РЕЗУЛЬТАТЫ КУРДСКОГО РЕФЕРЕНДУМА -

В ЖИЗНЬ!

 

Единые и разделённые. Чем закончится курдско-турецкое противостояние

Единые и разделённые. Чем закончится курдско-турецкое противостояние

В головоломной ситуации, сложившейся на Переднем Востоке, резко выросли надежды курдов на обретение своего независимого государства — впервые в многовековой истории 30-миллионного народа, всегда остававшегося угнетаемым меньшинством.

Друзья и враги

Прогресс злокачественной опухоли Исламского халифата показал, что в Ираке и Сирии нет других вооружённых сил, которые бы могли оказывать системное сопротивление джихадистам и наносить им поражение, кроме боевых отрядов курдов. При помощи американской авиации они превратились в грозную силу. Без операций на земле авиационные удары победу принести не могут, а у самих американцев там положиться не на кого, кроме небольших групп спецназа, выполняющих точечные операции. Огромные средства, вложенные в иракскую армию, были разворованы либо не дали отдачи при трусливом и коррумпированном командовании. Не было большого толка и от вооружённых отрядов сирийской оппозиции. И лишь курды подтвердили свою репутацию отличных бойцов.

А почувствовав поддержку и одобрение, курды стали решать и свои собственные задачи, выходящие за пределы военного противостояния с исламистами. К их числу в первую очередь нужно отнести попытку объединить разрозненные анклавы вдоль турецко-сирийской границы и создать ту самую Рожаву — единую курдскую территорию на севере Сирии. Когда появилась возможность использовать для этих целей российскую военную помощь, сирийские курды ею не пренебрегли. Так началась их битва за уничтожение коридора, связывающего город Алеппо, который частично удерживает сирийская оппозиция, и турецкую границу, откуда в город поступает помощь антиасадовской коалиции повстанцам. В то же время этот коридор разделяет курдские силы, по нему же проникают из Турции сторонники ИГИЛ.

Но для Турции, главного партнёра США в регионе, угроза ИГИЛ не так страшна, как явственно обозначившаяся перспектива образования курдского государства. Анкара требует создания бесполётной зоны в 30-километровой полосе на сирийской территории вдоль своей границы — якобы для обустройства там беженцев, на самом деле пытаясь лишить наступающие отряды курдов поддержки с воздуха. Американцы отказываются, и турецкая артиллерия регулярно обстреливает курдские позиции в Сирии со своей территории.

В то же время турецкие спецслужбы ведут сложную игру, чтобы силами ИГИЛ сдерживать курдов. В мае 2015 года американский спецназ провёл операцию, уничтожив «министра финансов» ИГИЛ Абу Сайяфа и захватив его жену. В их распоряжении, по просочившимся в печать данным, также оказались свидетельства поддержки со стороны MIT, турецкого разведывательного агентства, контрабандных операций ИГИЛ и турецких компаний.

С другой стороны, турецкое руководство пришло в ярость, когда в феврале были опубликованы фотографии Бретта Макгерка, специального посланника президента Обамы, рядом с командиром сирийских курдов — членом организации, которую турки считают террористической. А что американцам оставалось делать, если с этими силами начали заигрывать русские?

Одновременно в регионе появился небольшой курдский отряд «Внуки Саладина», который будто бы пытается противостоять основным силам сирийских курдов, обвиняя их в поддержке режима Башара Асада в Дамаске. Тут тоже чувствуется рука MIT. В общем, всё сложно. И ещё сложнее, если учитывать непростые отношения сирийских и иракских курдов.

Недо-Дубай

В то время как Рожава только провозгласила о своей автономии, в Ираке Курдское региональное правительство существует уже давно, а самостоятельно управляться местные курды стали ещё при Саддаме Хусейне, после установления бесполётной зоны на севере Ирака. Когда же новая иракская армия побежала под напором ИГИЛ — по сути, старой иракской армии, поскольку именно туда перебралась часть генералов и офицеров Хусейна, — курдские военизированные подразделения в Ираке, носящие гордое название «пешмерга» — «идущие на смерть», не только остановили исламистов, но и в процессе наступления расширили контролируемую территорию процентов на сорок. Багдад, может, что-то и возразил бы, да лучше курды, чем джихадисты. Тем более что районы, на которые распространяется влияние Курдского регионального правительства, в большей или меньшей степени заселены курдами: на арабские районы они не претендуют.

Зато Курдское региональное правительство претендует на ещё большую степень независимости. Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани объявил о подготовке соответствующего референдума. Есть, однако, основания полагать, что для президента спекуляции на дорогой каждому курду теме независимости — это способ продлить своё пребывание у власти. Последний раз его выбирали в 2009 году, и срок полномочий давно истёк, но поскольку сложная военная обстановка, лидер остаётся несменным.

Несмотря на военную дисциплину и отвагу курдских воинов, внутри Иракского Курдистана очень серьёзные проблемы. Ещё несколько лет назад региону рисовали завидные перспективы: здесь находится около четверти всех запасов иракской нефти. Местные лидеры собирались построить экономику на прокачке этой нефти дальше в Турцию. Пока её цена была около $100, всё казалось чудесным, в городах росли богатые отели и торговые центры. Жители деревень бросали дома и отправлялись в города, где можно было найти непыльную работу в государственных структурах. Лёгкие нефтяные деньги кружили головы, Иракский Курдистан всерьёз заявлял о себе как о «новом Дубае». В ожидании счастья разругались с Багдадом: проживём на свои. Сейчас дорогущие стройки стоят незаконченными. Бюджетники, которых едва не четверть населения, по полгода не видят зарплат. Руководители Иракского Курдистана просят помощи за рубежом. Но в деревни никто не возвращается, предпочитая ждать или уезжать в Европу.

Сами курды очень невысокого мнения о своих лидерах — те-то не бедствуют. Основные доходы от бизнеса контролируют кланы Барзани и Талабани. Кстати, сын президента занимает пост премьер-министра. Возмущение народа порой выплёскивается в очень резких формах. В 2006 году сожгли даже музей жертвам химической атаки в Халабдже, организованной Саддамом: люди были возмущены, что средства на роскошный мемориал нашлись, а на помощь живым — нет. Непрерывные демонстрации протеста два месяца проходили в 2011 году, при разгоне два человека было убито и 47 ранено. В октябре 2015 года протестующие подожгли офис правящей партии, несколько человек погибло.

При этом у Курдского регионального правительства хорошие деловые связи с Турцией. Та может бомбить лагеря подготовки Курдской рабочей партии, расположенные в горах иракского Курдистана, но местных не трогает. «Буржуйское» руководство Курдского регионального правительства не любит марксистов, которые доминируют в сирийских структурах курдов. Когда встал вопрос помощи сирийским братьям со стороны пешмерги в борьбе против ИГИЛ, иракские курды отказались идти в подчинение к сирийским. Так что о всекурдском объединении речь вести очень рано.

Эрдоган говорит, что у него нет проблем с курдами, а есть проблемы с курдскими террористами. Но в своём стремлении решить курдский вопрос, опираясь в первую очередь на силу, президент ставит перед собой неразрешимую задачу

Оджалан не сдаётся

Выступая буквально за пару дней до терактов в Бельгии, турецкий президент выразил сожаление, что европейцы не сочувствуют проблемам его страны с курдским терроризмом, и сказал, что вот если бы произошли взрывы в Брюсселе, тогда бы все поняли… Ко всеобщему ужасу взрывы произошли. Нет, в отличие от ИГИЛ, с Европой курды не воюют. Но череда кровавых терактов в Турции не прекращается. Курдская рабочая партия и её филиалы возобновили вооружённую борьбу, которая с небольшими перерывами идёт с 1984 года, когда боевики Курдской рабочей партии убили первых двух турецких солдат.

Курдско-турецкое вековое противостояние — это не вопрос, кто первый начал. Когда распалась Османская империя, курдам было отказано в своём государстве, а те государства, в которых они оказались, строились на национализме, где не было места курдской особости. Сирийские курды в результате до сих пор не очень хорошо владеют своим языком, предпочитая арабский, а в Турции до 1991 года было запрещено говорить по-курдски. Но даже в 2009 году в турецком парламенте произошёл грандиозный скандал, когда депутат-курд сказал несколько слов на родном языке. Такое отношение не могло не породить насилие. С 70-х годов курдское сопротивление в Турции возглавил молодой марксист Абдулла Оджалан, организатор Курдской рабочей партии. Количество жертв курдско-турецкого противостояния с тех пор измеряется десятками тысяч.

Характерно, что поддержку Оджалану оказал отец нынешнего президента Сирии, и именно в Сирии готовились боевые отряды Курдской рабочей партии. В 1999 году под угрозой военного вторжения Турции Хафез Асад попросил Оджалана покинуть Сирию, и тот, не захотев уходить в горы Курдистана, поскитался по миру, в том числе побывав в Москве и Минске, пока не осел в далёкой Кении: мало осталось государств, которые хотели портить отношения с Турцией. А из Африки турецкий MIT его просто выкрал. Сейчас Оджалан отбывает пожизненное заключение, но и из тюрьмы руководит курдским сопротивлением в Турции. Сирийские курды также относятся к нему с большим почтением, носят значки с его изображением и называют «апо» — «дядя». Эрдоган не ошибается, увязывая Рожаву и теракты в своей стране: смертница, осуществившая недавний теракт в Анкаре, прошла боевую подготовку именно в северной Сирии. Опыт городских боёв с ИГИЛ нередко пригождается Курдской рабочей партии в «мирной» Турции.

Турецкие силовики не щадят юго-восточные регионы, где живёт преимущественно курдское население, операции устрашения тут проводятся регулярно, с многочисленными жертвами с обеих сторон. Маховик взаимного насилия запущен на полную катушку.

Эрдоган говорит, что у него нет проблем с курдами, а есть проблемы с курдскими террористами, и в общем он прав: курдов в Турции около 20%, и, конечно, далеко не все они настроены радикально. Но в своём стремлении решить курдский вопрос, опираясь в первую очередь на силу, президент ставит перед собой неразрешимую задачу. Курды и раньше оказывали жестокое сопротивление, а теперь, получив признанный статус успешных борцов с ИГИЛ и получая помощь от могущественных спонсоров — хоть США, хоть России, они на попятную не пойдут. И заблуждаться, будто «союзники» могут оказать на них умиротворяющее влияние, не стоит. Курды с гордостью говорят, что у них один союзник — горы.

Леонид Швец

Comments

comments

Источник записи: https://focus.ua/world/347764/

Об авторе

RiaTaza

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи