До референдума о

Независимости Курдистана

осталось:

Вы за независимость Курдистана?

Загрузка ... Загрузка ...

Чья работа труднее?

Чья работа труднее?
В одном ауле жили-поживали муж и жена. Детей у них не было. Летом муж

нанимался в чабаны, пас чужие отары, а жена оставалась дома. Возвращаясь с
пастбища, муж говорил жене:
— Слушай, жена, я всегда в поле, в горах, в дождь и в град при отаре, а
ты целый день дома, в тепле. Какие у тебя заботы? Никаких.
Очень сердилась жена за такие слова, а однажды утром сказала она мужу:
— Ты оставайся дома, сегодня я пойду в ноле пасти овец.
Муж обрадовался:
— Хорошо, только расскажи мне, что надо делать.
— Убери в доме, дай корма наседке с цыплятами и выпусти их из
курятника. Только посматривай чтобы цыплята не разбежались и коршун их не
утащил. Потом просей муку. Из муки замеси тесто. Затем затопи тэндур (печь,
где выпекаются лепешки) , приготовь обед, а потом испеки лаваш. В полдень
подои козу и овец, молоко процеди, чтобы чистое было, вскипяти, и дай
немного остыть, потом разлей его и заквась, чтобы завтра был катых (густое
кислое молоко). Вот шерсть, спряди из нее нитки, я вернусь и свяжу носки и
рукавицы на зиму. Из навоза непременно наделай кизяков (сушеные лепешки из
навоза для растопки печи) , чтобы было чем топить зимой. Из вчерашнего
катыха сбей масло, иначе он прокиснет и испортится. У меня там еще белье
замочено, и ткань я начала ткать, но это оставь — уж так и быть: приду
вечером, сама сделаю.
— Иди, жена,- воскликнул муж,- я все сделаю и хоть раз отдохну дома!
Ушла жена отару пасти, а муж убрал в доме, как жена велела, потом
накормил курицу с цыплятами. Цыплят он решил привязать длинной ниткой к
курице, чтобы они не разбежались. Потом затопил тэндур, поставил обед
варить.
Вдруг ему показалось, что за окном, высоко в воздухе, курица кудахчет.
Удивился он, выскочил на улицу и видит, что коршун держит одного цыпленка в
когтях и летит, а на ниточке висят все цыплята и курица. Курица кудахчет с
перепугу. Бросился он вдогонку за коршуном, хотел поймать нитку с висящими
на ней цыплятами и курицей. Долго гнался, но не догнал. Коршун скрылся за
горой.
Когда муж вернулся домой, то увидел, что тэндур совсем потух, вода в
казане с крупой вся выкипела, а крупа пригорела. Затопил он снова тэндур,
тут же высыпал из мешка муку в корыто и хотел просеять ее, но подумал, что
время летит, а работы еще много, и решил: Привяжу я горшок с катыхом к
спине. Пока буду муку просеивать и тесто месить, масло само собьется .
Так он и сделал.
Когда стал просеивать муку, горшок двигался то вправо, то влево, и
масло постепенно сбивалось. Муж радовался своей находчивости.
Но опять случилась беда.
Стоя месить тесто было неудобно, и он встал на колени — горшок
перевернулся, и весь катых из него вытек на пол. Кое-как муж отвязал горшок,
а комнату подмел и посыпал золой, чтоб посуше было.
И снова принялся тесто месить. Едва кончил месить, увидел, что тэндур
накалился, и стал лаваш печь.
А тут у дверей заблеяли овцы и коза. Он схватил медный котел и побежал
их доить. Сначала доил овец. Доить было нелегко, потому что они к нему не
привыкли. Когда он стал доить козу, та дважды вырывалась, а на третий раз
копытом толкнула котел, и больше половины молока разлилось.
Очень он устал. Когда подоил и овец и козу вернулся в дом и видит —
лаваш в тэндуре сгорел. Решил он хоть молоко вскипятить. Не топить же снова
тэндур, вскипячу я молоко на улице, на костре,-решил находчивый муж,-так
легче и быстрее .
На небе уже появились звезды, во дворе было совсем темно. Разжег он
костер, повесил над ним котел с молоком, взял ложку и стал молоко мешать,
чтобы оно не подгорело.
А в это время его жена возвращалась домой. Еще издали увидела она у
своего дома костер и удивилась. Зачем ему костер понадобился? — подумала она
и поспешила к дому. Муж и не заметил, как подошла жена, а она спросила:
— Что случилось, зачем ты костер разжег? — Решил молоко на дворе
вскипятить, так удобнее,-сказал он.
Молоко вскипело. Жена подхватила котел и унесла в дом. Муж стал
рассказывать обо всем, что с ним за день приключилось.
— Я проголодалась, дай мне поесть,- попросила жена.
— Кроме молока, ничего нет, не успел я сварить, совсем забегался.
Знаешь, жена, завтра ты уж лучше сама оставайся дома и занимайся хозяйством,
а я пойду овец пасти.
С тех пор муж больше никогда не говорил, что его работа труднее. И
стали они жить дружно.

Об авторе

RiaTaza

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи