До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Вы за независимость Курдистана?

Загрузка ... Загрузка ...

ИРАНСКИЕ КУРДЫ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

ИРАНСКИЕ КУРДЫ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

       Вернемся в историю, в наиболее знаменательный период активности иранских курдов. Важно отметить, что в начале XX века курдское движение носило не страновой характер, а региональный. И развивалось оно всегда синхронно и во всем Курдистане. Эта особенность присуща всему Ближнему Востоку.

       1946 год запомнится курдской истории созданием первого суверенного государства. И творцом его был Кази Мухаммед, занимавший должность духовного и светского судьи и градоначальника. И называлось оно — Мехабадская республика, известная у курдов под названием «Мукринский Курдистан». Независимость была провозглашена в январе 1946 года.

Мехабад превратился в культурную столицу всего Курдистана. Была переведена на курдский язык вся система образования в регионе. Был разработан проект введения всеобщего обязательного среднего образования для детей от 6 до 14 лет. Для ликвидации неграмотности среди взрослых предполагалось организовать вечерние курсы в школах. В типографии, оборудование которой было поставлено из СССР, началось активное издание литературы и учебников на курдском языке. Поставили также первую оперу на курдском языке.

С наступлением весны остро встал вопрос о защите республики от возможных враждебных действий со стороны Ирана. Верхушка местных племен не могла являться надежной опорой. Главной опорой правительства Кази Мухаммеда стало эмигрировавшее из Ирака племя барзани; 2 тысячи барзанцев во главе с военным лидером племени Мустафой Барзани составили костяк вооруженных сил республики.

       В целом, Мехабадская республика, безусловно, была обречена. Движение носило верхушечный характер и не пользовалось массовой поддержкой даже среди местных племен. Республика возникла благодаря исключительным обстоятельствам (советская оккупация) и пала, как только эти обстоятельства прекратили свое действие.

Республика была ликвидирована извне в декабре того же 1946 года. «Президент» республики Кази Мухаммед был повешен, а ее главком Мустафа Барзани был вынужден бежать со своим отрядом. Практически год независимости и государственного самоопределения, которые, курдам пока не удалось повторить.

       Республику можно назвать первым примером неудачной игры Советского союза с курдской картой. Курдский фактор помог СССР отторгнуть Южный Азербайджан от Ирана и ослабить шахский режим.

Что же происходит в современном Иране?

       Для начала рассмотрим этноконфессиональное строение республики. Оно неоднородно, Иран — 16-я страна в мире по разнообразию этносов и языков.

Персы составляют около половины населения страны (51%-65%), азербайджанцы — 16−25%, курды — 7% (порядка 10 млн). Для сравнения: в Сирии курдов насчитывается 8%. Иранское общество также отличается многочисленными этническими и племенными группами — ассирийцы, армяне, евреи, черкесы, грузины, мазендеранцы и т. д. Государственной религией является ислам шиитского толка, который исповедуют 89% населения, 9% населения — сунниты, 2% — христиане и зороастрийцы. В Иране проживает крупнейшая за пределами Израиля еврейская община в регионе.

В Иране насчитывается 5 курдских провинции:

— Курдистан

— Сенендедж

— Урмия

— Керманшах

— Илам

       Учитывая неоднородность этноконфессионального состава, весомое значение имеет государственная национальная политика. До исламской революции в Иране политика элит была основана на принципе «единый иранский народ», цель которого — предотвратить сепаратистские настроения и сохранить территориальную целостность страны. В процессе исламской революции в Иране, власть в Иранском Курдистане оказалась практически в руках курдов. Однако уже в марте революционного года начинаются вооруженные столкновения между отрядами «Демократической партии Иранского Курдистана» и посланными из Тегерана «Стражами исламской революции». В начале сентября иранцы начали массированное наступление, в результате, правительственным силам удалось взять под свой контроль основную часть Иранского Курдистана. Затем произошли изменения в Конституции ИРИ: термин «единый народ» был заменен сочетанием «религиозное единство».

Государственное взаимодействие в Иране усложняют такие факторы, как этноконфесииональная пестрота, разнообразие языков и диалектов (в курдском, персидском и азербайджанском-тюркском), национальная политика в контексте «персидского превосходства», а также особенности административного деления страны. Исламская республика разделена на останы (провинции), в т.ч. по религиозному, языковому, национальному признакам. Подобное устройство играет значимую роль в процессах интеграции меньшинств в «единый иранский народ». Если в каком-нибудь остане этническое меньшинство составляет 10−15% населения провинции, то такая ситуация вполне может привести к дестабилизации местности.

Регион иранского Курдистана, граничащий с курдской автономией Ирака – один из беднейших в исламской республике. Отсталое социально — экономическое положение местного населения не изменилось с начала XX века. Многие из жителей Иранского Курдистана находят работу в автономном регионе, а многие зарабатывают мелкой пограничной торговлей, перевозя товары на ослах и лошадях. Сегодня между Ираном и Курдистаном — два официальных пограничных перехода – Хаджи Омран и Парвиз Ханаре. Через них могут следовать грузовики и большие трейлеры с товарами.   Объем полу- и нелегальной пограничной торговли с Ираном неизвестен, а вот объем легального товарооборота через ирано-курдистанскую границу составил в 2013 году 4 млрд. долларов. Кроме того, жители обеих государств могут пересекать границу без визы.

Политика меньшинств в ИРИ

Надо отметить, что все четыре страны с территориями Этнического Курдистана проводят одинаково репрессивную антикурдскую политику, все они стремятся подавить любое возможное курдское движение. Иран – далеко не исключение. Режим в Иране – наиболее дикий и жесткий по отношению к курдскому меньшинству. Дабы не быть голословной, приведу данные из доклада Amnesty International (независимая правозащитная организация).

Цитирую: «В районе Персидского залива правительство Ирана продолжало заключать в тюрьмы бехаистов и препятствовать им в получении высшего 46 Доклад Amnesty International 2014/15 образования, а также ограничивало права других религиозных меньшинств, равно как и азербайджанцев, курдов и прочих этнических меньшинств.»

«Назначение президентом Рухани специального советника по этническим и религиозным меньшинствам не привело к уменьшению повсеместной дискриминации общин этнических меньшинств в Иране, среди которых арабы ахвази, азербайджанцы, белуджи, курды и туркмены, или религиозных меньшинств, в том числе Ахл-е Хакк, бахаистов, мусульман, перешедших в христианство, суфиев и суннитов. Дискриминация национальных меньшинств затрудняла им доступ к основным сервисам, таким как нормальные жилищные условия, вода и канализация, трудоустройство и образование. Национальным меньшинствам не было разрешено пользоваться своим языком в качестве языка посредника при получении образования, и они были лишены соответствующих возможностей для его изучения.»

«По данным на октябрь власти держали в камерах смертников по меньшей мере 33 суннита, в большинстве своём представителей курдского меньшинства, по обвинениям в «проведении собраний и заговоре против национальной безопасности», «распространении пропаганды против существующей системы», «участии в группировках салафитов», «распространение скверны на Земле» и «вражду с Богом». Ужесточились преследования за переход из шиизма в суннизм.»

«В декабре власти использовали угрозы немедленной казни и другие жёсткие меры воздействия против 24 заключённых-курдов, которые объявили голодовку в знак протеста против условий содержания в Центральной тюрьме Урмии, где они содержались вместе с другими заключёнными».

Абсолютный резонанс имеет дело иранского курда Самана Насима. По подозрению в членстве в террористической организации, он был арестован в июле 2011 года и приговорен к смертной казни, несмотря на то, что молодому человеку было всего 17 лет. И это при том, что Иранская республика является государством-участником Конвенции о правах ребёнка и Международного пакта о гражданских и политических правах. И это отнюдь не единичный случай. Смертные приговоры в Иране в нарушение всех норм международного права достаточно часто выносятся несовершеннолетним. Более того, они приводятся в исполнение, несмотря на призывы правозащитных организаций, мольбы родных и близких. Стоит ли говорить о том, что большинство обвинений против детей так и остаются неподтвержденными?  Исламская Республика Иран имеет самый высокий рейтинг смертных приговоров в регионе.

       Иранская политика «персонизации» курдов активно действует не только внутри страны, но и за ее пределами. Практически 30 лет назад был убит лидер иранских курдов и генеральный секретарь ДПиК (Демократической партии Иранского Курдистана) Абдул Рахман Касемлу, инцидент произошел в Вене при проведении мирных переговоров с иранским правительством.  Уже доказано, что Махмуд Ахмадинежад имеет прямое отношение к запланированному убийству доктора Касемлу и других влиятельных курдов Ирана. Касемлу много лет проводил революционную национальную борьбу иранских курдов. Подобная судьба коснулась и Садыка Шарафкенди, убитого в Германии.

       Пример современности: «Иранская Демократическая партия Курдистана» выпустила заявление, объявившее об убийстве бывшего командира партии — Махмуда Хаса — в его доме в Норвегии. Он бывший командир сил пешмерга «Иранской Демократической партии Курдистана». Как пишут СМИ, это не единственный инцидент, с которыми сталкиваются иранские курдские представители оппозиции за рубежом. Несколько других иранских курдских политиков и чиновников были убиты в Европе в последние годы неизвестными убийцами.

       Таким образом, по своему политическому положению курды Ирана остаются наиболее притесняемыми, а по своему политической активности – наиболее пассивными. Понятно, что при успехах курдов в Сирийской войне, при активизации курдов в Турции и нарастанию курдской независимости в Ираке, иранские власти будут вести еще более радикальную национальную политику против появления или нарастания сепаратистский настроений. Главное, на что должны быть ориентированы иранские курды в настоящий период – это экономическое развитие курдских территорий.

Джамиля Кочоян, специально для RIATAZA

Об авторе

Джамиля Кочоян

Политический обозреватель, журналист. Эксперт в сфере: политэкономические и этноконфессиональные процессы на Ближнем Востоке, курдский вопрос. Член Российской Ассоциации Политической Науки. Образование: Российская Академия Народного Хозяйства и Государственной службы при Президенте РФ (Сибирский филиал)

Похожие записи