И дело не в «воинственности», или «сепаратизме» курдов. Они никогда бы не пошли на это, если бы не политика нынешних турецких властей.

Беседовал Валерий Емельянов   ИАЦ «Время и мир»    для  RiaTaza.com

1 часть интервью — “КАК ТОЛЬКО КУРДЫ СДЕЛАЮТ СВОЕ ДЕЛО, О НИХ ТУТ ЖЕ ЗАБЫВАЮТ” – эксклюзив Riataza

Comments

comments

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи