"Мечтой каждого курда с рождения и до самой его смерти -

является независимый Курдистан"

Масуд Барзани

 

Тень Че Гевары над Турцией

Тень Че Гевары над Турцией

Эрдоган продолжает праздновать победу над путчем. Он устраивает грандиозные митинги в свою поддержку: последний, в Стамбуле, собрал вроде бы миллион человек. Самое скандальное в этих мероприятиях то, что в них принимают участие и кемалисты из Республиканской народной партии – недавней главной хранительницы наследия Ататюрка, светскости и демократии, непримиримой противницы эрдогановских исламистов. Это значит, что неистовый Реджеп сломал кемалистов морально, поставил их на колени и превратил в беззубых и безвольных марионеток. Какие угрозы и посулы для этого понадобились, можно только гадать. И вот кемализм, почти столетие противостоявший исламистской реакции, мёртв, а его носители превратились в жалких клоунов, славящих врага-победителя.

Но в Турции слишком много европейски воспитанных, антиисламистски настроенных граждан, чтобы Эрдоган-эфенди остался без оппозиции. Три поколения турок выросли при светском режиме, и он пустил слишком глубокие корни, чтобы в стране бескровно победили толпы ревущих люмпенов – опора Эрдогана. Вопрос в том, под каким знаменем соберутся его противники.

А выбор невелик. Кемализм вряд ли скоро возродится – сильные удары он получил и слишком жестоко унижены его лидеры. Фашиствующий национализм – это Партия националистического движения с 40 парламентариями и отрядами штурмовиков «Боз курт» («Серые волки») – скорее всего, станет союзниками Эрдогана. Этому способствует постоянно усиливающийся антиевропеизм и сильная националистическая составляющая власти.

После попытки переворота, когда даже на улице или в кафе стало опасно критиковать, реальной альтернативой эрдогановщине остаётся ультралевое движение, сильное в Турции, хотя и раздробленное. В трущобах Стамбула, Анкары, Измира и Аданы, населённых курдами, турецкой беднотой и отверженными-алавитами, левые очень популярны. Эти кварталы фактически контролируются левым подпольем. Его костяком является Рабочая партия Курдистана, успешно апеллирующая не только к курдам, но и к собственно турецким левым и демократическим силам. У РПК есть массовая база, сильная партизанская армия, разветвлённая агентурная сеть и в стране и Европе, немалые доходы, получаемые (в том числе и не добровольно) от курдского бизнеса. Турецкие левые давно согласились с тем, что без решения курдской проблемы освобождение самой Турции – так, как это понимают левые – невозможно. Идол турецких левых Дениз Гёзмиш, основатель действующей по сей день повстанческой Народно-освободительной армии Турции, перед казнью воскликнул: «Да здравствует братство турецкого и курдского народов!». Это остаётся главным лозунгом турецких левых с 1972-ого года. Сегодня профиль Гёзмиша, как и профили Че Гевары и основателя РПК Оджалана, часто украшает стены домов в турецких городах.

Левые Турции начали объединяться ещё до июльской попытки переворота. 12 марта 2016-ого девять турецких и курдских подпольных партий и партизанских групп (в том числе РПК) создали Народное объединённое революционное движение (НОРД), целью которого объявлена вооружённая борьба против «фашистской политики Партии справедливости и развития». В состав НОРД сразу же вошёл турецко-курдский «батальон свободы», воюющий в Сирии на стороне курдских пешмерга (в Сирии в рядах курдов воюют и турецкие отряды Объединенных сил освобождения (Birleşik Özgürlük Güçleri – BÖG). Уже на следующий день после путча, 17 июля, отряд турецких партизан атаковал военный патруль возле военной базы Джевизлидере, а 19 июля были проведены более масштабные атаки – в северном Трабзоне и курдском Мараше. Курдская пресса сообщает, что в Турцию из Сирии возвращаются турки, сражающиеся в курдских отрядах – воевать с эрдогановским режимом.

Активистам легальных антиисламистских партий – Народно-демократической, Демократической левой, Анатолийской, Партии свободы и солидарности – сегодня остаётся либо прекратить всякую деятельность, либо эмигрировать, или же в той или иной форме примкнуть к вооружённому подполью. Безусловно, большинство демократических активистов, не привыкших к риску, выберут первый или второй пути, но часть ожесточится и уйдёт в подполье. Она пополнит не ряды фанатиков-коммунистов среди партизан, а тех, кто взялся за оружие просто потому, что не осталось другого выхода. В конце концов, сами курдские повстанцы 1980-1090-ых годов годов были не столько поклонниками Мао Цзэдуна или Че Гевары, сколько прагматиками, вынужденными поднять «удобное» и понятное молодёжи знамя. Сам Оджалан, вождь РПК, лет двадцать назад на вопрос немецкого корреспондента, почему курды выбрали в качестве идеологии марксизм, ответил: «А что нам оставалось – поднять зелёное знамя джихада?».

В Турции марксизм может сыграть необычную для него роль – не обосновывать власть кучки фанатиков и партократов, а призывать к борьбе за свободу. И такое возможно: в конце концов, эфиопского «красного негуса» Менгисту свергли партизаны под марксистскими знамёнами, создавшие в этой стране вполне демократическую власть.

Журналист, историк Евгений Трифонов

Comments

comments

Источник записи:http://noteru.com/post/view/19397

Об авторе

RiaTaza

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи