"Мечтой каждого курда с рождения и до самой его смерти -

является независимый Курдистан"

Масуд Барзани

 

«Если курдов допустят к мосульской операции, то лишь на вторых ролях»

«Если курдов допустят к мосульской операции, то лишь на вторых ролях»

«Если курдов допустят к мосульской операции, то лишь на вторых ролях»: американский аналитик полемизирует с курдскими экспертами по поводу перспектив Мосула, Курдистана и Ближнего Востока.

На минувшей неделе в представительстве Регионального правительства Курдистана в США прошла дискуссия о будущем Курдистана и всего Ближнего Востока после изгнания ДАИШ. Модератором мероприятия был представитель правительства Курдистана в США Байян Сами Абдуррахман, а с докладом по теме «Будущее Мосула: до освобождения, в процессе освобождения и после освобождения» выступил президент Института Ближневосточных исследований ( MERI) в Эрбиле д-р Длавер Аладдин . Основная мысль этого доклада заключалось в том, что даже после изгнания исламистов из Мосула необходимо продолжать активно действовать, поскольку Курдистан вновь столкнется с тысячами беженцев и перемещенных лиц.

В докладе утверждалась идея быстрой и полной победы над  ДАИШ, как в Мосуле, так и на всей территории Ирака, но одновременно признавалось, что военная победа не будет означать полной ликвидации исламистов, поэтому необходимо уже сейчас задуматься о вопросах управления и безопасности. Наконец, важными, в контексте освобождения Мосула, представляются вопросы о будущем Ирака, Курдистана, всего Ближнего Востока, а также решение проблемы спорных территорий.

Говорится, что вопрос о будущем Мосула и Ниневии, о том, в каких формах будет осуществляться управление территориями, должен быть решен еще до того, как освобождение от исламистов примет форму военной операции. При этом добавляется, что «данное исследование посвящено не «военной операции, а гуманитарному планированию, вопросам управления и безопасности по окончании военного конфликта. Поэтому я хотел бы сделать несколько ремарок на  выводы исследователей MERI.

Cейчас идут дискуссии о необходимости объединения военного командования, контроля над действиями ополченцев и, даже, сокращения их числа. Но следует понимать, что легко и быстро это не произойдет в рамках того расписания действий, которое ныне намечено. История ( я имею в виду современную историю) демонстрирует довольно туманные возможности для определения и подготовки решения гуманитарных и управленческих  проблем после разрешения конфликта. Дебаасификация Ирака, маргинализация суннитской части его населения и начало активных действий вдохновляемого Ираном шиитского ополчения – вот какие показатели мы имели после освобождения Ирака. Хотя за первыми шагами по дебаасификации  и маргинализации суннитов стояли США, дальнейшее влияние этих факторов усилили действия правительств Нури аль-Малики и Хайдера аль-Абади, особенно в том, что касается маргинализации суннитов.

Ныне очень популярны разговоры о будущем Ирака, как федеративного государства с различными формами самоуправления не только для  регионов (например, спорных территорий), но и для национальных меньшинств, проживающих, например, в долинах Ниневии. Однако такие попытки создать нечто вроде сообщества городов-государств не сделает управление более эффективным и ответственным и, тем более, не повысит уровень безопасности. Ныне единственным регионом Ирака, способным обрести статус субъекта федерации, или даже стать независимым является Курдистан. Нельзя назвать неуместными доводы авторов доклада о том, что малые субъекты федерации, учитывая многонациональный состав населения и демократическую форму правления могут процветать. Другое дело, что история региона показывает, что большие федеративные регионы, как правило, поглощают малые.

Как же Курдистан вписывается в этот расклад? Предполагается, что Пешмерга будет играть роль в освобождении Мосула и изгнании ДАИШ, но не напрямую, и таким образом, чтобы это не принесло дивидендов правительству Курдистана. Я согласен с теми, кто считает, что Пешмерга не дадут войти в Мосул, а будут использовать в качестве блокирующей силы. Ведь они пока не очень готовы покинуть такие районы, как Таль-Афар или Синджар. Кроме того, возможно появление проблем с Турцией. Анкара, учитывая ее последние действия в Сирии, вряд ли допустит какое-либо расширение нынешней территории автономного Курдистана. Поэтому на переговорах о будущем региона после победы над ДАИШ не следует предлагать statusquoantibellum (лат.- положение, существовавшее до войны – RiaTaza). И главным политическим вопросом, требующим решения еще до освобождения Мосула, является вопрос о будущем Курдистана. Очевидно, что 140-я статья иракской конституции тихо скончалась, и поэтому вопрос о границах  должен быть решен путем политического консенсуса между Эрбилем и Багдадом, заключенном при международном посредничестве, и такое соглашение должно стать юридически обязывающим. Международное наблюдение также обязательно, поскольку маловероятно, что любое соглашение между Багдадом и Эрбилем не будет зависеть от прихотей политиков, что мы можем уже наблюдать по продолжающимся спорам вокруг распределения доходов от нефти. Свои аргументы должны озвучить и представители меньшинств (христиан, езидов и других), ныне находящихся под защитой регионального правительства Курдистана. Необходимо указать, что разделение региона на еще более мелкие автономии не сделает народ более защищенным, если только западная коалиция в обозримом будущем не расширит свой контингент в регионе.

Резюмируя все, заметим, что возможное освобождение Мосула и Ракки не решит существующих проблем, а принесет  с собой новые.

Пол Дэвис, бывший аналитик американской военной разведки.      

  Rudaw.net

Перевод Ria Taza.com

Comments

comments

Об авторе

RiaTaza

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    Пол Дэвис, бывший аналитик американской военной разведки, своими туманными вопросами, не сопровождаемыми ясными и четкими ответами, вносит сумятицу в дискуссию о будущем Ирака и Курдистана. Разве руководители автономного региона, в частности президент не говорит о необходимости достижения согласованного политического договора. Разве он предлагает создавать некие автономно управляемые города-государства или провинции-государства? Нет, он ясно, однозначно и публично заявляет о том, что стремится к мирному разделу распавшегося и развалившегося Иракского федеративного государства, причем на основе законного волеизъявления народа Южного Курдистана, его неотъемлемого права на самоопределение, воссоздание территориальной целостности и суверенную независимость.
    Не очень понятно, зачем проводить такие дискуссии, если умышленно искажаются цели и задачи власти и руководства Курдистана?

Комментирование закрыты.