РЕЗУЛЬТАТЫ КУРДСКОГО РЕФЕРЕНДУМА -

В ЖИЗНЬ!

 

Сирия: с курдами что-то пошло «не так». Или «слишком так»?

Сирия: с курдами что-то пошло «не так». Или «слишком так»?

Когда в октябре прошлого года США сколотили на северо-востоке Сирии «Сирийские демократические силы», SDF (курды, как основа, ассирийцы, армяне, туркоманы и часть суннитской «умеренной оппозиции») и активизировали «Вулкан Евфрата» (план проведения совместных операций по изгнанию из страны радикальных исламистов), то все казалось предельно ясным. В Кобани (Сирийский Курдистан) собирался военный кулак с целью атаки на Ракку и выдавливания ИГИЛ из плодородной долины Евфрата если не к девственницам-гуриям, то куда-нибудь в камни Сирийской пустыни. Все были бы довольны, от международного сообщества до Барака Обамы лично. Ведь надо же под конец срока отметиться военной победой, облегчая путь в Овальный кабинет своему преемнику из Демократической партии.

Но уже в конце февраля 2016-го агентство BasNews сообщило, что между США и руководством курдов существуют разногласия по поводу будущих действий. Позиция курдов была такой: зачем нам Ракка, «мы лучше освободим от джихадистов ИГ участки Джараблус (Jarablus), Мунбадж (Munbaj) и Ахзаз (Ahzaz), чтобы положить конец осаде Африна и объединить три кантона: Джазиру, Кобани и Африн».

Через два месяца казалось, что американцы убедили курдов. 21 мая на северо-восток Сирии прилетел «четырехзвездный» генерал, он же глава Центрального командования вооруженных сил США (CENTCOM) Джозеф Леонард Вотел и через три дня после этого, 24 мая, началось наступление SDF (более 30 тысяч бойцов) на Ракку. Началось очень бодро, и уже 27 мая было заявлено о том, что в будущем «город Ракка, в котором сейчас ведется противотеррористическая операция, будет включен в „федерацию“, создаваемую курдами на севере Сирии» (Гариб Хесо, представитель «Демократического союза» в Иракском Курдистане). Однако через четыре дня наступление затормозилось, где-то в пятидесяти пяти километрах от города. Разгрома ИГИЛ не произошло.

Зато произошло другое. Курдские отряды переправились на западный берег Евфрата на севере Сирии и начали движение на запад, с прицелом на город Мунбадж. То есть, начали те действия, которые отстаивали перед американцами еще в феврале. Ну, и как это можно оценить? Бунт на корабле? У американцев с курдами «не получилось» и что-то пошло «не так»?

Нет, американцы даже не против. За первые три дня июня в районе Мунбаджа авиация США, поддерживая наступающих курдов, нанесла удары по 22-м «тактическим группам» и 15-ти «боевым позициям» ИГИЛ (по данным пресс-релиза CENTCOMа).

Ракке, правда, от этого легче не стало. 2 июня армия Башара Асада и его союзников из Ливана и Палестины, при поддержке русской авиации, пошла на столицу ИГИЛ. Правда не от Пальмиры, как это можно было ожидать. Бронированный кулак был сформирован у деревни Итрия (Itriyah), что на 42-м (Саламия-Ракка) шоссе. Начало наступления впечатляет. За сутки асадовцы прошли вдоль шоссе 35 километров, взяли стратегически важные перекрестки дорог (в военной логистике Сирии дороги — превыше всего) в Закие (Zakia) и вошли на территорию провинции Эр-Ракка, овладев крохотной деревней Бир Абу аль-Аллау (Bir Abu al-AllaJ). Цель наступления ясна — это не сама Ракка, а авиабаза в Табке (Tabqa), обеспечивающая контроль над обоими берегами Евфрата и возможность беспрепятственных авиаударов по Ракке.

Если все пройдет без военных сюрпризов со стороны сторонников «Халифата», то вскоре:

— Ракка окажется блокированной и с северо-востока (курды и американцы), и с юго-запада (силы Асада и русские) и ее падение станет делом не техники, а времени, если только «блокировщики» не передерутся. Правда, времени может понадобиться немало, поскольку брать Ракку приступом, похоже, никто не будет.

— Центр сопротивления исламского халифата переместится в район провинций Идлиб и, особенно, в Халеб (Алеппо), где исламисты из «Джебхат-ан-Нусры» очень эффектно атакуют иранских и палестинских союзников Башара Асада под Хан-Туманом и к югу от города Алеппо. И добивают отряды «Свободной сирийской армии» (умеренная оппозиция) в области Азаза-Мареа на севере провинции.

—  У Обамы отнимут славу «покорителя вражеской столицы», поскольку участие русских будет, может быть, менее эффектным, но куда более грамотным. Хотя в предвыборной кампании «демократов» в США зачастую эффект приоритетне содержания.

Зато США обретут нечто куда более важное.

Следует признать, что американцы блестяще умеют перенацеливать свои действия в зависимости от ситуации и конечных задач. Что сейчас, похоже, и происходит: вскоре ИГИЛ добьет турецких прокси (умеренную оппозицию) на севере Халеба, необходимость в «демократических церемониях» пройдет и этот регион будет объявлен полностью «террористическим», а значит — открытым для любых видов действий.

Напомню географию. «Северная федерация» (Рожава), о создании которой курды объявили еще в марте, состоит из трех кантонов (провинций) — Джазиры и Кобани, единой территорией на восточном берегу Евфрата, и Африна, расположенного в Курдских горах, на северо-западе Сирии. Африн является анклавом. Между ним и остальной Рожавой — 107 километров вдоль сирийско-турецкой границы, которая вскоре (после того, как добьют «умеренных оппозиционеров» в котлах Азаза и Мареа) будет контролироваться ИГИЛ. Эта территория (северная часть сирийской провинции Халеб) является ключевой для самого существования Рожавы. Курды это прекрасно понимают, и карта этого вновь созданного государства (а такие сейчас в Курдистане на каждом шагу) уже сейчас включает в себя север Халеба.

Но для этого бойцам из YPG и YPJ (мужские и женские боевые отряды курдов) еще необходимо пройти те самые 107 километров от Джараблуса до Азаза, причем ИГИЛовцы, не самые плохие бойцы Ближнего Востока, будут сопротивляться отчаянно. Переход курдов через Евфрат и наступление на запад, на Мунбадж, это и есть «поход за целостную Рожаву» и является началом процесса соединения анклава Африн с курдской «материнской платой».

И этим походом они позволяют американцам достичь результата, ради которого и была затеяна вся эта мясорубка в Сирии.

Полагаю, что уже пора формулировать «железный закон Ближнего Востока»: «О каких бы войнах не говорили политики, речь идет об углеводородах». Ливийская революция началась как реакция на отказ режима Асада дать согласие на строительство трубопровода из Катара. А Рожава, при условии захвата северного Халеба и некотором желании — это территория, соединяющая месторождения Ирака и монархий Персидского Залива с берегом Средиземного моря. Да, сейчас у Африна нет выхода к морю. Но от его границы до Искендеруна, крупного турецкого порта в провинции Хатай — каких-то 50 километров. А если американский союзник, Турция, взбрыкнет под американским седлом, то — тем хуже для союзника. В интернете уже давно гуляет карта Рожавы, где будущая курдская территория узким коридором доходит до побережья Средиземного моря. Чья территория будет ради этого прирезана курдам — турецкого Хатая или сирийских Идлиба и Латакии — какая разница. Война на улице…

Американцам, правда, следует поторопиться, поскольку сейчас их потеснили на лидерском месте региона, а свято место пусто не бывает. 1 июня 2016 года Вагит Аликперов (президент «ЛУКОИЛ», Россия) объявил, что ЛУКОЙЛ рассматривает варианты совместной работы с китайской «China National Petroleum Corporation» (CNPC) в Ираке, что может приобрести форму единого энергетического консорциума для работы в рамках освоения месторождения Насирия (запасы — 4 миллиарда баррелей нефти). Само заявление результатов может и не получить, но оно означает, что в комбинации любителей ближневосточных войн (= нефти) зримо появился еще один авторитетный игрок — Китай.

А ведь ЛУКОЙЛ в Ираке контролирует еще и месторождение Западная Курна-2, второе в мире по величине неразработанное месторождение, с извлекаемыми запасами нефти около 14 миллиардов баррелей. То есть, русским есть чем заинтересовать Китай. Русские и китайцы, конечно, медленно запрягают, но уж коли запрягут, то: что русская «тройка», что китайская «жанчё» — поди догони.

Но это пусть и стимулирующее, но всего лишь будущее. А в настоящем произошел еще один шаг к разделению Сирии: не для того Вашингтон создает свой личный курдский коридор от Средиземноморья до Персидского залива, чтобы потом отдавать в состав новой Сирии, неважно — асадовской или иной. Новое курдское наступление неизбежно усилит противостояние по конфессиональной линии: сунниты — алавиты — курды (и их нынешние ситуативные союзники и христиане — армяне и ассирийцы). Следовательно, даже в гипотетическом случае разгрома ИГИЛ конфликтные силовые действия в Сирии не прекратятся.

Зато распространиться, по всей вероятности, на Иран и, в первую очередь, Турцию, где проживает основная масса курдов. Туда же могут быть затянуты и армяне, на историческую территорию которых, после 1915 года пришли курды.

Когда-то Гари Линекер заметил, что «в футбол играют все, а выигрывают немцы». Пока создается впечатление, что в ближневосточной политике то же самое, только выигрывают американцы. Если курды выиграют — они получают нужную логистику. Если нет — утверждают хаос от Закавказья до Персидского Залива. Даже без ИГИЛ…

Андрей Ганжа, специально для EADaily

Comments

comments

Источник записи:https://eadaily.com/ru/news/2016/06/06/siriya-s-kurdami-chto-to-poshlo-ne-tak-ili-slishkom-tak

Об авторе

RiaTaza

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи