РЕЗУЛЬТАТЫ КУРДСКОГО РЕФЕРЕНДУМА -

В ЖИЗНЬ!

 

Сирия превращается в лоскутное одеяло — кому и зачем нужны мирные посиделки в Астане?

Сирия превращается в лоскутное одеяло — кому и зачем нужны мирные посиделки в Астане?

Российский Центр примирения сторон заявил 16 ноября о завершении операции по освобождению от боевиков Восточной части Алеппо. Были эвакуированы все желающие покинуть город экстремисты и члены их семей – всего более 9,5 тысяч человек. Это может означать начало нового этапа мирного урегулирования. Прежний – переговоры в Женеве, в Вене, активное участие в которых принимали патронирующие сирийскую оппозицию США и страны Запада, потерпел фиаско. Впрочем, если говорить о нынешней ситуации, то, как утверждает Financial Times, переговоры идут и сейчас, но в них, помимо официального Дамаска и оппозиционных сил принимают участие лишь Россия и Турция, для остальных, в том числе США, двери закрыты.

Впрочем, это уже никакой не секрет – факт переговоров подтвердил во время состоявшегося на минувшей неделе визита в Японию Российский президент Владимир Путин. Он высоко оценил успех, достигнутый в Алеппо, и рассказал, что во время недавнего телефонного разговора с турецким лидером Реджепом Эрдоганом была достигнута договоренность предложить всем конфликтующим сторонам в Сирии снова сесть за стол переговоров, только на сей раз — в казахстанской Астане. Правда при этом он дипломатично уточнил, что новая площадка не будет альтернативой Женеве, а лишь дополнит ее. Кроме того, Владимир Путин ожидает, что следующим шагом после освобождения Алеппо может стать полное прекращение огня, то есть приоритет – не ведение войны до победного конца, а политическое урегулирование конфликта.

Однако, как считает эксперт по Ближнему Востоку, политолог Анатолий Несмеян (Эль-Мюрид), это в нынешней ситуации означает закрепление статус-кво по разделу Сирии. В комментарии «Свободной прессе» он отметил, что сейчас так называемая умеренная оппозиция пребывает в состоянии распада и развала и, возможно, будет сделана попытка окончательно их расколоть на «непримиримых» и «соглашателей». После чего попытаются добиться от «соглашателей» того, что не получилось в рамках женевского процесса». Но, по словам политолога, есть проблема — среди сирийских «оппозиционеров» политиков почти нет. Есть полевые командиры, настроенные на продолжение боевых действий, пока есть хоть малейшая возможность. На переговорах они могут обещать все, что угодно, но как будут реализовывать обещания — непонятно. А вот политики как раз настроены на переключение военной фазы в мирную, дипломатическую. Асад до последнего времени заявлял о сохранении территориальной целостности Сирии и заявлял о желании вернуть под свой контроль всю территорию. Но сегодня он находится в подвешенной ситуации. О его самостоятельности можно говорить с большой долей условности. За ним уже мало, кто и что стоит. У него нет мощной боеспособной армии, что подтвердило падение Пальмиры. На исходе ресурсы для поддержания государственной системы. Он из разряда системных игроков фактически уже вылетел. Поэтому практически зависит от того, что решат в Вашингтоне, Брюсселе и Москве.

В этой большой игре еще принимает участие Иран, игрок самостоятельный со своими интересами, повлиять на которого крайне сложно. А для него важно сохранение Башара Асада у власти, поскольку только он будет отстаивать интересы Тегерана в Сирии. Но, как отмечает Несмеян, иранцы довольно трезво смотрят на ситуацию. Еще два года назад они предлагали план фактического раздела Сирии, который заключался в том, чтобы оставить под контролем Асада все алавитские районы, а также районы проживания других этнических и религиозных меньшинств. А это стратегически важные районы, позволяющие контролировать выход к морю. Поэтому всем, кто будет контролировать центр Сирии, придется как-то договариваться с Асадом. России на раздел Сирии, видимо, придется согласиться.

Поскольку главная задача, которую Асад поставил своей армии еще в 2012 году, — установление контроля над границей, решена быть не может. А без ее решения воевать можно бесконечно. Поскольку боевики регулярно будут получать подкрепления из-за границы. Причем границу сегодня контролируют как курды, протурецкие боевики, так и, собственно, Турция. Попытка взять под контроль эти участки будет означать начало войны уже с турками и курдами. Раздел же Турцию удовлетворит. Собственно, часть своих задач Анкара уже выполнила — разделила два курдских анклава на севере Сирии, отмечает эксперт. Теперь, по его словам, задача турок — расколоть курдов на умеренных, способных договариваться, и на террористов, которых надо уничтожать. И, кроме того, они будут, по-прежнему контролировать буферную зону у своей границы. «Но сейчас никто не знает, что делать с «Исламским государством» организация запрещена в России – ред.). С ним крайне сложно воевать.

Сегодня это фактически целая армия спецназа, которая категорически не хочет воевать традиционно с линией фронта, общевойсковыми действиями. Они партизанят. Причем в отличие от классических партизан для них не столь важна поддержка местного населения. Это такая кочующая армия, которая во многом находится на «самообеспечении»», — говорит Несмеян. У иракской армии эффективно воевать с игиловцами пока не получается. Сильно сомневаюсь, что это получится у армии Асада. Скорей всего, на востоке страны будет существовать «серая зона», неподконтрольная сирийскому правительству.

Comments

comments

Источник записи:http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1482132360

Об авторе

Neo

Похожие записи