До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Вы за независимость Курдистана?

Загрузка ... Загрузка ...

ИСТОРИЯ ИЗДАНИЯ КНИГИ АХМАДЕ МИРАЗИ «МОИ ВОСПОМИНАНИЯ» И НЕКОТОРЫЕ НЕИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЕГО ЖИЗНИ

ИСТОРИЯ ИЗДАНИЯ КНИГИ АХМАДЕ МИРАЗИ «МОИ ВОСПОМИНАНИЯ» И НЕКОТОРЫЕ НЕИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЕГО ЖИЗНИ

    В начале 1961 года на собрании секции курдских писателей Армении глава секции Аджие Джнди объявил, что на этот раз будут обсуждаться неопубликованные воспоминания Ахмаде Мирази. Таково было желание Вагана Григоряна – заведующего отделом художественной литературы госиздательства Армении. А причина заключалась в том, что оба внутренних рецензента представили свое отрицательное мнение об этой книге. Один из рецензентов был курдский писатель первого поколения, а другой – молодая сотрудница издательства. Но так как В.Григорян был хорошо знаком с Ахмаде Мирази и его творчеством, он не мог согласиться с их оценками и выдвинул вопрос об обсуждении этих воспоминаний на собрании секции.

      Аджие Джнди начал с того, что дал высокую оценку и воспоминаниям, и личности автора. Он подчеркнул, что книга имеет большое значение для курдской культуры, и он обеими руками выступает за публикацию этих воспоминаний. А.Джнди также указал на их огромную историческую ценность, потому что они проливают свет на многие неясные вопросы нашей истории.

      После этого выступили Джасме Джалил, Качахе Мрад, Шаое Лешо, Халил Мурадов, Шакрое Худо, я и некоторые другие присутствующие и тоже дали высокую оценку воспоминаниям А.Мирази. Затем слово взял В.Григорян, который поблагодарил всех за выступления и сказал, что книга будет опубликована, правда, не полностью, частично, но все же обязательно выйдет в свет.

      В конце слова попросил сам Ахмаде Мирази, и я очень хорошо помню, что он сказал: «В нашей деревне жил один человек, которого за смуглый цвет кожи прозвали Рашо. Так вот, однажды ему в руки попадается зеркало, он смотрится в него и сам себе говорит: «А ведь я не такой черный, как меня называют! И зачем только они говорят мне Рашо?» Так и с этими двумя рецензентами: если послушать наших товарищей, о чем они говорили сегодня, я не так уж и плохо пишу. Зачем они так со мной? Да ладно, пусть это будет на их совести!»

      Воспоминания Ахмаде Мирази составляли около 700 страниц машинописного текста. Было принято решение, что из них  будут опубликованы только 150 страниц. По предложению В.Григоряна, это дело поручили Аджие Джнди и мне.

      Покойный обращался ко мне не иначе как «xarzî», т.е. племянник (потому что моя бабушка Гозе со стороны матери была из рода Ахмаде Мирази). После обсуждения он сказал мне:

     — А давай-ка, племянник, возьми свой отпуск и приезжай ко мне! У меня, слава Богу, и дом хороший есть, и сад. Мы могли бы вдвоем работать над книгой, а когда уставали бы, выходили бы в сад отдохнуть.

      К сожалению, этому не суждено было сбыться, потому что именно в тот год Ахмаде Мирази скончался – у него была астма. Узнав о его смерти, мы, представители курдской интеллигенции, на двух автомобилях поехали на похороны (жил Ахмаде Мирази в селе Советакан Октемберянского района). Среди нас были Мирое Асад, Шаое Лешо, Качахе Мрад, Халил Мурадов, Микаеле Рашид, Шарафе Ашир и я. Мы поехали, но, увы, опоздали на церемонию, и житель села Камушлу по имени Чаче пригласили нас к себе домой. Кстати, первым некрологом, опубликованным в газете «Рйа таза», был некролог Ахмаде Мирази.

      После его смерти папки с воспоминаниями остались у меня. Я приступил к работе над книгой и, как того требовало решение издательства, из 700 страниц выбрал 150. Это была очень тяжелая работа и заняла много времени. Вся сложность заключалась в том, что это были не рукописи, а напечатанный на пишущей машинке текст (эту работу выполнила сотрудница радио Джулик, армянка по национальности), который автор не успел прочитать и внести исправления. Поэтому в тексте было очень много ошибок: например, я наталкивался на 3-4 разных варианта написания одного и того же слова.

      Одним словом, я отобрал 150 страниц и передал их Аджие Джнди. Он прочитал, одобрил мой отбор материала и редактирование, написал предисловие и передал все это машинистке редакции газеты «Рйа таза» Офелии Аветисян, чтобы она набрала текст. А.Джнди сам заплатил ей за ее работу. Потом я оповестил членов семьи Ахмаде Мирази, чтобы они пришли и забрали текст воспоминаний (те самые 700 страниц). Ко мне пришел сын его брата (его звали Вали) и все унес с собой. О дальнейшей судьбе этих бумаг мне ничего не известно.

      В 1966 году эта книга под названием «Мои воспоминания» вышла в свет. Ее редакторами были Аджие Джнди и я. Несмотря на то, что книга была издана на кириллице, в Северном Курдистане, Европе и Грузии (потому что в свое время покойный несколько лет работал в Тбилиси) она была воспринята очень тепло и вызвала большой интерес. Очень и очень многие хотели ее приобрести.

      Правда, хоть я и был одним из редакторов этой книги, но даже после ее публикации я несколько раз ее перечитывал, и, несмотря на то, что прошло много лет, я хорошо помню это повествование во всех подробностях. Воспоминания интересны тем, что перед читателем открывается широкая и разнообразная картина: жизнь курдов Турции в то время, отношения между людьми, народные обычаи и традиции, беды и угнетение со стороны властей Османской Империи, бегство части нашего народа в сторону России… Очень жаль, что те 700 драгоценных страниц воспоминаний не были опубликованы полностью! Но тогда ничего нельзя было поделать – таково было официальное решение, которое невозможно было нарушить.

                                               * * *

      Я хотел бы также рассказать о деятельности Ахмаде Мирази в другой области. Еще в 1935 году, в период его работы в Тбилиси в клубе им.Лукашина, по поручению Института истории культуры Армении А.Мирази перенес с арабской графики на латиницу 236 страниц поэмы Ахмаде Хани «Мам и Зин». Данная работа хранится в Национальном центре рукописей Грузии. Кроме того, он также перенес с арабского шрифта на латинский ряд стихотворений Факие Тайран и записал несколько стихов (beyt). Здесь будет уместным упомянуть, что Ахмаде Мирази учился в медресе, чем и объясняется то, что он знал арабские буквы. И еще – в этом вопросе ему также оказал помощь К.Бадырхан. Данные сведения содержатся в книге Караме Анкоси «Описание курдских материалов Национального центра рукописей Грузии» (Тбилиси, 2009).

      Кроме вышеизложенного, покойный подготовил большой сборник и отправил его в Ленинград в Институт востоковедения для публикации. В том сборнике в основном были фольклорные материалы. Вскоре после этого А.Мирази ушел из жизни. Канате Курдо в отношении того сборника дважды писал в редакцию газеты «Рйа таза». В первом своем письме он сообщил, что сборник ими получен и будет опубликован. Но во втором письме уже писалось, что, к сожалению, у Института нет возможности опубликовать эти материалы и поэтому их отсылают по почте обратно, на имя членов его семьи.  Как сложилась судьба этого сборника – также неизвестно. Вот только поговаривали, что «охотники» за подобного рода материалами несколько раз приходили к нему домой, но удалось ли им прибрать к рукам и воспоминания, и фольклорный сборник – я не знаю.

      Вне всякого сомнения, значение воспоминаний и того сборника для нашей истории и культуры весьма велико. И мне очень хотелось бы верить, что они найдутся и будут опубликованы.

Сентябрь, 2015 г.

Ереван.

автор — Амарике Сардар

Перевод с курдского

Нуре САРДАРЯН (Нура Амарик).

Riataza

Об авторе

RiaTaza

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи