До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Вы за независимость Курдистана?

Загрузка ... Загрузка ...

«Сегодня все хотят отхватить свой кусок от мосульского «пирога»: член совета ДПК

«Сегодня все хотят отхватить свой кусок от мосульского «пирога»: член совета ДПК

Многие официальные лица Ирака, в частности, руководства шиитского ополчения, утверждают, что нет необходимости участия иностранных военных подразделений в операции по освобождению Мосула, поскольку иракцы могут справится своими силами. Насколько корректны подобные заявления?

Считаю подобные заявления некорректными. Ни один населенный пункт не может быть освобожден без поддержки с воздуха сил коалиции. С помощью авиаударов коалиции были освобождены такие города, как Фалуджа, Рамади, Байджи, иначе бы это было просто невозможно. И, представьте себе, как без поддержки авиации коалиции возможно освободить Мосул с население в 1,7 млн. человек, что в два раза превышает население Эрбиля. К тому же, Мосул вот уже два года, как захвачен ДАИШ. Его населению исламисты изрядно промыли мозги, навербовали здесь множество сторонников, и поэтому освобождение города без поддержки международной коалиции также видится затруднительным.

То есть, Вы полагаете, что боевые подразделения западной коалиции должны принять участие в битве за Мосул? И насколько значимо их присутствие для предотвращения, например, шиитско-суннитского конфликта в этом регионе?

У международной коалиции нет сил наземного базирования, есть лишь инструкторы, военные советники, а также структуры для обеспечения логистических операций. Я не думаю, что есть необходимость их участия в боях, ведь для наземных операций имеются пешмерга и вооруженные силы Ирака, хотя иностранцы могут поучаствовать в установлении мира между различными партиями в мосульском регионе, но это уже другой вопрос.

Проблема сегодня не в освобождении Мосула, а в том, как он будет жить после изгнания ДАИШ. Это очень важный вопрос, и поэтому необходимо достигнуть соглашения между партиями еще до того, как начнется военная операция. Оно должно быть заключено при участии представителей США, западной коалиции и ООН с тем, чтобы преодолеть возможные в дальнейшем трения между различными политическими силами. Вполне допустимо, что после освобождения Мосула здесь возникнут те же проблемы, что мы уже имеем в Шангале или Туз-Хурмату. Когда на политической сцене три или четыре группы, спорящие друг с другом, это порождает проблемы. Я не уверен,будут или нет силы международной коалиции участвовать в мосульской операции, но их число растет день ото дня.

Практически все сунниты сегодня выражают беспокойство и отвергают участие в мосульской операции шиитского ополчения «Хашд аш-Шааби». Какова курдская точка зрения по этому вопросу?

Пешмерга, иракская армия и “Хашд…» выступают единым фронтом против ДАИШ. Все мы должны стать союзниками. Однако «Хашд» не должна действовать в регионах, где нет в этом необходимости, хотя есть множество мест, где потребность в шиитской милиции есть. Что касается курдских территорий района Мосула, мы не нуждаемся в присутствии здесь шиитских подразделений,поскольку у нас имеется Пешмерга, а местное население в районах проживания курдов также обеспечивает свою безопасность самостоятельно. Ведь нам осталось освободить лишь 10-15% мест проживания курдов в районе Мосула. В других же регионах вполне могут быть размещены иракская армия и шиитское ополчение.

Вопрос о Мосуле – это вопрос политический, и нам сегодня очевидно, какие группы выступают за присутствие «Хашд аш-Шааби». Это арабы-шииты региона (их 7-8%, они проживают в районе Талафара, а также шииты-туркоманы и курды-шабаки из мест, к востоку от Мосула.

Для нас не создаст проблемы то, будет ли шиитская милиция размещена в районе Талафара, но в курдских районах не требуется никаких иных вооруженных формирований, будь то иракская армия, «Хашд-аш-Шааби», или же суннитское ополчение «Хашд аль-Ватани». Но мы все остаемся союзниками в борьбе с ДАИШ.

Имеется ли план предстоящей военной операции, распределены ли роли каждого из ее участников, и войдут ли пешмерга в город Мосул?

Да, план предстоит подготовить. Необходимо распределить роли подразделений, которые подойдут к Мосулу из Махмура, Каяры и других мест. Все необходимо спланировать без этого битвы не ведутся.

Пешмерга сегодня всего лишь возвращаются в те районы, где они базировались до прихода Даиш. Мы не оккупируем чужих земель, а защищаем свои. Пешмерга находятся лишь в освобожденных курдских районах.

Как Вы полагаете, станет ли время после изгнания ДАИШ для курдов более легким для переговоров с Багдадом и мосульскими суннитами, или все будет также, как и до прихода исламистов?

Мы будем вести более открытые и прозрачные переговоры с Багдадом после освобождения Мосула. Курды многим пожертвовали в этой войне, вспомним, например, трагедию Шангала. Освобождая этот регион, погибли также соттни бойцов пешмерга. Поэтому как говорил президент Масуд Барзани, единственной компенсацией за все это может быть только курдское самоуправление, и все иракские политические силы должны понять это стремление курдов к самоуправлению. После изгнания ДАИШ должна пройти демаркация границ автономного Курдистана, и необходимо также заключить соглашение с Багдадом. Закончится ли все применением 140-й статьи Конституции, референдумом, либо политическим соглашением- все эти опции возможны.

Какова курдская позиция по будущему управлению Мосулом? Насколько легким Вам представляется присоединение курдских территорий вокруг Мосула к автономии?

По мере того, как долго курдские районы будут оставаться частью Мосула, мы останемся работать в его администрации. Курдам принадлежат в ней важные позиции, например, посты главы провинциального совета Ниневии и вице-губернатора. Однако, если курдские районы присоединятся к автономии, для нас уже не будет столь важно, участвуем мы в управлении Мосулом, или нет.

Нам необходимо достичь соглашения с Багдадом по будущему данного региона, это конституционный вопрос. Согласно 140-й статье основного закона страны, будущий статус должен определить референдум. Соглашение с Багдадом должно предотвратить возможные межгрупповые трения после освобождения от ДАИШ.

Сунниты заявили, что они создадут собственные силы безопасности после освобождения Мосула. Кто, по Вашему мнению, должен взять на себя обеспечение безопасности в этом регионе, после ухода ДАИШ?

Это уже особая проблема. Мосул – крайне важный регион проживания суннитов-арабов Ирака, а население его, как и в целом сунниты, имеют свои проблемы в отношениях с Багдадом. Они также хотят иметь свой автономный регион и собственные силовые структуры. Неясно пока, достигнут ли сунниты договоренностей с Багдадом до освобождения Мосула, или же после.

А как суннитские проблемы с федеральными властями влияют на курдские переговоры с Багдадом? Не следует ли курдам сначала договориться с суннитами и только потом – с Багдадом, ведь в Мосуле преобладают сунниты?

Да, такие возможности есть. Как известно, в Багдаде ныне три основные силы- сунниты, шииты и курды. По многим вопросам мы едины с суннитами в пику Багдаду, но у нас есть также точки соприкосновения и с шиитами. Касательно будущего Мосула и суннитских регионов в целом, мы симпатизируем суннитам в стремлении создать собственный регион, с собственным управлением, ведь это конституционное право иракских провинций.

Если у нас на повестке дня встает создание суннитского региона, не думаете ли Вы, что это облегчит переход курдских районов провинции Мосул в Курдистан?

Не думаю, что все пойдет легко при любых обстоятельствах. Права обретаются, а не даются кем-нибудь. Когда я работал в Мосуле в 2003-2011 гг. наши основные проблемы были именно с суннитами, а не шиитами, в первую очередь, проблема земель. На 90% Курдистан граничит с суннитами, так что с ними надо в первую очередь договориться. А позднее можно заключить уже трехстороннее соглашение между суннитами, шиитами и курдами по вопросу о будущем спорных территорий.

Вопрос о землях встает не только между курдами и суннитами. Это также проблема и между суннитами и шиитами в таких провинциях как Багдад, Бабиль, Дияла, Салахаддин. Многие из них уже освобождены от ДАИШ, но люди не стремятся возвращаться в свои дома.

Некоторые сунниты требуют присутствия коалиционных сил в Мосуле, с тем, чтобы обезопасить себя от возможной мести со стороны шиитов. Ваше мнение по данному вопросу?

Мосул – иракская провинция, имеющая очень важное значение. Она занимает площадь 37-38 тыс. кв.км, ее население 3 млн. человек. Мосул очень важен для американцев, курдов, суннитов, шиитов, правительства Ирака, а также для Турции и Ирана и таких меньшинств как езиды и христиане, которые долгое время подвергались здесь угнетению. Но США и ЕС осторожно подходят к вопросу об освобождению Мосула, равно как и проблеме последаишевского будущего региона. В районе имеются турецкие вооруженные силы, за ситуацией внимательно также следит Тегеран, поэтому битва за Мосул будет отличаться от других подобных операций в Ираке.

Ваше мнение о возможности создания автономий для таких меньшинств, как езиды и христиане в Ниневии?

Иракская конституция гарантирует права различных национальных и религиозных меньшинств, причем не только на бумаге. Это положение необходимо применять на практике. Мы уважаем все религии. Езиды – наши братья, они тоже курды, но испоедующие особенную религию, также нашими согражданами являются и христиане, чью религию необходимо уважать, а права соблюдать. Мы намерены создать к западу от Мосула езидскую автономию с центром в Шангале, а к востоку от этого города автономные единицы для христиан, курдов-езидов, курдов-шабаков и какаи (этноконфессиональная группа курдов, исповедующая неортодоксальную форму ислама – RiaTaza).

Как сунниты реагируют на подобные планы, ведь для них приоритетны планы превращения Мосула в суннитскую автономию?

Мосул принадлежит не только арабам-суннитам. Около 45% населения региона – не арабы и не сунниты.Поэтому одна половина населения должна учитывать интересы другой половины. Невозможно сделать Мосул исключительно суннитским регионом. Такие районы, как Махмур, Шингал, Шехан, Телкеф, Каракош, Бартла, Башика и Зуммар никогда не были частью арабских земель. Об этом свидетельствуют исторические и географические реалии. Право суннитов, объединить свои территории в автономию, всем эти территории известны. Но никто не спорит, что Анбар принадлежит арабам.

Rudaw.net Перевод RiaTaza.online

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи