До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Вы за независимость Курдистана?

Загрузка ... Загрузка ...

ИСТОРИЧЕСКАЯ МИССИЯ ПРЕЗИДЕНТА ЮЖНОГО КУРДИСТАНА ДОЛЖНА БЫТЬ ПОДДЕРЖАНА СОВЕТОМ БЕЗОПАСНОСТИ ООН

ИСТОРИЧЕСКАЯ МИССИЯ ПРЕЗИДЕНТА ЮЖНОГО КУРДИСТАНА ДОЛЖНА БЫТЬ ПОДДЕРЖАНА СОВЕТОМ БЕЗОПАСНОСТИ ООН

Россия, США, Великобритания, Франция, Китай — постоянные страны-члены СБ ООН, руководствуясь исключительно нормами международного права, обязаны, возможно с оговорками, но все-таки единогласно признать, что свержение кровавого режима тоталитарной власти партии арабского «социалистического» возрождения во главе с ее диктатором Саддамом Хусейном в Ираке в 2003 году было правомерным, необходимым и, разумеется, вынужденным актом, предпринятым с целью осуществления справедливого возмездия как за все массовые преступления, совершенные этим режимом, так и для предотвращения все еще сохранявшейся на тот момент угрозы уничтожения курдского населения, миллионов курдов, народа Южного Курдистана.

СБ ООН должен признать, что на протяжении десяти лет с момента принятия конституции и формирования ветвей власти новой федеративной арабской республики Ирак, в период с 2005 по 2015 годы региональные власти автономного Курдистана были полностью приверженны принципам и положениям главного закона страны, предпринимали усилия по политическому урегулирования противоречий, споров и разногласий между основными сторонами федеративного соглашения для укрепления единства и сохранения целостности страны. Однако Иракское федеральное правительство под руководством арабской политической и религиозной элиты наиболее многочисленного сообщества шиитов целенаправленно, злоумышленно и настойчиво проводило политику авторитарного и жестко централизованного управления в ущерб политических прав и экономических свобод других основных сторон федеративного соглашения, курдского автономного региона и местных органов власти провинций арабов-суннитов. Багдадское правительство либо вовсе отказывалось выполнять, либо выполняло не должным образом и с грубыми нарушениями конституционные обязательства в отношениях с правительством региональной автономии, в том числе в части бюджетных отчислений, финансирования расходов на содержание и вооружение законных региональных сил обороны, компенсации ущерба сотням тысячам жертв насильственной депортации и геноцида, восстановления регионального статуса так называемых «спорных» (курдских) территорий, законодательного и административного содействия экономической самостоятельности региона, в том числе с целью развития и роста производственного и экспортного потенциала в сфере как добычи, так и переработки углеводородного сырья на месторождениях автономии.

Правительство Ирака несет всеобъемлющую ответственность за разжигание гражданской войны и религиозно-конфессионального противоборства между арабами шиитами и арабами суннитами, за вторжение террористической организации ДАИШ, за бегство армии, за трагические последствия, за массовые преступления, за геноцид курдов-езидов и всех христианских общин, за катастрофическую гуманитарную обстановку, за острейший финансовый кризис, за полный развал и окончательный распад изначально искусственной и квази-суверенной страны. Не федерализация стала причиной распада и развала Ирака, а осознанное нежелание правительства, правящей элиты соблюдать главный закон страны — конституцию.

Выжившие или спасенные жертвы геноцида, десятки тысяч представителей курдов-езидов и христианских общин Ирака и Сирии обоснованно считают, что международное сообщество, мировые державы и ведущие государства не справились со своей коллективной и исторически возложенной на них обязанностью по обеспечению их защиты, оказанию своевременной и необходимой гуманитарной помощи. Об этом говорят многие тысячи детей, девочек и мальчиков, их сестер и матерей, братьев и отцов, дедушек и бабушек со жгучими слезами на глазах, с удушающей горечью в разбитых душах, болью в раздавленных сердцах. Мысли большинства из них, очевидно, заполнены чувством безнадежности и бессмысленности дальнейшей жизни. Но ведь им, по крайней мере, большинству из них можно помочь, если международное сообщество не на словах, а по-настоящему сообща и совместными усилиями начнет, наконец, честно выполнять обязанности членов организации цивилизованных наций.

 На передовой в авангарде ожесточенной борьбы против черной интернациональной орды безбожных радикал-экстремистских террористических банд, захвативших весьма значительную часть территории Ирака и Сирии, как известно, оказались народ и армия Южного Курдистана, народ и ополчение Западного Курдистана, которым вначале было крайне тяжело воевать и сражаться с силами зла, имевшими абсолютное превосходство в количестве и качестве вооружений, боеприпасов и военной техники, просто доставшихся им от сбежавших бригад и дивизий армии Ирака, поставленных извне по заранее продуманным и подготовленным маршрутам. Тяжесть положения народа, армии и власти Южного Курдистана была дополнительно обременена наплывом почти 2 миллионов беженцев из Сирии (Западного Курдистана) и внутренне перемещенных лиц из Ирака, отсутствия обязательных бюджетных платежей и какой-либо существенной материальной и военной помощи из Багдада с первых дней войны и по настоящее время. Правительство Ирака не выполняет не только нормы конституции и законов страны, но и самые элементарные правила человеческой морали и нравственности.

 СБ ООН обязан принять справедливую, честную и нравственную резолюцию о признании несоответствия режимов власти в Багдаде и Дамаске требованиям основополагающих норм международного законодательства и общечеловеческой морали в части соблюдения неотъемлемых прав народов, факта безвозвратной утраты Ираком и Сирией признаков государственных суверенитетов, единства и территориальной целостности.

Создание единого Большого (Великого) Курдистана, возможно, — «дело неизбежное», но только лишь в долгосрочной перспективе, в других условиях, обстоятельствах с совсем иными предпосылками. Сегодня, бесспорно, мировое сообщество готовится к образованию первого курдского национального государства на исторической территории народа и коренных общин Южного Курдистана. Более того, если просто предположить, что мирный переговорный процесс политического урегулирования в Сирии с провалится, потому что федерализация новой демократической страны не состоится, а степень вероятности такого конца объективно высока, то, конечно, народ, все коренные общины Западного Курдистана воспользуются своим неотъемлемым правом на самоопределение, провозгласят независимость и, скорее всего, примут решение о воссоединении с народом, коренными общинами независимого Южного Курдистана в рамках демократической светской республики — федеративного поли-этнического и поли-культурного Курдистана. В любом случае, разумеется, то или иное курдское национальное государство станет сильным и созидательным фактором мирного разрешения курдского вопроса об автономии Северного Курдистана в Турции и принуждения Ирана к проведению конституционных реформ для обеспечения гарантий соблюдения и уважения национальных и социально-культурных прав и свобод народа и общин Восточного Курдистана. Решение регионального курдского вопроса в таком разумном и компромиссном политическом и правовом формате: одно суверенное государство и несколько (скорее два, чем три) граничащих с ним автономных регионов курдского народа снимет с напряженной Ближневосточной повестки пункт о целесообразности и возможности создания Большого Курдистана.

Все постоянные страны-члены СБ ООН должны признать, что единым общенациональным политическим объединяющим центром, способным представлять права и отстаивать интересы курдского народа, всех общин регионов исторического Большого Курдистана на официальном уровне как многосторонних, так и двусторонних международных отношений, является, бесспорно и безусловно, президент-главнокомандующий лишь формально автономного, но фактически уже давно независимого Южного Курдистана. Масуд Мустафа Барзани — действующий и признанный общенациональный лидер 40 миллионного курдского народа. Полагаю, президент Барзани придерживается правых взглядов в вооруженной борьбе с врагами, но предпочитает левые взгляды в мирной жизни, сочетая в себе важнейшие качества большого воина и политика. Думаю, для правильного и своевременного сравнения можно сказать, что Барзани на войне, в вооруженной борьбе действует как курдский Бегин, а в мирной жизни — как курдский Бен-Гурион, как два великих лидера, образовавших независимый демократический Израиль — национальное суверенное государство еврейского народа.

Политический и национальный центр надежд и чаяний курдского народа — столица Южного Курдистана, а вовсе не непроходимые горы на границе с Турцией или почти необитаемый остров Имрали.

МУРАЗ АДЖОЕВ

Riataza

Об авторе

Мураз Аджоев

Независимый общественно-политический обозреватель проблем, новостей и событий в рамках курдского национального вопроса и сопутствующей Ближневосточной тематики. Образование: Всесоюзная академия внешней торговли, факультет экономистов-международников, Москва; Преддипломная практика во Всемирной организации интеллектуальной собственности (ООН, Женева, Швейцария)

Похожие записи