РЕЗУЛЬТАТЫ КУРДСКОГО РЕФЕРЕНДУМА -

В ЖИЗНЬ!

 

Слабая карта: почему Москва и Вашингтон сблизили позиции в Женеве

Слабая карта: почему Москва и Вашингтон сблизили позиции в Женеве

Эксперт оценил итоги переговоров глав внешнеполитических ведомств по вопросу прекращения огня в Сирии с позиции оптимиста и пессимиста.

 Геворг Мирзаян, научный сотрудник Института США и Канады РАН.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри провели очередной дипломатический марафон. И, судя по всему, небезуспешно.

Курдское похмелье

Нынешний раунд переговоров между главами дипведомств обеих стран длился почти 12 часов. По итогам встречи министры решили отказаться от совместного итогового заявления. И этот отказ можно трактовать по-разному. Скептики скажут, что, по дипломатической традиции, участники отказываются от совместного заявления тогда, когда им не удалось достичь точек соприкосновения. Оптимисты же решат, что стороны решили воздержаться до декларации для того, чтобы не подвергать мощным ударам публичной критики достигнутые договоренности. Не случайно же Сергей Лавров заявил, что «в самое ближайшее время мы уже сможем представить на суд международной общественности результаты наших совместных усилий».

Позиция оптимистов выглядит реалистичнее не только из-за доверия к словам российского министра. Судя по очень осторожным заявлениям всех участников процесса, им действительно удалось добиться осторожного прогресса или как минимум большего взаимопонимания по основным моментам сирийской гражданской войны. И главной причиной этого прогресса стало определенное ослабление сирийских позиций в Сирии. Фактически на сегодняшний день американцам попросту не на кого опираться в этой стране, поэтому они все чаще вынуждены играть вторым номером. Так, после того, как Джозеф Байден фактически поддержал турецкие действия по остановке курдского наступления, а еще потребовал от курдов убраться за Ефрат под угрозой прекращения американской помощи, Вашингтон фактически потерял курдскую карту. Да, вице-президента отчасти понять можно — он хотел нормализовать отношения с турками дабы избежать новых конфликтов с Эрдоганом в ходе американской предвыборной кампании. Однако шаг, принесший Америке выгоду в краткосрочной перспективе, лишил ее долгосрочных бонусов. И дело даже не в том, что США потеряли возможность использовать курдов как противовес туркам, сирийцам, иранцам и русским. Они, строго говоря, и не потеряли — США все еще спонсируют курдов и помогают им оружием, так что какие-то дивиденды им обеспечены.

Дело в том, что, дав отмашку Эрдогану на вторжение в северную Сирию они серьезно подорвали свои позиции в деле федерализации этой страны — важнейшей преграды на пути попадания Сирии под контроль Ирана. Ведь символом и одним из важнейших двигателей процесса федерализации были курды, уже образовавшие свой регион Роджава. Теперь получается, что турки, сирийцы (каждый, естественно, по своим мотивам) объединили усилия в борьбе с федерализацией, а Москва, ранее осторожно поддерживавшая Вашингтон, аккуратно качнулась в сторону своих партнеров. Американцы остались в дипломатическом одиночестве, и Джон Керри вынужден был заявить о том, что США выступают за сохранение единой Сирии и не поддерживают стремление курдов к независимости.

Рукопожатные и нерукопожатные Слабость США привела и к продвижению в вопросах о судьбе т.н. «светской оппозиции». Призывы Джона Керри прекратить военную операцию в Алеппо остались, судя по всему, без внимания. Вместо этого Россия еще потребовала от американских партнеров четко разделить террористов на рукопожатных и нерукопожатных, после чего приводить к вменяемости первых и не мешать Москве, Тегерану и Дамаску вбивать в песок вторых. «Без размежевания нормальных, здоровых оппозиционных сил и террористов возможности обеспечить по-настоящему длительное и полноценное прекращение боевых действий нет», — говорит Сергей Лавров. — И я с удовлетворением отмечаю, что понимание этой задачи у нас с американскими партнерами становится более четким». Американцам, в общем-то, деваться некуда.

Запрещенная в России «Джебхат ан-Нусра» и многие другие сирийские террористические организации уже давно не находятся на американском поводке. Поводок лопнул тогда, когда США отказались от ввода войск в Сирию (хотя им предоставили все основания в виде «использования Асадом химического оружия»), а потом, после начала российской операции, отказались поставлять боевикам серьезное оружие. Неудивительно, что сирийские группировки сейчас скорее выполняют волю Саудовской Аравии и/или Турции, а Соединенные Штаты рассматривают в лучшем случае как дополнительную дойную корову, а не как долгосрочного партнера. Соединенные Штаты все это прекрасно понимают, поэтому, возможно, готовы идти на какие-то уступки. Так, Москва и Вашингтон вроде как очертили контуры наказаний, которым будут подвергаться сирийские акторы, нарушающие режим прекращения огня. Публиковать это пока, конечно, нельзя — поддерживаемая и подзуживаемая Саудовской Аравией оппозиция сразу же взвоет о предательстве США. «Тот факт, что мы не распространяем документы, не означает, что мы не находим все больше и больше точек соприкосновения. И мы обсуждали сегодня те вещи, которые позволят найти технические решения к тем принципиальным договоренностям, которые были достигнуты в Москве — о необходимости добиться устойчивого прекращения огня», — говорит Сергей Лавров.

Цена Асада

 

Безусловно, ни о какой сдаче американских позиций речи пока не идет — даже несмотря на слабые карты американцы постараются разыграть их наиболее выгодно для себя. Возможно, даже с использованием блефа или допуска до стола деструктивных игроков (наподобие Саудовской Аравии, у которой есть и карты, и, самое главное, желание максимально затянуть сирийскую гражданскую войну). Поэтому переговоры будут продолжены. «У нас остались некоторые нерешенные проблемы. Наши военные эксперты в течение последующих дней будут заседать здесь, в Женеве, чтобы завершить обсуждение этих последних технических деталей и пойти вперёд, чтобы предпринять необходимые решения для преодоления глубокого недоверия, которое имеется со всех сторон», — заявил Джон Керри. Весь вопрос в том, что Москва и Тегеран готовы предложить американцам в Сирии? Гарантии защиты американских интересов в этой стране после окончания гражданской войны? Всем понятно, что цена этих гарантий стремится к нулю, и договоренности по старой ближневосточной традиции будут пересмотрены сразу же после победы одной из сторон.

Судя по всему, основной задачей Соединенных Штатов является отставка Башара Асада. И не потому, что американцы так ненавидят сирийского президента — им просто нужна победа в Сирии, дабы убедить союзников и американское население в том, что Америка еще умеет выигрывать войны. А поскольку целью всей сирийской операции было смещение «антинародного диктатора Асада» (Вашингтон выучил итоги Ирака и Афганистана, поэтому о «превращении страны в стабильную процветающую демократию силами американских военных» уже не заикается), то смещение Асада и будет необходимой победой. Пусть даже при сохранении нынешнего режима в Сирии. Убрать сирийского лидера через давление США не могут, особенно после того, как к числу стран, отказавшихся от требования немедленной отставки Башара Асада, присоединилась и Турция. Остается лишь выторговать победу в переговорном процессе. Но вот пойдут ли Тегеран и Москва на компромисс с американцами — большой вопрос.

Comments

comments

Источник записи:http://sputnik.by/analytics/20160827/1024926858.html

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

1 комментарий

  1. бадр

    В руках США ест хорошие карты, например Турция. Турция находится под влиянием США, не смотря ни на что. Чем больше война продлится, тем лучше для поставщиков оружия..как-бы на территория самой Турции не пришлось всем воевать! Было попытка стравить Турцию и Россию, В Москве поняли и по этому не дали туркам по зубам. Так что политика, игра сложная, кто надурит всех тот и выиграет.

Комментирование закрыты.