До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Вы за независимость Курдистана?

Загрузка ... Загрузка ...

И.О министра финансов Ирака Фазиль Наби: Бюджет 2017 года – бомба, заложенная под Курдистан

И.О министра финансов Ирака Фазиль Наби: Бюджет 2017 года – бомба, заложенная под Курдистан

Иракский парламент принял законопроект о бюджете страны на 2017 год. В настоящий момент Вы исполняете обязанности министра финансов Ирака. Как по Вашему, этот бюджет учитывает интересы Курдистана?

Мы, в правительстве Ирака верстали новый бюджет на основе соглашения Эрбиля и Багдада от 2015 года. Однако ныне это соглашение фактически не действует. Я уже раньше говорил, что оно недееспособно, хотя худо-бедно документ этот «работал» до конца июня. Проблема в том, что Багдад  требует от Курдистана поставок нефти в объеме 550 тыс. баррелей, включая нефть с месторождений Киркука.

Дело в том, что в ст.9 законопроекта о бюджете, касающейся доли Курдистана, имеется хитрое положение, по сути, приведшее к замораживанию соглашения. Оно звучит так: бюджетные выплаты происходят лишь по статье «текущие расходы» (иначе говоря из «живых денег», имеющихся на  данный момент в бюджете, а не на основе его общего, «безналичного» объема, рассчитанного на год).

Федеральное  правительство действительно обязано перечислять 17% ежемесячно Курдистану. Но в Багдаде говорят: на данный момент у нас нет наличности, чтобы набрать необходимую сумму в 1,2 трлн иракских динаров. В лучшем случае найдется 60% от нее, то есть 640 млрд.

И что, курды не знали, что там есть такое не очень хорошее положение, Почему оно там появилось?

Курды знали, но это все равно ничего бы не изменило. Региональному правительству следовало бы сделать собственные подсчеты. Если бы Эрбиль мог продавать на рынке 550 тыс. баррелей по цене 40 долларов, то в его бюджет приходило бы 800 млрд динаров. На основе нынешнего бюджетного закона он получит не более 500-550 млрд в месяц. Поэтому не думаю, что Курдистан поддержит закон о бюджете, он не в его интересах.

 Но если курды (имеются в виду курдские депутаты иракского парламента) понимали, что фраза «текущие расходы» не в их интересах, почему они допустили ее включение в закон?

Этого положения не было в законопроекте, внесенном министерством финансов. Оно появилось позднее.

  В чем новый  бюджет негативно повлияет на автономный Курдистан?

В принципе, он мог бы быть в интересах Курдистана, но лишь в нормальной экономической ситуации, когда Багдад полностью выполняет свои обязательства перед регионом. Но сейчас это не так.

 Правительство заложило в бюджет-2017 доход на сумму более 100 трлн динаров. Насколько реально достичь такого показателя?

Думаю, что процентов на 60-65.

Какие «мины» заложены в нынешнем бюджете для Курдистана?

В законопроекте их не было до тех пор, пока он не поступил в парламент. Все «мины» были заложены именно там, не могу сказать, намеренно это было сделано или по неведению. Некоторые показали себя в этом смысле «героями дня». Вопрос теперь в том, как они будут дальше отстаивать этот законопроект.

Эти, с позволения сказать «герои» внесли в законопроект статью 10-ю, обязывающую Курдистан передавать нефть Багдаду. Но сначала надо было проанализировать и выяснить, насколько данный законопроект соответствует интересам Курдистана. А то, что сделали они, это политическое маневрирование и запутывание регионального правительства.

Я  совершенно сбит с толку и не понимаю, как такое могло произойти в Багдаде при том, что ПСК входит в состав регионального правительства Курдистана, а Кубад Талабани, сын лидера партии Джалала Талабани, является в нем вице-премьером (таким образом, Фазиль Наби указывает на то, что за описываемыми поправками стоят депутаты от ПСК – Riataza).

Зная, что доля из бюджета, выделяемая Курдистану не может покрыть расходы на зарплаты бюджетникам, и что доходы региона выше, чем полагающаяся ему доля, как они могут действовать так, чтобы эти доходы урезать, что противоречит интересам Курдистана. Статья 10-я это не просто мина, это бомба для Курдистана.

Может ли Курдистан не соблюдать этот бюджет?

Может, на основании текущего бюджетного законодательства, если в нем нет ссылки о финансировании из статей о «текущих расходах». Курдистан может пойти своим путем, который мог бы принести больший доход.

 Принимал ли участие в подготовке этого законопроекта экс-премьер Нури аль-Малики?

Реальность такова, что аль-Малики популярен в иракском парламенте. И он может многое, имея серьезные рычаги влияния на иракских депутатов, не показываясь при этом открыто на политической сцене.

Вы еще недавно были близки к премьеру Хайдеру аль-Абади. Что он думает о Курдистане?

Сейчас его отношение к Курдистану  очень позитивное. Визит президента Барзани в Багдад и сотрудничество в военной операции по изгнанию ДАИШ из Мосула привнесли много изменений в отношения между ними.

В настоящий момент одним из самых сильных блоков в парламенте является тройственный союз аль- Малики, аль -Джабури (Cалим аль-Джабури – спикер иракского парламента, представитель суннитской общины – RiaTaza)  и ПСК. Это стало очевидным, когда парламент выразил недоверие министру финансов  Хошияру Зебари. Это был политический, а вовсе не финансовый вопрос. Более того, это был скорее удар по Демократической партии Курдистана, чем собственно по Зебари. Ни премьер аль-Абади, ни поддерживающая его парламентская фракция не глосовали за отстранение Зебари. Он, кстати, подал судебный иск, и Федеральный суд примет по нему решение 20 декабря. Зебари очень надеется вернуться на свой пост.

Какова сегодняшняя позиция аль-Абади? Намерен ли он заключить какое-либо соглашение с автономией?

Аль-Абади очень компетентен в экономических вопросах. Он выступает за реализацию соглашения между Багдадом и Эрбилем от 2015 года. На последнем заседании кабинета министров он 15-20 минут своей речи посвятил Курдистану. Он очень позитивно  относится к региону в настоящий момент.

 Утверждают, что в конечном итоге, Багдад не будет передавать положенную долю из бюджета Курдистану, а Курдистан – запрошенный Багдадом объем нефти. Не думаете ли Вы, что обе стороны ныне считают, что лучше было финансировать себя самостоятельно?

Да, в нынешних условиях обе стороны такс читают.

  Согласно законопроекту о бюджете-2017 года, поддержанному ПСК и Горран, бюджет Пешмерга предусмотрен в рамках доли финансирования сухопутных сил Ирака. Как Вы можете это объяснить?

Главнокомандующим Вооруженными Силами Ирака является премьер-министр страны. Это он определяет объем их финансирования. Его Превосходительство в курсе, какое жалованье получают в войсках. И из бюджета для сухопутных войск 38 млрд динаров выделено для Пешмерга.

 

 А сколько денег в бюджете выделено для шиитского ополчения Хашд аш-Шааби?

За последние 10 месяцев им был выделен 1 млрд долларов. В 2017 году предусмотрено выделить 3 трлн иракских динаров. У Хашд аш-Шааби числится 122 тыс.бойцов.

Ирак получает достаточно средств от международных кредиторов. Выделяется ли доля из них Курдистану?

Ирак получает от них 19 трлн. динаров. И ни копейки не выделяет Курдистану.

 

Rudaw net       Перевод RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи