До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Вы за независимость Курдистана?

Загрузка ... Загрузка ...

Салахадин Демирташ: « В парламенте мы будем бороться до конца»

Салахадин Демирташ: « В парламенте мы будем бороться до конца»
Интервью лидера Демократической партии народов Турции изданию аль-Монитор.

 Ваша партия оказалась под огнем жестокой критики  и обвинений в поддержке терроризма. Как Вы воспринимаете все это?

Нападки властей на ДПН – дело не новое. Правящая партия ПСР сделала нас мишенью для атак после того, как мы решили опротестовать результаты выборов 7 июня 2015 года от имени партии. Нападки усилились  также, когда стало ясно, что мы преодолели 10%-ный барьер и забрали у правящей партии изрядное количество голосов на курдском юго-востоке страны. Процесс возможного урегулирования прекратился, и вновь началось давление. Из-за этого на выборах 1 ноября мы лишились части голосов. Теперь нашу партию хотят поставить в крайне затруднительное положение, хотя само наше появление на политической арене стало выражением надежд на мирное сосуществование внутри  Турции. Мы принесли гражданам надежду на демократизацию, решение курдской проблемы, равное представительство для различных сообществ и сосуществование без резких разделений. И нападки на ДПН аналогичны нападкам на эти надежды наших граждан. В Турции уже довольно мрачная ситуация из-за усилившихся нападок ПСР на ДПН. А тяжелое положение на юго-востоке страны поляризует общество до глубоко критического уровня. Другие партии не предлагают политики, могущей объединить курдов и турок. Этим занимаемся только мы, поэтому давление на нашу партию лишь подпитывает настроение отчаяния в обществе.

Некоторые утверждают, что Ваши избиратели – этнические турки чувствуют себя обманутыми?

 Лично мне не встречались такие люди, которые бы сказали, что они обмануты, хотя, конечно, есть те, кто говорит и пишет подобные вещи. Однако каждому должно быть ясно, что правящая ПСР обманула всю страну. Они обещали мир и стабильность, в случае, если на выборах 1-го ноября вернут себе монополию на власть. Что ж, они получили, что хотели, но по прежнему рвутся бомбы и гибнут люди. И ДПН за это ответственности не несет. Мы никогда не нарушали и не нарушим наших обещаний. Мы утверждали, что у нас есть решение проблемы мира и мы сдержим свое слово. Конечно реалии нынешней войны разводят курдов и турок по противоборствующим сторонам. И ситуация в целом не слишком многообещающая.. Ведь правительство блокирует все каналы возможного диалога,  в его планах нет  места возвращению за стол переговоров. Оно ведет политику, направленную на получение выгоды от войны и атмосферы конфликта в стране,  не говорит больше ни о чем, кроме как войне и «антитеррористических операциях». И пока правительство будет придерживаться такого курса, никакой надежды на мир в краткосрочной перспективе нет.

Зато есть перспектива для депутатов от ДПН лишиться депутатской неприкосновенности?

 Это лицемерие. Подобное средство давно используется для шантажа и запугивания нас. Противники хотят, чтобы мы себя всегда чувствовали под дамокловым мечом.

Но сегодня, кажется, ситуация очень серьезная?

Да, в этот раз иммунитет могут и снять, они хотят пройти через такое. Но мы не склонимся. Более того, мы предлагали ранее два решения этого вопроса. Первое – оставить только «законодательный иммунитет», то есть защиту от преследований исключительно за заявления и выступления того или иного депутат, либо полностью убрать иммунитет за все виды правонарушений для всех депутатов. Наши оппоненты избегают решения этого вопроса, превращая вопрос об иммунитете в  карательный инструмент. Такие наказания не будут тяжелыми ни для меня, ни для моих коллег, но их можно сравнить с тяжелыми ранами, не заживающими годами. Всем еще памятно подобное решение в отношении Лейлы Зана и ее коллег. Политическое соперничество и аргументы в этом противостоянии должны ограничиваться лишь сферой политики, не превращаясь в орудие мести и сведения счетов. Турция и так не в очень хорошей политической форме, а дела могут пойти еще хуже, если будет снят иммунитет.

Насколько реальна возможность этого?

 В настоящий момент ПСР проводит зондирование общественных настроений по этому вопросу и, судя по всему, она намерена продвигаться и дальше. Мы же работаем над тем, чтобы не допустить такого развития событий, прилагая к этому все возможные усилия. И если даже иммунитет будет снят, мы продолжим нашу борьбу. Я не боюсь ни за себя, ни за своих коллег. Единственное, за что мы боимся, это- будущее Турции.

Вы возлагаете надежды на юридические действия в случае, если депутатский иммунитет все-таки будет снят?

Мы не рассматриваем это как первоочередное действие, ибо судебная система в стране полностью политизирована. Ситуация ныне еще хуже, чем во времена существования военных судов и судов государственной безопасности. Поэтому мы не ожидаем справедливого судебного разбирательства. Что правительство пытается сделать, так это разжечь шовинизм «линчуя» нас.

Собираетесь ли Вы поднять Ваш вопрос на международном уровне?

 У нас налажены хорошие отношения со всем миром. Можно быть уверенным, что международное сообщество не промолчит, поэтому мы, безусловно, выведем нашу проблему на международный уровень, задействовав все возможные контакты.

Рассматривает ли ДПН возможность ухода из парламента, если иммунитет будет снят?

 Никогда в нашей повестке дня не было такой опции, как уход из парламента. Мы останемся здесь до конца и продолжим нашу борьбу.

Как Вы думаете, почему премьер-министр Ахмет Давутоглу раскритиковал Вас за недавнее участие в пятничном намазе (общей мусульманской молитве). Это Ваш первый пятничный намаз?

Нет, конечно, не первый. Я становился на пятничный намаз много раз, это мое личное дело, оно никого не касается. Причиной этих нападок является то, что ПСР стремится использовать религию также и для привлечения курдов на свою сторону и онам опасается, что этот инструмент у нее отберут. Посещение пятничной молитвы стало вызовом для ПСР, поскольку один из ее принципов заключается в использовании ислама и мусульман, как исключительной собственности, на которую эта партия имеет полную монополию. Вот почему они так раздражены.

 Опубликованы записи Ваших встреч с находящимся в заключении лидером РПК Абдуллой Оджаланом. Говорится, что Вы организовали обмен посланиями между ним и лидером сиро-курдской партии Демократического Союза Салехом Муслимом?

Действительно, имели место входящие и исходящие послания. Но проблема не в этом. Она состоит в том, что ПСР строит свою внутреннюю и внешнюю политику на враждебности к курдам. Курды для нее – настоящая паранойя. А в результате пространство для проблем и напряженности только становится шире. Они не смогли преодолеть этой враждебности в период мирных переговоров и поэтому они закончились безрезультатно. После этого ПСР открыто  декларировала эту враждебность и начала войну. И эта враждебность, кстати, переносится и на личность Салеха Муслима.

Приходит информация о новых военных операциях на юго-востоке, к чему это может привести?

 Военнослужащие сил безопасности, члены РПК, просто молодые люди – все ни продолжают гибнуть и, к сожалению, такое развитие событий нельзя остановить. Окончание кровопролития зависит исключительно от направленности действий правительства. Однако оно отказывается от разработки какого-либо плана мирного урегулирования. Установление мирра и спокойствия – это ответственность не РПК, а правительства. Оно обязано это сделать, поскольку обещало гражданам мир. Однако правительство ожидает, что этим займется РПК, а ДПН окажется ответственной за этот процесс. Турецкое общественное мнение, увы, оказалось под влиянием такой позиции ПСР.

Идет много разговоров о досрочных парламентских выборах и многие утверждают, что ДПН на этот раз не удастся пройти в парламент?

Да, это открыто объявлено стратегией ПСР. В случае досрочных выборов они надеются получить конституционное большинство необходимое для изменения основного закона Турции. Для этого они готовы  к грязной политической игре с целью выдавить ДПН  из парламента.

Существует такая возможность?

Пока нам удается сохранить наш электорат.

Возможно ли изменение Вашей позиции по отношению к амбициям президента Эрдогана создать в Турции президентскую республику?

Не существует причин или оснований для введения президентской формы правления. Четыре основных парламентских партии стараются достичь консенсуса по этому вопросу, но кажется у нас нет шансов сесть и разработать либеральную и гражданскую  конституцию в условиях, в которых ныне существует ПСР. Если она решит внести на рассмотрение свой проект конституции (а ПСР намерена это сделать), мы не собираемся поддерживать эту инициативу

 Kurdpress — Перевод Ria Taza

Об авторе

RiaTaza

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи