"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Американский политолог: Для Турции будет лучше пойти на соглашение с сирийскими курдами

Американский политолог:  Для Турции будет лучше пойти на соглашение с сирийскими курдами

Интервью с профессором Технологического университета в Теннеси Майклом Гантером

 Почему ДАИШ выбрала Мосул в качестве резиденции для своей штаб-квартиры?

Потому что ДАИШ – суннитская структура, а большинство населения Мосула также сунниты, поэтому вполне логично, что исламисты выбрали этот город с надеждой, что их также поддержит и местное население. Ведь большинство населения того же Багдада – шииты, а даишевцам было бы нелегко контролировать этот город.

Действительно ли на первых порах жители Мосула горячо приветствовали исламистов?

Да, я полагаю, что на первых порах было  именно так, потому что Багдад не мог не рассердить суннитов  своей откровенно прошиитской политикой.

 Сейчас идет военная операция, в которой задействованы регулярная армия Ирака и курдские  Пешмерга, что поставило ДАИШ в сложную ситуацию. Каким по вашему, будет исход этой операции?

 Точный ее исход сейчас предвидеть невозможно, но очевидно, что исламисты будут изгнаны из Мосула. Другой вопрос – что произойдет на следующий день после их изгнания?     Участники нынешней коалиции во-многом не согласны друг с другом, поэтому мы можем натолкнуться на борьбу за контроль над Мосулом.

 Как в дальнейшем будет развиваться конфликт, в котором каждая из сторон преследует свои интересы?

Думаю, что все это станет большой проблемой, хотя ныне рано конкретно говорить, что может случиться. Есть надежда, что сработает некое чувство общности и появится достаточная доля воли к компромиссу и сотрудничеству между участниками коалиции. Но я при этом не думаю, что следует сидеть сложа руки, наблюдать и гадать о том, что же будет дальше. Ведь есть серьезный потенциал для того, чтобы ситуация погрузилась в полный хаос и вновь вспыхнули бы столкновения между различными группировками.

Почему Мосул столь важен для США, Турции, курдов на севере Ирака и багдадского режима на юге страны?

Обратимся к истории. Мосул был важным пунктом на « Великом шелковом пути». Из него возможно осуществлять политический и экономический контроль над весьма значительной территорией. Вспомним, что шах Ирана в 20-хгг. XVIII столетия пытался овладеть Мосулом. Для Турции этот город особенно важен, потому что, судя по всему, никто особенно больше и не озабочен интересами иракских суннитов, а США поддерживают Багдад, что де-факто означает именно поддержку шиитов. Почему Мосул интересен курдам? Это связано с проблемой между автономией и Багдадом по поводу спорных территорий. Тот, кто контролирует Мосул, также контролирует и обширные спорные территории вокруг, включая Киркук. США же считают важным контроль над Мосулом потому что хотят сохранить Ирак в состоянии конфликта, а также потому, что Мосул – это второй или третий город по значению в стране.

 Вы хотите сказать, что США предпочитают, чтобы контроль над Мосулом остался за Багдадом?

Да, я думаю в США всегда понимали, что сунниты требуют справедливого к себе отношения, и в этом одна из причин появления ДАИШ. Шииты никогда справедливо не относились к суннитам, поэтому нельзя не понять, почему и сунниты  не доверяют шиитам. Суннитско-шиитская проблема очень древняя, и представляется очень трудным, практически невозможным для Ирака привести обе эти стороны к согласию. Все, что я могу сказать – сунниты и шииты все-таки могут сотрудничать и работать вместе. Так может все же найдется историческое обоснование для того, чтобы свести их вместе вновь.

 Какую позицию могут занять США перед лицом турецкого присутствия в Мосуле?

Турция сегодня не поддерживает   Багдад. Последний, как Вы знаете, сильно разочарован вовлечением Турции в мосульские события, поскольку эта страна считает своей исторической ролью защиту местных суннитов. В этой связи в последние годы и месяцы возникли также  сложности в отношениях между Турцией и США. Но, в конце концов, Турция – член НАТО, единственный союзник США по НАТО на Ближнем Востоке и для США это очень важно. Поэтому я думаю, что, хотя бы частично, но США поддержат Турцию.

 А курдский фактор? Как США взаимодействуют с курдами в свете мосульской операции?

 Вы затронули крайне сложную для нас проблему, ведь США также поддерживает и региональное правительство Курдистана. И вообще, Вашингтон поддерживает все эти различные группировки, часто противостоящие друг другу – Багдад, курдскую автономию, Турцию, суннитов и шиитов Ирака. Мы желаем, чтобы все эти группы сотрудничали между собой и совместно работали, а они этого не делают.  И в этом серьезная проблема для США.

 

 Сейчас Турция поддерживает курдов Северного Ирака. Как Вы думаете, не закончится ли эта поддержка с победой над ДАИШ?

 Турция поддерживает курдов Ирака приблизительно с 2007-2008 года, то есть задолго до создания ДАИШ. Анкара это делает по многим причинам, и главная из них – нефть. Кроме того, Турции нужен буфер на восточной границе между ней и неспокойным югом Ирака. Ныне  же, она преодолела свои иррациональные страхи перед курдами, по крайней мере, курдами иракскими, и поняла, что сотрудничество с ними выгодно, как экономически, так и политически. Это сотрудничество идет уже почти 10 лет и наверняка продолжится после победы над ДАИШ.

 Но одновременно Турция воюет с курдами на севере Сирии, также складывается сложная ситуация на юге и юго-востоке самой Турции, где живут, преимущественно, курды. При этом сохраняются хорошие отношения с курдами Ирака. Как ей удается справляться с такой ситуацией?

 Как Вы знаете, курды переживают серьезное внутреннее разделение и линия разделения проходит между иракскими курдами в лице ДПК и всеми остальными в лице РПК и ее союзника Патриотического союза Курдистана ( так в тексте – RiaTaza.com). Турция поддерживает ДПК, как более консервативную и протурецкую политическую силу и решительно настроена против РПК и ПСК, которые она считает террористическими группировками, угрожающими территориальной целостности этой страны. Поэтому, на первый взгляд несколько нелогично звучит вопрос, почему Турция поддерживает иракских курдов в противостоянии с РПК, но, как видим, тому есть свои причины. Я всегда утверждал, что в долгосрочной перспективе Турция может заключить соглашение с РПК и взять под покровительство своих и сирийских курдов, подобно тому, как это сейчас происходит с курдами иракскими. Курды также обращают свой взгляд на Турцию, но сейчас она слишком обременена различными проблемами, для того, чтобы решать вопрос РПК и сирийских курдов.

 Есть и другие страны, вовлеченные в ближневосточный конфликт, среди них Россия. Какова роль этой страны в ближневосточном регионе?

Да, Россия старается восстановиться после распада Советского Союза и многое для этого делает. Первая причина активности Москвы на Ближнем Востоке – это стремление восстановить ту роль в региональной и международной политике, которую ранее играл СССР. Вторая причина – Россия имеет собственные внутренние проблемы с исламистами и старается находиться на передовой борьбы с ними с тем, чтобы нынешние сирийские проблемы не стали российскими. В третьих, Россия старается поддержать Сирию, единственного своего союзника на Ближнем Востоке. Также, Россия в Сирии пытается отвлечь внимание от проблемы Крыма, который она аннексировала пару лет назад, что вызвало негативную реакцию США и ЕС. Поэтому присутствие России в Сирии надо также рассматривать с учетом украинского и крымского факторов. И, наконец, с такой специфический момент: России необходимо защитить Тартус – единственный принадлежащий ей в мире незамерзающий порт.

Турция сегодня выступает против сирийских курдов, США их поддерживают, как одного из ключевых союзников в противостоянии с ДАИШ. Какой политике в отношениях с сирийскими курдами США будут следовать в дальнейшем?

CША стараются сотрудничать со всеми группами, пусть даже они и ненавидят друг друга, как это происходит в случае с ПДС и Турцией. Они оба являются союзниками США и одновременно находятся в конфликте друг с другом. Честно говоря, думается, что Турция преувеличивает проблему. ПДС отнюдь не ненавидит Турцию. Я уже несколько лет лично знаю Салеха Муслима, беседовал с ним и не думаю, что у него есть злые помыслы по отношению к этой стране. Он хотел бы сотрудничать с Турцией на взаимовыгодных для нее  и сирийских курдов началах. Поэтому следует обеим сторонам искать модель взаимного сосуществования и сотрудничества. Но пока что Турция видит в сирийских курдах видит только врага, а в ПДС – филиал РПК, стремящийся создать квазигосударственное образование на юго-востоке Турции, что дестабилизирует страну.

 

По Вашему, как дальше поступит Турция с учетом недавних арестов со-мэров Диярбакыра, а также слов президента Эрдогана о необходимости вернуть положение о смертной казни в Конституцию страны?

Очевидно, что в данный момент главная проблема для Турции – это северная Сирия, ее цель здесь – снижение влияния ПДС и недопущение объединения двух курдских кантонов с третьим, находящимся западнее. При этом она будет стремиться сдерживать силы ПДС на территориях восточнее Евфрата. Еще одной целью Анкары является продвижение далее на юг и помощь в изгнании исламистов из Ракки. И, наконец, третьей целью Турции можно назвать поддержка ее союзников — просто джихадистов, поддержка «умеренных джихадистов» (если только эти два слова реально сочетаются по смыслу). Союзные Турции «умеренные джихадисты» сейчас блокированы в Алеппо, и это обстоятельство, безусловно, вовлечет  Турцию в прямой конфликт с Россией, поскольку Москва сейчас пытается помочь режиму Асада в восстановлении контроля над этим городом. Я думаю, что Турция совершает ошибку, входя в Сирию, здесь слишком много проблем. Но можно понять и Эрдогана. Сирия граничит с Турцией и, наверное, лучше будет атаковать исламистов на ее территории, чем ждать когда ДАИШ нападет на турецкую землю.

 Каким Вам видится будущее Сирии, что произойдет с этой страной?

Хороший вопрос, но ответит на него только время. Но мое убеждение, основанное на анализе того, что произошло, заключается в том, что Сирия необратимо разрушена. Она более не существует нигде, кроме как в умах чиновников Госдепартамента, которые желают видеть Сирию единой. В США считают, что развал любого ближневосточного государства приведет к нестабильности и появлению угроз для интересов США. Сегодня гораздо оптимальнее плыть по течению событий и стараться работать с реальной ситуацией, складывающейся в стране. Многие участники этого процесса стремятся к полной независимости, многие хотят создать автономные единицы в рамках федеративной Сирии, которая в долгосрочной перспективе невозможна. Но очевидно, что мы имеем второе курдское государство. Годами мы не имели такового, а теперь их целых два, а именно курдская автономия Ирака и Рожава. Рожава появилась из расчета на то, что Асад останется у власти, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Еще следует приплюсовать сюда возможное алавитское государство на северо-западе Сирии, а  также различные государственные образования джихадистских группировок. Словом, ситуация в стране хаотичная, и той Сирии, которая была образована по соглашению СайксПико 100 лет назад больше нет.

 А что Вы думаете о будущем Ирака?

 То же самое, хотя в Ираке и больше порядка, чем в Сирии. Сейчас вообще трудно говорить о том, где пролягут новые границы новых государств региона. В Ираке нужно учитывать три фактора. Первый это преимущественно шиитское правительство Багдада. Второе – курдская автономия, ныне сталкивающаяся со множеством проблем, прежде всего, экономических, а также связанных с конфликтом между ДПК и ПСК. Третий  элемент – ДАИШ, который скорее всего уйдет, а в результате в стране появится еще один субъект федерации, суннитская автономия с центром в Мосуле.

 А что можно сказать о влиянии на ситуацию других элементов, в частности, предстоящих президентских выборов в США?

 Я думаю, что лучшим для ближневосточной ситуации был бы выигрыш Хиллари Клинтон, поскольку она имеет опыт во внешней политике, знакома с ситуацией, является осторожным политиком, не могущим наделать здесь грубых ошибок. Конечно, волшебного средства для разрешения ситуации нет, но ее конкурент Дональд Трамп открыто говорит, что он совершенно не знает блмжневосточной ситуации, что чревато серьезными ошибками, могущими привести к кризису.

 Что Вы еще хотели бы добавить ко всему сказанному?

 Мы ничего не сказали об Иране, а ведь эта страна играет здесь одну из ключевых ролей. Возможно он не был упомянут потому, что Тегеран в большей мере интересует юг Ирака, а мы говорим о его северо-западе. Но, как известно, ДАИШ находится в Сирии, сейчас говорится о возможном штурме Ракки, а в эту операцию Иран однозначно будет вовлечен. Думаю, что нам еще предстоит  услышать о позиции Тегерана. Иран поддерживает Багдад, при этом, противостоит Турции, противостоит США. Это очень важный эктор ближневосточной ситуации.

 

Kurdpress.ir              Перевод RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Neo

Похожие записи