РЕЗУЛЬТАТЫ КУРДСКОГО РЕФЕРЕНДУМА -

В ЖИЗНЬ!

 

Митчелл Белфер: «У сирийской армии есть внутренняя проблема — ее союзники из «Хезболлы» и Ирана»

Митчелл Белфер: «У сирийской армии есть внутренняя проблема — ее союзники из «Хезболлы» и Ирана»

Профессор из Праги увидел медленную и незначительную реабилитацию Асада на Западе

Взятие экономической столицы Алеппо силами Башара Асада — уже дело решенное. На этом фоне эксперт «Реального времени» старший преподаватель отделения международных отношений и европеистики в Метропольном университете (Прага) Митчелл Белфер считает, что обострятся противоречия между сирийской армией и ее союзниками.

«На самом деле у России есть позиция, а у Америки – нет»

— Господин Белфер, после избрания Трампа в США можем ли мы ожидать российско-американского консенсуса по сирийскому вопросу?

— Да, возможно. Но причиной будет не победа Трампа. Я думаю, что, естественно, если речь заходит о ключевых стратегических территориях, как США, так Россия осознают, что сотрудничество будет более продуктивным, нежели конфронтация. И у обоих есть своя сфера влияния: у России есть Сирия, у Америки – Ирак. Возможно, они будут лучше корректировать своих позиции.

Расскажите, в чем сейчас главные расходятся позиции двух стран относительно Сирии?

— На самом деле у России есть позиция, а у Америки – нет. Как бы люди не критиковали Россию, они упускают тот факт, что у России есть внешнеполитическая заинтересованность, и она выполняет эту внешнеполитическую политику, используя все доступные средства. США не особо знают, как реагировать. Они поддерживали различные фракции оппозиционных групп. С другой стороны, США не очень проактивны в Сирии, а Россия – да.

— Наш колумнист Анхар Кочнева в своей колонке написала, что боевики в Восточном Алеппо надеются на прорыв блокады. Однако сирийские военные при поддержке России уже практически взяли под контроль большую часть города. Скоро ли боевики в Алеппо сдадут оружие?

— Хороший вопрос. Сейчас вы видите, что как правительство, так и его союзники, в том числе Россия и шиитские ополченцы из Ирана, испытывают различные методы для того, чтобы боевики сдали оружие на добровольной основе. На данный момент конфликт в Сирии, особенно вокруг Алеппо, находится буквально рядом с домом. Я не думаю, что кто-нибудь добровольно сдаст оружие. Главное – выиграть войну без какой-либо этнической чистки, которая может произойти.

Говоря о России в Алеппо, я думаю, что России нужно сделать шаг назад. Проблема между сирийцами становится личностной, и я считаю, что Россия не хочет втянуться в настоящее кровопролитие, а, наоборот, хочет попытаться сдержать своих союзников от жестокости.

 

У сирийской армии есть внутренняя проблема — ее союзники

С какими трудностями столкнулась армия во время штурма восточного Алеппо?

— Мы говорим о ряде различных групп, которые борются против них. Некоторые из них являются светскими. Это самое сердце суннитской экономической и даже военной мощи в стране. Борьба, развертывающаяся там, очень сильна.

Другой проблемой является то, что с чем сегодня сталкивается сирийская армия является – ее внутренняя проблема, ее союзники. Здесь нужно поднять вопрос Ирана. Уже не раз сирийская армия и ополченцы, поддерживаемые Ираном, действовали рядом с Алеппо, стреляя в друг друга. То же самое происходит с «Хезболлой». И сейчас, когда конфликт развивается таким образом, сирийская армия необязательно будет иметь нейтральное отношение к ведению войны «Хезболлой» против суннитских сообществ северной Сирии.

Помогут ли войска коалиции, участие американских военных?

— Не особо. Вы наблюдаете освобождение Запада и его коалиции в Сирии и усиление их коалиции в северном Ираке. К этому времени в следующем году, вы возможно будете говорить о западном союзе в Сирии, роли, например, Ирана или шиитских ополченцев в Сирии с сирийском правительством, поддерживаемым Россией.

Сирийское правительство обещало, что не будет преследовать тех, кто добровольно сдаст оружие и вернется к мирной жизни. Многие ли повстанцы согласятся на такое условие?

— Я не знаком с цифрами, но не думаю, что многие. Я не думаю, что есть достаточное доверие между боевиками и государством. И не считаю, что их доверие будет усиливаться. Все, на что мы смотрим сейчас, это ситуация, в которой вы хотите положить конец, надеюсь, жестокости, а не возвращение к нормальной жизни на некоторое время.

И сдержит ли правительство Асада обещание?

— Возможно, если кто-нибудь сдаст оружие. Но я сомневаюсь. Конфликт стал чересчур личностным.

«Cейчас у ИГИЛа мало новобранцев»

Почему медленно продвигается штурм Мосула?

— Это непростое сражение в Ираке. Вам нужно делать это правильно, чтобы начать схватку соответствующим образом, изолировать силы, находящиеся там, отрезать их от поставок и все еще сохранять как можно больше человеческих жизней. Должна быть медленная тяжелая кампания. Это то, что там происходит. Если вы посмотрите на то, что ИГИЛ (организация запрещена в России — прим.ред.) пускает в ход в ответ коалиции, действующей против них, все это очень разбросанно, не целостно или ограниченно с точки зрения лидерства. Они (коалиция) затягивают петлю туже, что способствует сохранению человеческой жизни. Конечно, они могли взять и взорвать каждое здание. Но это было бы катастрофой для граждан. Так что я думаю, что штурм продвигается медленно, но не особо медленно. Я думаю, это хорошая причина.

На днях прозвучало, что суннитское ополчение переметнулось на сторону ИГИЛ в Мосуле. Почему?

— Я думаю, что только те люди, которые были предрасположены к этому, присоединились к ИГИЛ. Полагаю, что сейчас у ИГИЛ мало новобранцев. ИГИЛ – умирающая организация. Проблема будет состоять не в уничтожении ИГИЛ в Сирии или Ираке, проблема возникнет, когда территория в Сирии и Ираке будет буквально очищена от боевиков ИГИЛ. А война и ужас вернутся в Европу, Россию и США. Это то, чего мы попытаемся избежать вместе, потому что все заинтересованы в этом.

Кто все-таки окопался в Мосуле – ИГИЛ или коалиция разных группировок?

— На мой взгляд, это ИГИЛ. Другие группы уже распались или переметнулись к ИГИЛ. Я имею в виду, что у ИГИЛа есть некий ежовые рукавицы. Мосул является их финансовой столицей. Я уверен в том, что это ИГИЛ.

— В России говорят лишь о роли России в решении сирийского кризиса. Также пророссийские СМИ пишут о том, что западные партнеры мешают нашей стране достичь мира в стране. Какова роль западных стран?

— Как я уже сказал, небольшая. Когда дело касается Сирии, у США и НАТО нет никакой реальной цельной политики. Есть множество красных линий. И администрация поступила неверно, проведя красные линии, когда они были пересечены и нарушены. Использовалось химическое оружие, возросло сектантство, и красные линии не были под наблюдением. Только Россия сейчас проводит международную политику извне. До этого были вовлечены лишь региональные игроки.

Я думаю, что первая красная линия была пересечена с использованием химического оружия в 2013. Американцы и французы отправили военные корабли, которые остановились и вернулись домой без выполнения каких-либо действий. Россия присоединилась лишь 1,5 года назад. Иранцы не очень активны. Они присутствуют, но они неактивны непосредственно только через Хезболлу и других шиитских ополченцев.

— Действительно ли они жаждут свергнуть Асада?

— Если бы вы задали мне этот вопрос год назад, я бы ответил «да». Сейчас я так не думаю. С политической точки зрения, мы увидим медленную и незначительную реабилитацию Ассада на Западе. Внезапно делегация Европейского парламента направилась туда. Европейские газеты докладывают об Ассаде, укрепляющем стабильность в стране. Год назад все было иначе. А сейчас вы на самом деле начинаете видеть возвращение и реабилитацию людей.

— Сирийские курды призвали международные силы помочь им освободить Ракку. Однако о реакции США, Турции и России ничего не известно. Не хотят, не могут или просто нам не сообщают?

— Ракка – это большая тайна. Это маленький стратегический город. Он был бы самым легким местом для изоляции ИГИЛа. Я вполне уверен в том, что у Америки и Турции есть план по бомбардировке города. Ракка — это странное место, потому что это столица «Исламского государства». Я не знаю, что там происходит на самом деле. Я не знаю, есть ли много доступной информации в открытом доступе.

— Какую долю составляют иностранные наемники в рядах боевиков ИГИЛ? Какие страны больше всего «экспортировали» солдат для ИГИЛ в Сирию и Ирак?

— Эти цифры так же колеблются сейчас. Часть пришла из других территорий арабского мира. Все же я думаю, большинство прибывает из таких стран как Сирия, Ирак, центральноазиатских республик. Огромнейшее количество бойцов, связанных с ИГИЛ, приезжают из Узбекистана и Казахстана. 1800 людей едут из Европы. Эти цифры неточные, потому что часто люди не знают, кто есть кто.

Айгуль Зиятдинова

Справка

Митчелл Белфер – старший преподаватель Отделения международных отношений и европеистики в Метропольном университете (Прага), президент Информационного центра Европы и стран Персидского залива (Euro-Gulf Information Centre, Рим) и главный редактор международного научного журнала по безопасности Cental European Journal for International Security Studies.
 

Comments

comments

Источник записи:http://realnoevremya.ru/articles/50471

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи