До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Турция для курдов друг?

Турция для курдов друг?

Отношение Турции к курдам носит довольно противоречивый характер — не подлежит сравнению позиция Анкары по турецким курдам и иракским курдам. Однако автократичный «отец нации» Реджеп Тайип Эрдоган ведет вполне целесообразную политику: как главный турецкий националист, занимающий пост президента, он защищает территориальную целостность своего государства и единство нации, что является нормой для любого главы государства. С другой стороны, именно созданная Эрдоганом Партия справедливости и развития (ПСР) начала новый виток курдско-турецкого взаимодействия, предприняв ряд эффективных инициатив по урегулированию политического и гражданского полиэтнического состояния. 

 «Партия» предоставила курдам возможность принимать участие в государственных делах республики. Например, по результатам парламентских выборов 1 ноября 2015 года курдская Демократическая партия народов получила 59 мест в турецком Парламенте (для сравнения: главенствующая ПСР имеет 317 мест). Кроме того, в ряду членов самой ПСР числятся десятки депутатов курдского происхождения. Не будет исключением и социально-культурный прогресс в курдско-турецких отношениях. Столь любимый на Ближнем Востоке праздник Навруз ежегодно собирает в Турции миллионы празднующих, которые танцуют курдские танцы и поют курдские песни. А ведь буквально десятки лет назад курдская идентичность в Турецкой Республике вообще отрицалась. Достаточно вспомнить, что курдов когда-то именовали «горными турками». А в современной политической обстановке действует курдское телевидение (первый курдский государственный канал в Турции — TRT Kurdî — начал свое вещание 25 декабря 2008 года),проводят научно-образовательную деятельность два курдских университета (в Стамбуле и Мардине). 

Именно Реджеп Эрдоган принял решение сотрудничать с курдами соседних государств — прежде всего с иракскими курдами. В июне 2010 года президент Иракского Курдистана Масуд Барзани совершил свой первый визит в Турцию. По итогам переговоров с М. Барзани на тот момент президент Турции А. Гюль объявил о начале осуществления прямых авиарейсов в Эрбиль самолетами компании «Турецкие авиалинии» и о намерении Турции и Курдистана разработать общую энергетическую, торговую и транспортную стратегии. В конце марта 2011 года Эрбиль впервые посетил Р. Эрдоган, который тогда занимал пост премьер-министра Турции. С тех пор официальные политические контакты между Анкарой и Эрбилем приняли регулярный характер. Особенно хочется отметить знаменательную встречу 9 декабря 2015 года: впервые в истории Турции в процессе переговоров сторон был установлен флаг Курдистана.

Обозначая основные точки взаимодействия Турции и Иракского Курдистана, стоит отметить главный тезис — правительство Иракского Курдистана пользуется своим нынешним суверенитетом благодаря грамотно выстроенному и эффективному диалогу с турецким государством. Это два стратегически важных взаимовыгодных партнера.

Аргументация, основанная на экономических показателях, является наиболее доказательной.

  • За период с 2003 по 2012 год объем торговли между Турцией и Курдистаном увеличился с $871 млн до почти $11 млрд в год.

  • Более 70% турецкого экспорта в Ирак остается в Иракском Курдистане (по официальным данным, в 2014 г. экспорт Турции в Ирак составил $10 896 млрд).

  • В 2013 г. объем турецких инвестиций в регион был зафиксирован на уровне $700 млн.

  • 70−80% товаров, импортируемых в Иракский Курдистан, ввозится из Турции.

  • Более 1500 турецких компаний и сотни тысяч турецких рабочих работают в Южном Курдистане.

  • Иракский Курдистан обеспечивает Турции самую большую прибыль и является основным региональным субъектом в турецко-иракских экономических отношениях.

  • Турецкими инвестициями построены два современных международных аэропорта (в городах Сулеймания и Эрбиль).

  • Отдельно стоит сказать об энергетическом аспекте, поскольку он определяет главные цели сторон — единственный на сегодняшний день источник финансового обеспечения для Иракского Курдистана и возможность стать ближневосточным хабом для Турции.

Иракский экспорт в Турцию почти полностью формируется за счет продажи нефти, поступающей в Турцию по нефтепроводу Киркук — Юмурталык (курдский нефтепровод). В мае 2012 г. Турция и Курдистан, несмотря на возражения иракского правительства, заключили официальное соглашение о нефтяном сотрудничестве. В соответствии с соглашением курды начали экспортировать сырую нефть в объеме 100−200 автоцистерн в сутки. 

Вслед за этим было начато строительство неподконтрольного Багдаду нефтепровода, идущего от месторождений Курдского автономного района на территорию Турции и примыкающего к одной из двух веток действующего нефтепровода Киркук — Джейхан. В январе 2014 г. начались поставки курдской нефти в Турцию по новому нефтепроводу, а с конца мая 2014 г. началась продажа курдской нефти на мировом рынке. Таким образом, выход в мир обеспечила курдам именно Турция, которая помогла многочисленному этносу стать влиятельным игроком на нефтяном рынке Ближнего Востока. На современном этапе курдское правительство имеет самые выгодные условия для энергетических инвесторов, самые безопасные условия для промышленной деятельности и самые демократичные экономические показатели по сравнению с соседними республиками. И все это в эпоху войны с «чумой» 21-го века — «Исламским государством» (запрещено в России). 

Турция для Иракского Курдистана — возможность обеспечить финансовую стабильность в эпоху глобального финансового кризиса, дорогостоящей борьбы с ИГИЛ и обеспечения 2,5 млн беженцев. К этому списку важно добавить и не малозначимый аспект: год назад между Ираком и автономией была достигнута договоренность о выделении 17% бюджетных средств в обмен на ежедневную поставку 550 тысяч баррелей нефти в сутки от Курдистана. Однако фактические реалии оказались далеки от оговоренных идеалов. Вследствие чего Курдистан компенсирует дефицит за счет турецкого партнера.

Эрдоган руководствуется исключительно прагматичными предпосылками — наладить тесное энергетическое сотрудничество с безопасным Иракским Курдистаном, обладающим мировыми объемами нефтяных месторождений (Ирак занимает 5-ю строчку в рейтинге 10 стран с самыми большими доказанными запасами нефти, а Курдистан обладает 90% нефти республики). Имеется и более глубокая причина поддержки иракских курдов: экономическая зависимость Эрбиля от Анкары приведет и к политической зависимости. А значит, представляется возможным для Эрдогана контролировать курдское движение как в самом Ираке, так и на границе, что позволит исключить возможный фактор напряженности для турецкого государства. 

Таким образом, иракские курды в настоящий период достигли международного признания. Они ведут практически независимую внешнеполитическую и внешнеэкономическую деятельность. И многое из достижений — благодаря продуктивному контакту двух господ — М. Барзани и Р. Т. Эрдогана. Лидеры многих государств осознают, что курдская страна в конечном итоге материализует себя, многочисленные трансформации Ближневосточного региона постепенно ведут к этому событию, которое является лишь вопросом времени. Однако первым это понял именно Реджеп Тайип Эрдоган, который предпочел поддержать иракских курдов в дальнейшем развитии. Остается надеяться, что курдский флаг в президентском дворце Турции во время последней встречи — не просто символ уважения, а экономические цели Р. Т. Эрдогана в Южном Курдистане станут достаточным аргументом к тому, что Турция будет одним из первых государств, признавшим независимость Иракского Курдистана.

 

Джамиля Кочоян

https://regnum.ru/news/polit/2155436.html

Об авторе

Джамиля Кочоян

Политический обозреватель, журналист. Эксперт в сфере: политэкономические и этноконфессиональные процессы на Ближнем Востоке, курдский вопрос. Член Российской Ассоциации Политической Науки. Образование: Российская Академия Народного Хозяйства и Государственной службы при Президенте РФ (Сибирский филиал)

Похожие записи