"Мечтой каждого курда с рождения и до самой его смерти -

является независимый Курдистан"

Масуд Барзани

 

Соглашение 11 марта 1970 года — немного истории

Соглашение 11 марта 1970 года — немного истории

Сегодня исполняется 46 лет со дня подписания мирного соглашения между курдами и правительством тогдашнего Ирака,  ставшее первым признанием де-юре курдской национальной идентичности и права этого народа на административно –политическое самоопределение.

В 1961 году в курдских регионах Ирака началось  восстание, перешедшее в затяжную партизанскую войну, в которую негласно были вовлечены  (через помощь той или иной стороне конфликта) и некоторые зарубежные государства. Так, курдам помогали тогда еще монархический  Иран и Израиль, а Багдаду, начиная с 1968 года – СССР.

Так или иначе, такая война истощала людские ресурсы Ирака в целом. За почти десять лет противостояния погибло 60 тыс. человек (из них 5 тыс. военнослужащих правительственных войск, а  еще 300 тыс. были вынуждены покинуть свои дома. Положение усугублялось волотильностью в высших эшелонах власти Ирака. В 1963 году в рядах правящей партии арабского социалистического возрождения начались серьезные трения, произошел переворот, в результате которого к власти пришел Абдуссалам Ареф. В 1966 году он гибнет в авиакатастрофе и его на президентском посту сменяет Абдуррахман Ареф. Ему также не удается справится с проблемами страны и в 1968 году происходит новый бескровный переворот, президента отстраняют от власти, которая сосредотачивается отныне в руках созданного баасистами Совета революционного командования Ирака во главе с Ахмедом Хасаном аль-Бакром. В руководстве совета был и Саддам Хуссейн, будущий единоличный правитель Ирака. Тогда он значился в «табели о рангах» под пятым номером, но поскольку в круг ответственности Хуссейна входили внутренние дела, то очень скоро он обрел контроль над силовиками и спецслужбами, а значит и стал фактически самым влиятельным членом иракского руководства.

В контексте данной статьи обо всем этом говориться потому, что новое баасистское руководство Багдада ориентировалось на Советский Союз,  который оказывал военную помощь. Кроме того, Москва содействовала выходу Ирака из международной изоляции, своего рода международному ангажементу Багдада. Но именно Советский Союз 3 октября 1968 года призвал к  мирным переговорам с курдами. Мустафа Барзани тогда согласился на них, но лишь при посредничестве ООН.

Так или иначе, но направленность на переговоры стала доминирующей к 1970 году и, во многом, благодаря правящему режиму. Баасисты понимали, что в данное время и в данном месте продолжение войны просто ослабит и в, конечном итоге, разрушит государство (читай – правящий политический режим).

 В начале 1970 года Саддам Хуссейн отправился в Курдистан, прихватив с собой два чистых  государственных бланка. На этих листах бумаги он предложил курдам изложить их требования, которые были затем переданы в Совет революционного командования Ирака. В результате 11 марта 1970 года родился договор из 13 статей провозглашавшие следующее:

—          Курдский язык, наряду с арабским, является официальным в регионах, где курды составляют большинство, также он является здесь языком обучения, а по всей территории Ирака изучается как второй язык.

—          Курды участвуют во власти и могут занимать важные и ключевые посты в правительстве и армии

—          Поддерживается курдское национальное образование и культура

—          Все работники администрации на курдских территориях должны быть курдами по национальности, либо владеть курдским языком.

—          Курдам предоставляется возможность свободного создания студенческих, молодежных, женских и учительских организаций.

—          Для развития Курдистана создаются специальные фонды.

—          Оказывается пенсионная и иная поддержка семьям погибших на войне, беднякам, безработным и бездомным.

—          Курды и арабы могут вернуться в свои прежние места пребывания.

—          Проводится аграрная реформа

—           В Конституцию Ирака вводится следующая формулировка: «Народ Ирака состоит из двух национальных групп – арабской и курдской».

—          Радиостанции и тяжелое вооружение возвращаются под контроль  центрального правительства в Багдаде

—          За курдами резервируется один из постов вице-президента Ирака.

—           Провинциальное законодательство приводится в соответствие с данной декларацией

—          Происходит объединение, населенных курдами районов в единую самоуправляемую единицу.

—          Курдский народ должен быть представлен в законодательной власти, пропорционально его доле в населении Ирака.

 «Гладко писано на бумаге, да забыли про овраги. А по ним ходить», – поется в русской солдатской песне.  Соглашение 11 марта отнюдь не разрешило многих ключевых проблем во внутрииракских отношениях. Во-первых, сам юридический статус соглашения оказался двойственным. Курды считали его именно «соглашением» (араб – иттифак), в то время, как Багдад настаивал, что речь идет о « мартовской декларации» (араб- байан асхар). То есть, Багдад подчеркивал, что речь идет не о  равноправном соглашении сторон, но о некоей милостивой уступке, предоставленной федеральным центром своей автономиии. Кроме того, декларация, по определению, может вообще быть трактована как документ, не имеющий юридической силы, если только он не является частью конституцией, либо  преамбулой иного законодательного акта.

 Кроме того, правительство в Багдаде не пошло на включение в состав курдского региона Киркука. Более того, вопрос о статусе Киркука, Мосула и Ханкина откладывался до проведения переписи. И хотя было всем известно, что это традиционно курдские земли, вопрос об их статусе был отложен до проведения переписи населения в этих районах. Это позволило баасистам выиграть время и начать политику «арабизации» региона, депортируя отсюда курдов ( в частности курдоязычных шиитов- «фаили» отправляли в Иран), а освободившиеся места заселяли арабами-суннитами из окрестностей Мосула и шиитами с юга страны.

 Выше уже отмечалось, что Багдад пошел на соглашение вовсе не из большой любви к курдам и  стремления поддержать их законные права, но исключительно в целях укрепления новообразованного баасистского режима. Недаром Мулла Мустафа Барзани уже тогда с иронией отмечал, что соглашение «слишком хорошо, чтобы стать реальностью». И хотя сразу после подписания положения соглашения начали активно реализовываться, баасисты тоже укреплялись, причем не только и не столько за счет решения курдского вопроса.  В апреле 1972 года был заключен официальный договор о дружбе и сотрудничестве с СССР. Багдаду также удалось прорвать собственную изоляцию в арабском мире, Ирак присоединился к военной коалиции арабских стран, сложившейся против Израиля. В то же время, например, перепись населения в спорных регионах откладывалась дважды. Это, и ряд других обстоятельств, привели к тому, что к 1973 году реализация «мартовского соглашения» сошла на нет, и начало процесса национально-государственного самоопределения было отложено еще на два десятилетия.

 Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир» для RiaTaza.com

Comments

comments

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра «Время и мир» Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи