До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Дипломат из Курдистана рассказал, чего курды хотят добиться в Сирии

Дипломат из Курдистана рассказал, чего курды хотят добиться в Сирии

Ответственность за недавние теракты в Стамбуле взяли на себя курды — точнее, «Соколы свободы Курдистана», одно из подразделений запрещенной в Турции Курдской рабочей партии. Жертвами взрывов стали 38 человек, еще 155 получили серьезные ранения.

Но почти одновременно с трагедией, в которой погибли мирные люди, пришла другая новость — о том, что именно курдские отряды народной самообороны вступили в бой с боевиками ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ) недалеко от Ракки, штаб-квартиры «Исламского государства». На фоне ожесточенных боев в Алеппо и падения Пальмиры это хорошее известие.

Так кто же они, курды? За что борются? С кем? Чем отличаются курды Сирийского Западного Курдистана от иракских? И действительно ли они хотят построить настоящий социализм на руинах бывших ближневосточных государств?

Господин Роди Осман, глава представительства Сирийского Курдистана в Москве, которое работает здесь уже почти год, считает, что только курды сегодня способны разгромить международный терроризм. Стать третьей силой, которая победит. На чем же основана такая уверенность?

— Господин Осман, на мировой повестке дня остро стоит главный вопрос — борьба с религиозным экстремизмом. Курды — одни из самых активных борцов с ИГ (запрещенная в России организация), и одновременно, наверное, курды должны быть «признательны» террористам, если так можно сказать, ведь именно благодаря террористам курдский вопрос вновь стал актуальным.

— Я считаю, что в данный момент ближневосточный регион переживает глубокий кризис, и это касается всего мирового сообщества. Мир зашел в тупик. После двух больших мировых войн так и не была разработана новая справедливая система мироустройства. А то, что существует сейчас, построено на лжи и эксплуатации. Основная причина столь широкого распространения религиозного исламского экстремизма заключается как раз в том, что государства не хотели слушать своих граждан, превыше всего они поставили свою власть. Общество разделилось. Истинные ценности оказались нивелированы. Поэтому бандитские группировки и привлекли внимание угнетенных народов. Центром борьбы с международным терроризмом является сейчас наш Западный Курдистан. Свою территорию мы называем Рожава, что переводится как Запад. Борясь с боевиками, мы не получаем поддержку ни от кого, кроме собственного народа. В основном мы опираемся только на свои силы и на свою идеологию. Я уверен, что мы находимся на верном пути.

— Как известно, курдский вопрос изначально предполагал создание собственной государственности. Значит ли это, что после победы над ИГИЛ вы хотите отделиться от Сирии?

— У любой медали есть две стороны. Курды иначе трактуют само понятие государства, нежели остальные. Государство — это болезнь, чаще всего оно основано на несправедливости и подразумевает несправедливость. Мы прекрасно понимаем, что если пожелаем воссоздать на нашей территории что-то подобное, что уже существует, то просто заведем сами себя в тупик. Мы не стремимся к созданию автономии только для одних курдов, но хотим организовать систему, отдельное образование, чтобы все народы, проживающие на нашей территории, существовали мирно и бесконфликтно, независимо от их национальности и веры.

— Похоже на утопию…

— Но если вспомнить древнюю историю Ближнего Востока, то так все и было. Люди жили согласно своим правилам, по своим традициям, управляли сами собой. Если воссоздать то, что уже было когда-то очень давно, то можно исправить старые ошибки. При этом все народы должны иметь равные права и свое представительство в общем парламенте.

— Вы запрещаете ислам на своей территории?

— Нет, мы ни в коем случае не против религии. Все пророки и философы Ближнего Востока были мусульманами. Но радикальный исламизм разрушает гармонию. Он смертелен и враждебен к любым, кто не разделяет его взгляды. И наша борьба с террористическим ИГИЛ основана именно на этом. Но мы должны также понимать, что беда самой Сирии заключается еще и в том, что здесь идет столкновение двух культур, двух позиций — с одной стороны, экстремисты, пытающиеся захватить власть, с другой — светская оппозиция, которая тоже хочет свой кусок пирога. Обе силы подтачивают государство изнутри. Исходя из этого, война в Сирии, как мне кажется, продлится еще очень долго. Поэтому многие, кто недоволен политикой как радикального ислама, так и правительственных структур, присоединяются к нам. Мы становимся третьей силой, с которой нельзя не считаться. Мы используем свой шанс.

— Боевики запрещенной ИГИЛ почему-то очень боятся курдских женщин.

— Существует религиозная традиция, если будешь убит женщиной, то не попадешь в рай. Мы смогли сломить террористов психологически, первое время, когда они видели наших женщин, то просто убегали, действительно не хотели сражаться с ними, это так. Но сейчас уже привыкли.

— В Рожаве мужчины и женщины равны.

— Таковы правила. На Ближнем Востоке женщины всегда были ничтожествами. Мы пошли от противного. У нас везде есть со-власть, со-председатели. Если чем-то руководит мужчина, то второй руководитель — обязательно женщина. 50 процентов квот во всех комитетах, в парламенте тоже занимают представительницы слабого пола. Так положено по нашим законам.

— Ваш лидер Абдулла Оджалан, который вот уже почти двадцать лет сидит в турецкой тюрьме на острове Имралы, — социалист. И вы, насколько я понимаю, продвигаете в массы именно его идеи. Но насколько социализм вообще применим к государствам Ближнего Востока, как известно, здесь гораздо чаще встречались диктатура и деспотизм.

— Это неправда. Нас пытаются убедить в этом, в том, что для восточных стран было характерно жесткое единоначалие, но это не так. Та философия, которую проповедовал Оджалан, она как раз и возникла на Ближнем Востоке. Она опирается на здешние реалии и историю. Это общественный социализм. Должна быть общая земля, общая работа, коллективное общинное самоуправление, справедливый народный суд. Мы за всеобщее равенство. У нас в Рожаве нет государства как такового. Общины не управляются из центра напрямую. Они живут своей жизнью. Пять, семь тысяч лет назад все было точно так, это доказывают и археологические раскопки.

— Но когда это все было! С тех пор мир сильно изменился.

— И не в лучшую сторону. Мы, курды, пытаемся вернуть все, как было, только в этих условиях сирийский режим может эволюционировать.

— Вопрос освобождения Оджалана. В связи с обострением сирийской проблемы возможно ли, что его выпустят на свободу досрочно?

— Мы считаем, что наш вождь был пленен в результате международного заговора. Его незаконно бросили в тюрьму. Но его освобождение в руках тех, кто его пленил. Лишь они в состоянии отпустить Оджалана. И это зависит не только от Турции, мы имеем дело с силами, значительно превосходящими ее по могуществу. Мы в Рожаве благодарны идеям, которые продвигал Оджалан. Когда в стране начался хаос, арабская весна… Это было тяжело. Но благодаря своей идеологии мы смогли не просто выжить, но и стать третьей стороной конфликта.

— Третьей стороной?

— Да, мы хотели показать, что мы, курды, — третий вариант. Третья сторона. Мы знаем, где находится выход из этой войны. Потому что мы не похожи на остальных ее участников и хотим совершенно другого. На протяжении многих лет власти Сирии так и не смогли найти решение, которое бы остановило кровопролитие, а мы считаем, что нужно изменить центральный режим так, чтобы в него вошли представители всех народностей и конфессий страны.

— Могут ли помочь в установлении мира международные переговоры на высшем уровне?

— Я полагаю, что это невозможно. Так как эти переговоры на самом деле тоже представляют собой борьбу за власть. Никому не выгодно, чтобы война закончилась.

— Кто главные враги курдов? Турция и Эрдоган?

— Мы не называем никого своим врагом. Но так вышло, что именно Турция борется с курдами, причем не только на своей территории. И именно Турция открыла свои границы для исламских боевиков, проникающих в Сирию.

— Западная курдская автономия представляет собой сегодня три отдельных анклава в Сирии: Африн, Кобани и Джазира. Мне рассказывали, что в столице Рожавы, городе Камышлы, на одних улицах висят портреты Оджалана, на других — Башара Асада. То есть как-то сосуществуют вместе две идеологии и два взгляда на мир. Так сколько примерно тысяч человек проживает сегодня в Рожаве?

— Около пяти миллионов — не тысяч, а миллионов. Да, нас очень много. Но не забывайте, что курдская проблема — это еще и сирийская проблема. Очень много беженцев появилось в результате войны. Бывают перебои с продуктами. Внутри автономии ходят сирийские деньги, но их тоже недостаточно. Мы понимаем, что нас пытаются сломить через лишения, но все приводит к прямо противоположным результатам. В последнее время наши войска самообороны успешно продвигаются в сторону Ракки (столица ИГИЛ). Но пока что Рожава окружена со всех сторон. С одной стороны Турция, с другой — террористы. Только одна дверь для нас открыта — в Иракский Курдистан. И мы все равно пытаемся показать мировому сообществу, что мы есть, мы существуем, поэтому создаем свои представительства вне Рожавы — в Швеции, Германии, Бельгии, Франции, теперь вот и в России.

— Российские курды участвуют в боях против ИГИЛ?

— Нет. Российские курды в этих боях не участвуют.

— А вы не боитесь, что в случае победы над ИГИЛ ваша проблема снова уйдет на задний план? Скажут: спасибо, курды, и до свидания. И никакой автономии.

— Это лживая пропаганда. Слухи. Чтобы заставить курдов остановиться. Но ведь мы хотим только хорошего — чтобы народ, независимо от его национальности и конфессии, стал счастливым, чтобы власть имущие не играли с нами в будущем так, как играют сейчас.
Екатерина Сажнева

Источник записи:http://www.mk.ru/politics/2016/12/13/diplomat-iz-kurdistana-rasskazal-chego-kurdy-khotyat-dobitsya-v-sirii.html

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

Комментариев 9

  1. Патриот

    Полнейшая утопия и демагогия одураченного революционера!!!

  2. Зарифа

    Мальчик из семьи сирийских курдов держит флаг Курдистана во время празднования Навруза в городе Кобани, Сирия.

  3. Мураз Аджоев

    В данном случае нечего и некого комментировать, только жалко несчастного «дипломата», одурманенного «эволюционной» идеей возврата человеческих душ назад в эпоху древнего «социалистического мира» 5-ого тысячелетия до нашей эры. Честно, очень жалко, потому что таких надо лечить, долго лечить..

  4. Aza Avdali

    Не знакома с этим господином, но с его фото смотрит на нас очень даже симпатичный парень, который наверняка является героем романа и обожания для многих милых дам. Мне трудно поверить, что весь этот поток больного сознания, который он озвучил, представляет лично для такого внешне уж точно человека не лишённого интеллекта и обаяния, великий смысл.
    Но, с другой стороны, кто их разберёт, этих миссионеров «новой старой веры».
    Для меня уж точно очевидно, что здесь имеет место пограничное состояние, зацикленность на навязчивых липких мыслях и идеях совершенно больного ума. И скорее всего, этот молодой дипломат тоже есть жертва, которому внедрили в сознание эту бредовую «мысленную жвачку».
    С помощью нехитрых манипуляций эта жвачка сегодня внедрена в мозги тех людей, которые в силу многих объективных причин имеют податливое и восприимчивое ко всякой шелухе сознание. И становится эта шелуха предметом их истовой и глубокой веры, единственной установкой и смыслом жизни. Если всё это происходит и реализуется в пределах психушки — это одно, но если эти навязчивые идеи вдалбливают в сознание многократно, монотонно и достаточно убедительно и этот процесс происходит в курдском пространстве, обременённом и усложнённом множеством проблем, войной, неимоверными жертвами, уводит молодёжь, и не только их, от своих корней, от смысла и целей, которые дороги каждому курду — это уже настоящая диверсия и акты предательства.
    И кстати, в начале этого материала сказано, что ССК — подразделение РПК. Дипломат от ПДС не опровергает сей факт. Более того, он лишний раз заметил, что вся эта мощная и очень разветвлённая структура, именуемая РПК, пытается предложить всему миру новую теорию мироустройства. Вот ведь какая высокая миссия. А ничего, что наш народ сегодня хочет реализовать свою самую главную, такую давнюю, такую вожделенную цель — стать частью мирового сообщества и преподнести всем курдам великую надежду — государство Курдистан?
    Все, кто мешают этому беспримерному и грандиозному проекту — наши враги, изменники и психи. А психам место в дурдоме, в изоляции. Комментировать больные фантазии этого внешне очень милого симпатяги, ну, ей-богу, смешно. Парень, а вместе с ним и другие, оказавшиеся в сетях этой опасной, больной идеологической установки, искренне, не все, но большинство, верят, что воюют и погибают курдские чудесные мальчики и девочки за счастье всех людей на земле. «Честь безумцу, который навеет, человечеству сон золотой». Истории известны случаи впадения в такую дрёму, в летаргию. Сегодня, да даже глубоким вчера и позавчера, это было и является предметом насмешек, сожаления, а где-то и искоренения, тяжёлого разочарования, разрушения, катастроф трагических. Ничего не надо придумывать, всё уже придумано. Это — государство, либо союз государств. О каком третьем варианте так неубедительно, так нелепо и смешно говорят эти потерянные и в пространстве, и во времени люди?
    Не могу поверить, что всё это происходит с курдами.

  5. Патриот

    Киоксар Авдои как вы прокомментируете эту статью? Почему то вы молчите, или статья неудобная для вас?

    1. Киаксар Авдои

      В данном случае я желал бы прочесть ваши развернутые комментарий, а не как всегда короткие реплики. Если конечно соизволить ваше высокоблагородие!

  6. Патриот

    Спасибо конечно Киоксар за высокоблагородие! Я и дал полный и развернутый комментарий. Здесь к сожалению не о чем больше не скажешь. Я бы хотел, но слов других не нахожу! Полнейшая демагогия и утопия!

  7. Патриот

    Вы так и не дали развернутый комментарий на интервью Роди Османа. Видимо вам сказать нечего.

Комментирование закрыты.