До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

“КАК ТОЛЬКО КУРДЫ СДЕЛАЮТ СВОЕ ДЕЛО, О НИХ ТУТ ЖЕ ЗАБЫВАЮТ” – эксклюзив Riataza

“КАК ТОЛЬКО КУРДЫ СДЕЛАЮТ СВОЕ ДЕЛО, О НИХ ТУТ ЖЕ ЗАБЫВАЮТ” – эксклюзив Riataza

Турецко-курдский политолог Мехмет Эмин Икбаль Дюрре рассказывает о прошлом, настоящем и будущем курдов Турции (часть1-ая)

Можете ли Вы кратко охарактеризовать историю курдов Турции во времена Республики, то есть с 1923 года по настоящее время?

Cитуация курдов времен создания Турецкой Республики чем-то напоминает сегодняшнюю, поскольку в те далекие времена курды сыграли фактически одну из ключевых ролей в образовании республики Мустафы Кемаля. Курды активно поддерживали все его начинания, а сам Мустафа Кемаль обещал, что курды займут достойное место в новом турецком обществе. Об этом он сам открыто говорил на конгрессе в Сивасе. Но как только курды сделали свое дело, о них и об обещаниях им данных будто бы забыли. Но тут я должен заметить, что хотя обычно принято обвинять во всем турецкую сторону, мы, курды также недостаточно предприняли усилия для того, чтобы просчитать возможные негативные последствия всего происходящего и обезопасить себя от них. Это наша недоработка.

То же самое происходит и в наши дни. Когда ПСР Эрдогана шла к власти, она активно использовала курдский фактор. Курдам было многое обещано, и кое-что даже было сделано. Но позднее Эрдоган переключился на турецких националистов, и о курдском вопросе вновь «забыли». Все это имело своим следствием постоянные курдские восстания. Многие из них имели большой масштаб, другие маленький, одни носили религиозный характер, другие сугубо национальный, но в целом можно сказать, что курдскими восстаниями сопровождается вся история Турецкой Республики.

До последнего военного переворота 1980 года курдское движение действовало в общих рамках левого движения в стране. Это приводило к его идеологизации и радикализации, часто курдские политические течения враждовали и между собой. Одновременно это обстоятельство позволило властям наносить по курдам двойной удар – как по национальному меньшинству и как по «левым». Кстати, костяк многих левых движений в Турции, не имеющих национального характера, также составляли курды. Но все это препятствовало тому, чтобы курдское движение приобрело общенациональный масштаб.

Что представляет собой ныне 22-миллионная курдо-турецкая община? Каков социально-экономический статус курдов, уровень сохранения ими родного языка, культуры, религии. То есть давайте попробуем нарисовать собирательный портрет турецких курдов.

В экономическом отношении положение курдов очень серьезно изменилось при президенте Тургуте Оззале (Тургут Озал – президент Турции в 1989-1993 гг. Провел важные рыночные реформы, поднявшие ВВП страны до уровня развитых государств. Неожиданно скончался от инфаркта, хотя есть версия, что он был отравлен турецкими спецслужбами, поскольку вплотную подошел к масштабной договоренности с курдами- RiaTaza). Говорят он имел курдские корни, но дело не в этом, а в успешных рыночных реформах, которые Озал реализовал. Они позволили курдам не только улучшить свое экономическое положение, но также наиболее деловые из них смогли развивать свой бизнес на западе страны, а также на средиземноморских курортах. Не следует думать, что он специально для курдов это делал. Просто был такой всеобщий экономический подъем. Кроме того, в те времена началась также государственная поддержка инвестиций в юго-восточные районы Турции.

Также действия РПК вынуждали многих курдов покинуть родные края. Они переезжали на запад страны или в средиземноморские города. Это традиционно некурдские места, но там была возможность для людей реализовать свой потенциал. Многие курды окончили в этих городах университеты и затем активно применили свои знания в экономике, политике и социальной сфере. И сегодня именно курды во многих отраслях турецкого народного хозяйства играют ключевую роль. Часто сами курды об этом не говорят, чтобы совершенно справедливо не выпячивать национальную составляющую в такой интернациональной сфере как бизнес.

Что касается культурной сферы, то надо заметить, что все годы республики курдские язык и культура фактически были под запретом. Конечно, сложно запретить говорить на родном языке дома, в семье, но, думается, если бы это было возможно, то и семейные беседы попали бы под запрет. Справедливости ради надо сказать, что первым, кто прорвал эту ситуацию был Тургут Озал. После переворота 1980 г. он открыл глаза гражданам на то на то, что курды в Турции существуют, и тем самым разбудил в турецкой части общества понимание курдского вопроса. Хотя практических шагов по курдскому вопросу сделано не было, для истории очень важно уже то, что было снято полное табу с упоминания о курдах и курдской проблеме в Турции. Затем на более продвинутый уровень этот вопрос перевела Партия справедливости и развития. Пусть ее сегодня и критикуют, причем справедливо, но именно в годы правления ПСР расширилась сфера употребления курдского языка, появились курдские медиа, в том числе и телеканалы, появилась возможность использовать курдский язык в суде. Но об этом мы поговорим позднее.

Для понимания Востока вообще (и курды здесь не исключение), очень важен вопрос религии. Как Вы можете охарактеризовать турецких курдов с точки зрения «религиозной составляющей»?

В основном курды Турции являются мусульманами-суннитами, некоторая часть – алевиты (не путать с сирийскими алавитами. Алевиты, хотя считаются «крайним» шиитским течением, все же в меньшей степени оторвались от ислама, чем алавиты, представляющие, фактически отдельную синкретическую религию – RiaTaza). В Турции очень мало курдов-езидов, ставших в 1916 году жертвами геноцида национальных меньшинств вместе с армянами и частью ассирийцев, а также греков.

С религиозной и культурной точки зрения для курдов очень важны медресе (духовные школы), существовавшие, фактически, при каждой общине. С одной стороны, они усиливали религиозный мусульманский фактор, но с другой стороны способствовали сохранению курдского языка, а значит и культуры. Ведь они были едва ли не единственным местом, где можно было получить знания на курдском языке. Таким образом, религиозный фактор сыграл двоякую роль. С одной стороны, религиозный исламский фактор способствовал сохранению курдской идентичности, но с другой, повышенный уровень практической религиозности турецких курдов в провозглашенной светским государством Турции использовался часто против них. Важную роль в сохранении самосознания сыграла и племенная структура курдского общества. Сейчас, с высоты сегодняшнего дня, многие назовут эти фактора «реакционными», но именно они способствовали национальному выживанию курдского народа в Турции.

А как обстоят дела с языком? Много ли курдов не владеют родной речью?

Хотя официальных данных по использованию языка нет, можно утверждать, что те, кто живет в курдских городах страны, язык знают. И в деревнях тоже. С курдами в западной части страны сложнее. Многие из них ассимилировались и не знают своего языка. Отсюда и вопрос – сколько курдов проживает в Турции. С учетом ассимилированных их может оказаться гораздо больше официальных 22 млн. Также многие курды скрывают свое происхождение по вполне житейским причинам. В Турции был такой период, когда считалось, что если ты курд, то значит террорист. Не всем простым гражданам это было комфортно.

Курды Турции имеют свои политические партии? Можете ли Вы как-то охарактеризовать их идеологию, степень влияния на курдское сообщество Турции?

Ответ на этот вопрос хотелось бы начать с того, что как бы мы не относились к РПК нельзя не признать роль этой партии в развитии курдского политического движения. Вот сейчас, например, есть ДПН (Демократическая партия народов). Это была хорошая идея по созданию такой партии, ее создали, добились хороших результатов, провели 80 депутатов на первых парламентских выборов. Этого успеха они добились потому что партии удалось привлечь на свою сторону голоса не только курдов, но и либерально настроенной части турецкого общества. Но дальше дела пошли не очень хорошо, и все из-за того, как я считаю, что ДПН не смогла выстроить самостоятельной политики, без присутствия фактора РПК. То есть партия попала в ситуацию «между двух огней». Ведь если ДПН будет противостоять Кандилю (в горах Кандиль находится штаб-квартира РПК – RiaTaza), то количество голосующих за нее резко уменьшится. А если она будет открыто подстраивается под РПК, то тогда потеряет авторитет в Турции в целом. Эта общая беда курдского народа, что мы не дали и не даем ДПН или какой-либо другой политической партии развивать курдское дело в рамках Конституции и мирной политической борьбы. Мы не смогли воспользоваться этим шансом и в самое последнее время. Да, можно обвинять Эрдогана в том, что он спровоцировал во многом курдов, но я думаю, что надо нам и на себя посмотреть. Лично я считаю, что выдвинутый ДПН на выборах лозунг « Не дадим превратить Турцию в президентскую республику!» был ошибочным. Более того, мне представляется, что была даже возможность создать коалицию с Эрдоганом. И если бы ДПН вела самостоятельную политику, то у нее был реальный шанс стать главной оппозиционной партией в Турции. Но мы этот шанс потеряли. И в этом обвинять только турецкую сторону было бы неверно. Посмотрите, Турция все равно становится президентской республикой, но Эрдоган сейчас ее формирует не с курдами, а с турецкими националистами. Ведь совсем недавно, когда у Эрдогана были проблемы практически со всеми слоями турецкого общества, у него не было проблем с курдами. И при таком раскладе мы вполне могли повлиять на процесс изменений в конституции. То есть мы сейчас, будучи ослабленными, хотим подключиться к тому процессу, к которому почему-то не подключились, когда были в силе. Поэтому я не понимаю, с какой логикой действуют политические силы, представляющие турецких курдов.

Но, как известно, у курдов Турции целых пять партий?

Да, это так, но реально влиятельна только ДПН, так как она представлена в парламенте. Другим небольшим партиям туда нелегко пройти, из-за высокого «проходного балла» в 10% голосов избирателей. Курдские политические силы разнообразны. Есть среди них религиозная партия, также и ДПК собирается создавать свой турецкий «филиал» и т.п.

Так или иначе, РПК можно назвать самой влиятельной курдской партией. Каковы ее цели, задачи, социальная база?

Цели и задачи РПК за время ее существования менялись. И сейчас мы становимся свидетелями очередной перемены цели.

Изначально РПК ставила задачу создания независимого Большого Курдистана. Затем появился тезис о «демократической Турции», к которому позднее добавилась идея «Демократической Сирии». Сейчас на фоне последних событий, я вновь наблюдаю возрождение идеи «независимого Курдистана».

А может это зависит от того, что лидер-основатель РПК Абдулла Оджалан находится в заключении и к руководству партией приходят новые люди?

Нет, я не думаю, что появились «новые люди». Просто в руководстве РПК нет единоличного руководства, ее политику определяют около десяти человек. Со стороны, я могу сказать, что у них вряд ли имеется единое мнение, но все решения в РПК принимаются общим собранием, поэтому их нынешняя политика, как я предполагаю, направлена вновь на переход к достижению независимости Курдистана. Но, повторю, это мое предположение. Официальных заявлений по этому вопросу не было.

В названии РПК есть слово «рабочая». Означает ли это, что партия является марксистской, социалистической или это своеобразный «зонтик» для чисто националистического движения?

Изначально у РПК доминировала марксистско-ленинская идея и по сей день она от этой идеи до конца не отказалась. Но, как мне представляется, поскольку на практике марксизм-ленинизм оказалось невозможным реализовать, идея эта осталась в области сугубой теории. Год назад, вдохновленные успехом идейно близкой партии ПДС в Сирии и ее вооруженных отрядов, РПК начала бои в турецких городах, что, на мой взгляд, превратилось в трагедию для курдского народа. Мне кажется, что после этих событий, РПК должна коренным образом пересмотреть свою идеологию и стратегию.

Сейчас многие курды (и не только) задаются вопросом: чего они в РПК хотят? «Демократическая Турция», или «Демократическая Сирия»? Да, пожалуйста, но эти цели вполне достижимы в рамках мирного переговорного процесса. Зачем из-за этого посылать на смерть наших сыновей и дочерей? Вот, если речь идет о борьбе за независимый Курдистан, то тогда, конечно, необходимость вооруженной борьбы вполне понятна.

Но с другой стороны, очевидно, что и турецкая сторона провоцирует курдов на насильственные действия. Но ведь мы живем в XXI веке. Мы говорили о прошлом, и позапрошлом веке, что , дескать, многого не знали, нас провоцировали и т.п. Но в «информационном» третьем тысячелетии это звучит уже как смешная отговорка. Поэтому я считают, что РПК и другие партии, должны радикально пересмотреть свои идеи и стратегии, дать народу понять, ясно и однозначно, к чему они стремятся.

(продолжение следует)

Беседовал Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир» специально для RiaTaza.com

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра "Время и мир" Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи