До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Цитаты из книги Дым-дым

Цитаты из книги Дым-дым

В крепости Дым-дым была своя мечеть. И до того она была хороша, что люди, повидавшие свет, говорили: «Ни дать ми взять — стамбульская мечеть!» Купол ее уходил ввысь и сливался с голубизной неба. Выстроили и минарет, с которого мулла должен был сзывать народ на молитву. Все сделали как надо, вот только муллу долго не могли найти.
Однажды сам Хано поднялся на минарет и оттуда стал смотреть на крепость и ее окрестности. С высоты си увидел все близлежащие леса и горы с широкими дорогами и узкими тропами; спустившись вниз, Хано сказал мастеру:
— Надыр, ты великий знаток своего дела. За эту ме¬четь я награжу тебя золотом, как раньше наградил мастера, построившего крепость Дым-дым. Но прошу тебя, построй на четырех углах крепости по башне, та¬кой же высокой, как минарет. Ты курд, и тебе нечего объяснять, какая опасность грозит нам со стороны шаха Аббаса. Он ненавидит нас потому, что мы курды и к тому же сунниты. Каждый год он посылает на нас свое войско, а с таких башен наши люди смогут наблюдать за окрестностью и вовремя предупреждать нас о приближении врага. А мы уж сумеем встретить непрошеных гостей.


— Вон идет Хано Золоторукий. Тот высокий мужчина, видите?
Оба незнакомца повернулись в ту сторону, куда он указывал, и увидели величественного крепкого человека, идущего к ним в сопровождении слуг и народа. На нем была белоснежная аба, поверх нее накинута коричневая чоха. Талию туго перетягивал широкий красный пояс, за который был заткнут небольшой киижальчик с костяной рукояткой. Обут он был в шерстяные носки и полусапожки с короткими голенищами. От этого человека исходило ощущение спокойствия и силы. Ступал он осторожно, словно боясь, что земля не выдержит его тяжести. Высокий лоб, ясные большие глаза под густыми, чуть нависающими бровями, черные с легкой рыжинкой усы и бакенбарды, на левой щеке шрам от удара саблей. Так выглядел Хано.

Но никто не садился, ожидали, пока сядет Хано. Люди с любовью смотрели на своего предводителя: трудно было поверить, что этому могучему человеку, еще не седому, уже более семидесяти пяти лет. Когда все расселись, Хано обвел присутствующих зорким взглядом, казалось, ему хотелось убедиться, что все собрались и готовы слушать его рассказ. Но он медлил. Через некоторое время в саду появился старик, такой же высокий, как Хано, широкоплечий, с белоснежной бородой. На плече он держал длинноручный наджах. Люди из дальних селений, никогда раньше его не видевшие, сейчас же догадались, что этот гигант — отец Хано. Они были очень похожи — оба высокого роста, могучего сложения, с большими сильными руками. Старик, несмотря на седину, казался еще очень крепким. Когда он подошел совсем близко, первым встал Хано, затем все остальные. Старик занял место рядом с сыном.


Принесли тело Посто, накрытое черным шатком, снятым с его колоса слугой. Хано приблнзился к мертвому сэраскеру и сказал:
— Спи спокойно и не завидуй нам. Это мы завидуем тебе и твоей геройской смерти…
Потом обратился к окружившим воинам:
— Мы все, как Посто, если понадобится, отдадим свои жизни за землю наших дедов и прадедов.
Люди поклялись перед небом и землей до последней капли крови биться с ненавистным врагом. И повторили слова воинской чести своего аширата:
— Не завидуй нам. Это мы завидуем тебе и твоей геройской смерти…
Новый иранский главнокомандующий Сейфула-хан скоро понял, что имеет дело уже не с ©ми курдами; которые когда-то беспорядочной толпой или в атаку. Теперь курды были хорошо организованы, наступали по всем правилам, умели рассыпаться цепью и действовать согласованно.


Принесли тело Посто, накрытое черным шатком, снятым с его колоса слугой. Хано приблнзился к мертвому сэраскеру и сказал:
— Спи спокойно и не завидуй нам. Это мы завидуем тебе и твоей геройской смерти…
Потом обратился к окружившим воинам:
— Мы все, как Посто, если понадобится, отдадим свои жизни за землю наших дедов и прадедов.
Люди поклялись перед небом и землей до последней капли крови биться с ненавистным врагом. И повторили слова воинской чести своего аширата:
— Не завидуй нам. Это мы завидуем тебе и твоей геройской смерти…
Новый иранский главнокомандующий Сейфула-хан скоро понял, что имеет дело уже не с курдами; которые когда-то беспорядочной толпой или в атаку. Теперь курды были хорошо организованы, наступали по всем правилам, умели рассыпаться цепью и действовать согласованно.


— Скажи, Джаузо, кто так хорошо обучил этих женщин? — спросил Хано.
— Видишь ли, макул, мысль подал Хамза Чауш, а я организовал женщин в отряд. Вон та смуглая, средних лет,— Джаузо указал рукой,— вдова нашего лекаря. Прошлой осенью, когда На нас напали войска Кули-ха¬на, ее муж и сын погибли на зимних пастбищах. После этого она несколько раз приходила ко мне и просилась в отряд. Но как я мог взять ее, когда у нас одни мужчины?! Тогда Хамза Чауш и дал мне хороший совет. Он рассказал, что во время его службы в турецкой армии ему приходилось сталкиваться с женскими отрядами. Это было в странах, завоеванных турками. Нередко женщины сражались наравне с мужчинами, а иной раз и лучше мужчин. И Хамза Чауш посоветовал предложить вдове лекаря организовать женский отряд. Я сказал ей об этом, и, вот видишь, она подобрала самых смелых и ловких и привела сюда.
— Ну что ж, это очень хорошее дело. Только вот умеют ли они обращаться с луком?
Еще как! Однажды я попросил их показать свое искусство, и они начали пускать стрелы в цель. Я был поражен их меткостью и спросил, где они этому научились. Женщины ответили: «В юности мы соревновались с парнями, кто лучше попадет в цель из лука…»

Араб Шамилов

Riataza

Об авторе

RiaTaza

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи